Православная романтика

Православная  романтика

Священник Иоанн Щёлоков — настоятель храма Веры, Надежды, Любови и матери их Софии в селе Валдгейм. А девять лет назад он оказался… на Тайване с одной сумкой вещей и стремлением выучить китайский язык.

 

«Ты можешь что угодно!»

 

— Двадцать два года — это такой возраст, когда ты можешь сделать что угодно, поехать куда угодно. Хоть в Китай, хоть в Японию, если сам не ставишь для себя преград, — говорит мой уже носящий солидную бороду собеседник.

Китайским языком он заинтересовался в семинарии Троице-Сергиевой Лавры, где посещал занятия при Дальневосточном кабинете. Упор в нём делается как раз на китайский язык. Но преподают также и корейский. Отец Иоанн говорит, что почувствовал в своей душе гармонию с Востоком и тем, что связано с ним.

На Тайвань он вместе с двумя другими семинаристами попал, пройдя конкурс, в котором участвовало десять человек. Там они поступили на двухгодичные курсы языка в католический университет Фужэнь. Это учебное заведение, основанное католическими миссионерами в 1925 году как католический университет Пекина (в настоящее время — Пекинский педагогический университет), а в 1961 году возобновившее свою деятельность на Тайване.

У нас традиционно дорогостоящим и масштабным делом создания университетов занимается государство, а за границей это часто делают частные лица или организации. Нередко высшие учебные заведения создают как раз религиозные организации — было это в прошлом, есть и сейчас. Впрочем, так когда-то было и в России.

Ожидания того, что Ивана со товарищи поселят в келье со средневековой кладки каменными стенами и полукруглой дверью из дубовых досок, не оправдались. По рассказам отца Иоанна, жили семинаристы из России в современном здании, похожем на просветительский центр… в Валдгейме, где и состоялась наша беседа. Только там здание было больше по размеру.

«Внизу была кухня с великолепными холодильниками», — говорит отец Иоанн. Холодильники они регулярно пытались опустошить (молодые люди на аппетит не жаловались), но это не получалось: их снова наполняли монахи-католики. Среди них были итальянцы, испанцы, американцы и вьетнамцы! Азия-с! Религиозную же жизнь православные семинаристы вели в греческой церкви, также находящейся на острове.

— Тайвань — прекрасное место! — говорит наш собеседник. И всем советует съездить туда, покататься на мопеде по прекрасным горам и ущельям

— Красота! Маленькая Япония, даже лучше, красивее. Остров вулканического происхождения. Горы, ущелья, орлы летают в облаках у тебя под ногами! — эмоционально вспоминает о. Иоанн.

Тайваньцы считают себя отдельным государством и нацией — китайцами, но тайваньскими. Китай, в свою очередь, претендует на этот остров как свою неотъемлемую часть. Россия (как и многие страны мира) не признаёт «политики двух Китаев.

 

«Пар из ушей — учим китайский»

 

Протяжённость острова близка к расстоянию от Биробиджана до Хабаровска, при этом там проживает 23 миллиона человек! Иван Щёлоков учил язык с полным погружением — говорил только на китайском. Некоторые друзья даже обиделись на него из-за этого. «Пар из носа, пар из ушей — учим китайский» — таков был девиз старательного студента.

Чтобы сделать это на должном уровне, нужно освоить как минимум 3000 иероглифов. Каждый иероглиф, чтобы запомнить его на уровне мышечной памяти, необходимо написать пятьдесят раз.

Читать Иван старался всё подряд: «Лишь бы иероглифы перед глазами мелькали». Но чтобы читать с удовольствием, нужно знать 80 процентов иероглифов в книге. Иначе, когда за каждым словом лезешь в словарь, чтение превращается в муку. Поэтому первую книгу с удовольствием Иван прочёл через полтора года изучения языка. Она называлась «Живой», и рассказывала о тяжёлой судьбе китайца во время так называемой «культурной революции» 1960-70-х годов. Книга произвела на Ивана сильное впечатление. Кстати, по ней знаменитым режиссером Чжаном Имоу поставлен фильм. Многие острые моменты романа в нём сглажены, но смысл и впечатление от книги он передаёт верно. Будущим китаистам очень рекомендуется…

 

Гром гремит — Тайвань трясётся…

 

Однажды во время занятий, вспоминает отец Иоанн, началось землетрясение. Такое часто бывает на вулканическом острове. Учитель предложил всем выйти на улицу, на что студенты ответили отказом: «Учимся дальше!»

Вот такая тяга к учёбе возникает у студентов на китайской земле…

На Тайване Иван провёл два года — сначала год, потом возвращался на год в Россию, где закончил семинарию, и потом ещё год на Тайване. После этого отец Дионисий Поздняев — священник из Гонконга и глава братства святых апостолов Петра и Павла, занимающегося переводами православной литературы на китайский язык, — пригласил молодого человека в континентальный Китай. Продолжить изучение языка. Там Иван Щёлоков ещё четыре года учился в университете Гуанчжоу, после чего работал в международных компаниях, занимался закупками и продажами. На досуге за время учёбы участвовал в забегах, пел в караоке (что очень любят китайцы), ходил к знакомым «чифанькать», то есть участвовал в застольях, китайцы их тоже очень любят. Китайские застолья отличны тем, что проходят за круглым столом без алкоголя — его заменяют громкие разговоры и обильная жестикуляция.

Больше всего из туристических поездок по Китаю отцу Иоанну запомнился город Шангрила. Его название переводится как «рай на земле». «Китайцы взяли, построили город и назвали его рай», — шутит он.

Город, заложенный в пору средневековья, находится в предгорьях Тибета. В тех местах разрежённый воздух и дышать трудно, поэтому для иностранцев продают кислород в баллончиках, который наш турист с удовольствием очень быстро «сдышал». Понравились местный чай, который и готовили очень долго, и принесла его улыбчивая и очень медлительная официантка… Из уличных «картинок» запомнился человек, мывший голову в реке, протекающей через город, водой из серебряного чайника… В общем, ритм жизни там свой…

По будням отец Иоанн жил в Гуанчжоу, где и учился. В субботу участвовал в службах там же или в Шэньчжэне, в воскресенье ездил в Гонконг (нынешний Сянган). Между Гуанчжоу и Гонконгом 45 минут езды на электричке и ещё один час 10 минут на поезде.

— Скоро это будет один огромнейший мегаполис, нечто из XXII века — город, районы которого раньше были отдельными городами, — уверен священник.

В Гуанчжоу проживает 15 миллионов, столько же примерно — в Гонконге, ещё 20 миллионов — в Шэньчжэне. Между этими огромными городами и ездил будущий отец Иоанн. У нас в России таким образом, кстати, разросся город Сочи, поглотив Адлер и другие населённые пункты. Большой Сочи тянется вдоль побережья на 105 километров, но населения в нём значительно меньше…

 

Богу понятны все языки

 

В Гонконге, где служит отец Дионисий, более развита была научная деятельность — переводы. Ими занимался и отец Иоанн. Ему самому нравится перевод книги «Завтра воскресенье», повествующей о китайской семье, собирающейся в храм.

В других городах молодой человек занимался организацией церковной жизни и пел на клиросе. В Пекине его жена, мать Ольга, кстати, растрогалась тем, как была организована церковная служба: китайцы стоят с переводом Литургии на китайский язык, священник ведёт службу по-английски, они сопоставляют английский текст с китайским и отвечают. И получается то, что быть и должно! Молитву «Отче наш» там, по традиции, каждый читает на своём языке.

Из церкви после службы, в субботу и воскресенье, люди сразу не расходились. Взрослые обсуждали богословские вопросы, а дети играли. Потом шли в какой-нибудь ресторанчик или кафе. (Ивану нравился бразильский ресторан). Это общение приносило пользу не только общине —  его просто не хватало русским людям, жившим в Китае. На Пасху и другие большие праздники «экспатской» компанией выезжали на пикники. Экспаты — это люди, уехавшие в другую страну, но планирующие вернуться обратно. Ещё в Гуанчжоу они взяли шефство над детским домом для детей-инвалидов. Его навещали раз в неделю — играли с детьми, кормили их. Были рады и дети, и нянечки, которые могли отдохнуть и попить чаю…

Ещё молодому священнику нравится то, как устраивалось обеспечение прихода в Китае. Православные люди, которые хотели, чтобы у них работала церковь, собирались вместе, снимали помещение, обеспечивали его всем необходимым, оплачивали проезд и стипендию священнику. Сумма, разделённая на всех, получалась небольшой, но люди участвовали в жизни прихода. Отец Иоанн хотел бы перенести свой заграничный опыт на нашу почву.

 

«С китайцами общаться легко, проповедовать им — сложно»

 

Говоря о китайцах, отец Иоанн отмечает, что молодые люди в Китае легки на подъём, общительны, сразу идут на контакт, пытаются пообщаться с тобой — по горам полазать или пострелять по шарикам из пистолета. С ними общаться легко. Но наш собеседник — православный священник — и в Китае помогал налаживать церковную жизнь, поэтому для него в первую очередь важен вопрос проповеди. Однако, по его словам, китайцы — это народ, который живёт своими тысячелетними устоями, ментальными шаблонами. Их национальная культура очень глубока, и поэтому проповедовать им сложно.

«Мы верим в то, что христианство меняет человека», — говорит он, отмечая, что христиане также учатся, работают, заботятся о семье, как и другие люди. Но Бог для них на первом месте (а обретают его, в том числе в заповедях и их исполнении). Поэтому, даже занимаясь обычными делами, все свои знания и навыки они несут Ему.

Молодой священник убеждён в том, что идея Бога как абсолютного добра, честности, справедливости и любви должна освещать все сферы деятельности людей. И в семьях между отцами и детьми, между боссами и их работниками, между начальниками, между государствами…

— Всё это должно работать по-христиански, а не по законам джунглей. Хотя все люди страдают законами джунглей. Так и китайцы смогут далее делать то, что делают прекрасно, — развиваться экономически, но отношения в обществе будут человечнее, — считает отец Иоанн.

Справка

По преданию, в Китае проповедовали ещё последователи апостола Фомы, пришедшие из Индии. Русская Православная Церковь начала свою деятельность в Китае триста лет назад. При императоре Петре Первом была организована миссия, предназначенная для духовного окормления потомков казаков-албазинцев, оставшихся в Китае, миссия также занималась изучением языка, истории, культуры и религий Китая. В начале двадцатого века в ходе боксёрского восстания были убиты за веру 222 православных китайца, что составляло на то время почти половину православной общины. После этой трагедии миссию хотели закрыть, но было принято другое решение. Её восстановили и она начала активную проповедь для всех китайцев. В ходе «культурной революции» православная церковь в Китае снова сильно пострадала. Сейчас она возрождается.

Комментарий “Православная романтика”

  1. Спасибо. Очень душевный материал. Маленькое замечание: вы пишете: «… в воскресенье ездил в Гонконг (нынешний Сянган)»…
    Сянган это и есть Гонконг, и Сянган не стал нынешним, а всегда был Сянган 香港 xiang gang на путунхуа, общепринятом диалекте государственного общения КНР.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × пять =