Посчитали – прослезились

Наш земляк Александр Миронов, генеральный директор «Трансстройсервис», опытный строитель с солидным стажем, знает, видит, понимает проблемы жилищного строительства, как говорится, изнутри. О них наша беседа.

— В прошлом году я ввел в эксплуатацию дом на 90 квартир и продал его. Предполагал реализовать квартиры в пределах 25-26 тысяч рублей за квадратный метр. Но поскольку наступил кризис, ипотека «накрылась», и, чтобы не «уйти на дно», не остановить строительство жилья, держась за эту цену, я ее снизил и реализовал квартиры, — рассказывает Александр Миронов.

Мой собеседник считает, что поступил в кризисной ситуации правильно. Стройка не оказалась «замороженной». Взаимоотношения застройщика и дольщиков-клиентов не перешли в негативные. Сохранен имидж строительной организации. Освободившись от прошлогоднего «груза», можно решать сегодняшние задачи.

Александр Миронов считает, что сегодняшний кризис для наших аналитиков труднопонимаемый. Можно подгрести под себя свои капиталы и сидеть, ждать его окончания. А другой вариант – активные действия. «Я со своим чутьем  ситуации, ее анализом, пониманием экономических  взаимоотношений пойду вперед, продолжая строить жилье. Чтобы не потерять потенциал, тонус, не растерять рабочих, необходимо пройти трудный путь, даже не имея прибыли, с минимальной рентабельностью», — говорит гендиректор.

По его мнению, в области по этой причине практически у всех строителей не хватает оборотных средств. Потому мы строим жилье с долевым участием, т.е. привлекаем деньги дольщиков. Для застройщиков такая практика невыгодна, в связи с тем, что цена квадратного метра низкая (чуть больше себестоимости). К тому же возникают риски: строители должны уложиться в жесткие сроки возведения дома, записанные в договоре с дольщиками. Если возникают непредвиденные обстоятельства, к примеру, сутками льют дожди, подвел поставщик материалов, то сроки окончания строительства отодвигаются. Дольщики по действующему законодательству могут обратиться в суд и потребовать за каждый просроченный день уплатить неустойку.  А неустойка по закону о защите прав потребителей «сумасшедшая» такая, что тебя «разденут» догола.

— Закон ввели для покупателей товаров ширпотреба, не подумав о строителях. Наверное, его можно применять там, где создают «пирамиды», людей (дольщиков) «кидают». Но зачем его слепо применять к добросовестным строителям? Нельзя же одинаковый процент неустойки требовать от тех, кто торгует утюгами и телевизорами, и от тех, кто строит людям жилье, но в силу обстоятельств ввел его в эксплуатацию на месяц-два  позже срока, указанного в договоре о долевом строительстве. Ведь что получается? Допустим, я на месяц задержал сдачу жилья, а человек, уплатив по договору миллион рублей за квартиру, с меня может востребовать полтора миллиона неустойки. Люди у нас разные. Есть по натуре «халявщики». Могут «кинуть», обмануть и дольщика, как были случаи в Москве, а могут попытаться «раздеть» застройщика.

— Подавляющее большинство клиентов понимают наши трудности, видят несовершенство законодательства и, как говорится, не возникают. Но был и у меня случай с требованием неустойки. Я собрал людей и говорю им: “Либо нам сейчас устроить бузу и все дело испортить — «заморозить стройку». Миллионные неустойки все равно никто не получит. Либо мы заключим соглашение и продлим сроки строительства дома”. Разум восторжествовал – вместе мы приняли принципиально правильное решение, и люди получили свои квартиры, хотя и с некоторым опозданием относительно срока, указанного в договоре, — рассказал мне о своих трудностях строительства жилья Александр Миронов.

Чтобы обезопасить себя от ненужных судебных разбирательств с дольщиками, строителям жилья приходится изворачиваться: они в соответствии с нашим законодательством создают всевозможные временные организации — «конторы» с минимальным уставным капиталом – 10 – 15 тысяч рублей. Все имущество организации – печать да стопка бумаг. Что взять с такой конторы? Приставы, имея на руках решение суда о взыскании неустойки, с таким субъектом хозяйствования ничего не могут поделать. «Низы» проблему видят, а «верхи», законодатели, похоже, не замечают.

Разговор заходит о строительстве коттеджей в районе поселка Приамурский.

— Там у меня поселок на 800 коттеджей. Очень хорошее место. У нас проект на строительство до 2017 года, — поясняет Александр Миронов. – В прошлом году закончили проектирование коттеджного поселка и прошли экспертизу. Сейчас «пробиваем» дорогу к  инвестированию из федерального бюджета инфраструктуры поселка. Аналитики просчитали, и мы тему изучили и пришли к выводу: жилье здесь можно строить дешевле, чем строим его сейчас. Но!.. Только в том случае, если государство возьмет на себя хотя бы часть расходов по созданию инфраструктуры: прокладке дорог, подводке электроэнергии, воды, канализации. Убежден, это необходимое дело должно взять на себя государство, если мы хотим всерьез, по-настоящему и надолго обживать Дальний Восток.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *