Праздник кущей

Праздник кущей

Хорошо ли живется современным евреям в шалашах?

Однажды мне довелось попасть на самый настоящий Суккот в Израиле, когда я была там в молодёжном лагере. Мы, тогда еще совсем юные мальчики и девочки, жили в шалаше, и для нас это было настоящим приключением. 

Суккот – один из самых древних еврейских праздников и один из самых интересных. Он тесно связан с историей исхода древних евреев из Египта и их странствий по пустыне. Каждый год современные люди в Суккот как бы напоминают себе – помни, откуда ты родом, как жили твои предки. Отсюда традиция жить и есть семь дней в «сукке» –  ритуальном шалаше, построенном возле дома. 

«Сукка вносит коррективы в естественную склонность привыкать к земле, на которой живешь. Она велит евреям не особенно укореняться в изгнании. Тысячелетиями евреи строили дома в диаспоре, возникали очень богатые в других странах дома… Но вне Израиля все такие дома евреев оказывались временными, рассыпаясь в прах при повороте колеса, приводящего к власти новые силы. Часто самообман и желание пустить прочные корни мешали евреям понимать происходящее до тех пор, пока не становилось слишком поздно для побега» (Ирвин Гринберг).

И это вторая причина, по которой евреи на целых семь дней переселяются во временное жилье. Неустойчивость их положения в разных странах, случаи тотального геноцида и просто разнообразных гонений и изгнаний тому яркое свидетельство.  

В Суккот, или Праздник кущей, следуя традиции, евреи всего мира временно переселяются из своих уютных квартир с мягкой мебелью и бытовой техникой… в шалаши. В самые настоящие хижины, которые каждый должен построить сам из подручных материалов. Причём крыша шалаша намеренно делается сквозистой, чтобы сквозь неё было видно звёзды. Это напоминание о ночёвках под открытым небом во время странствий древних евреев по пустыне. 

Правда, в Биробиджане Суккот нередко совпадает с первым снежным покровом. Соблюдать такие «неморозоустойчивые» традиции предков  нелегко, и в настоящем шалаше может жить только очень смелый еврей. В этом году с погодой полегче. (Хотя в Хинганске снежок уже видали!) Зато люди с радостью пришли на яркое местечковое представление в городской Дворец культуры, а после представления получили в подарок от еврейской общины сладости и фрукты, ведь в Суккот принято звать в свой шалаш (сукку) друзей, соседей, угощать их за праздничным столом.

Я еврейка по крови и по соб-ственному мироощущению, но я еврейка светская. Все традиции этого народа, моего народа, были интересны мне с юности. Поэтому я с радостью согласилась поучаствовать в строительстве шалаша на Суккот. 

Конечно, наш Суккот начинался с пальмовых ветвей. Йом-Кипур – Судный день, день поста, покаяния и прощения закончился, все наши поступки Б-г уже оценил по достоинству, и можно было приступать к строительству сукки – нашего шалаша. Чтобы не получилось, как у трёх поросят, одна стена нашей «избушки» была капитальной – её роль отлично исполнила стена молодежного центра, в котором мы жили. Две другие стены, образующие угол, – из старых решетчатых деревянных поддонов (на подобных в России перевозят хлеб – прим. авт.) и ткани. Сукку можно было купить и в… супермаркете! Но это было слишком прозаично для наших жаждущих приключений юных умов. 

Чтобы сукка была кошерной, то есть «правильной», разрешённой к проживанию, её стены должны были выдерживать ветер, характерный для этой местности, то есть для приморского Тель-Авива. В этом городе в октябре можно было опасаться скорее не морозов, а сырости и того, что поутру все будет противно-влажное, чем того, что наш домик разрушится от того, что на него сильно дунут. Всё-таки не волки рядом живут. 

Нашей креативности и энтузиазма хватило и на то, чтобы соорудить импровизированную дверь, и наша избушка обрела какой-то немного законченный вид. Ах да, крышу забыли! Кстати, по нормам кашрута и по традиции строительства сукки вообще, если вы вдруг решите положить крышу на каркас своего шалаша, а стены вы ещё не возвели, то «избушка» будет некошерной! Как это исправить? Легко. Приподнять крышу и поставить её на место. Чем накрывать такой дом? Конечно, пальмовыми ветками. Чтобы и звёздное небо было видно, и от дождя укрыться, если что. Кстати, звездное небо через небольшие отверстия в крыше и стенах должно быть видно по правилам кашрута. 

Внутри на стены взрослые помогли нам прикрепить белую льняную ткань, которая создала иллюзию ремонта в нашем доме. Позже там появился обеденный стол, места, где можно посидеть и полежать,  и наши рисунки и поделки. 

За что дети всего Израиля любят Суккот? Строительство шалашей – это такой простор для фантазии! Это как собранный конструктор в натуральную величину, внутри которого ещё и жить можно. А ещё это непаханое поле для разного рода креативных штуковин – поделок, оригами, рисунков, картинок и прочего детского хенд-мэйда. 

В нашей сукке над столом появилась фотография златоглавого Иерусалима («Если я забуду тебя, о Иерусалим, пусть отсохнет моя правая рука…»), красочные поздравления, рисунок четырёх символов Суккота – ветвей разных деревьев. На потолке мы развесили украшения, похожие на нашу новогоднюю мишуру, и фрукты, привязанные на нитках.

Некоторые подростки в Израиле умудряются строить двухэтажные шалаши, но  ортодоксальные евреи этого не одобряют. Строят шалаши и на балконах жилых домов, но при условии, что над твоим балконом нет крыши, козырька или другого балкона. Выше крыши шалаша – только небо и Всевышний. 

По этому же поводу в сукке не разрешают пользоваться техникой, гаджетами, слушать музыку. Но евреи — народ веселый и сметливый: если слушать музыку нельзя, то петь-то никто не запретит!

Кстати, о поющих евреях. Спустя несколько лет, в мой второй визит в Израиль, я ехала в автобусе из Наарии, самого северного города страны, в пригород Тель-Авива. Это был канун Шаббата, и многие спешили вернуться домой, пока автобусное сообщение не прекратило свою работу с появлением первой субботней звезды. В автобусе почему-то было много датишных ребят (из глубоко религиозных семей) в их полосатых накидках поверх белоснежных рубашек. Может, торопились в синагогу. В общем, они были в отличном настроении и громко пели на весь автобус. Разные песни на иврите. Слова некоторых песен я даже знала и стала с улыбкой подпевать, так они заразительно веселились. И один из «певцов» подошел ко мне и стал что-то объяснять на иврите, отчаянно жестикулируя, потом перевёл всё это на английский, и я с трудом поняла, что у них сегодня праздник и он хочет, чтобы всем вокруг было весело и радостно. Радостно было вместе с ними затянуть «Шма Исраэль элохай»…

Но вернемся к нашему детскому Суккоту. Когда шалаш уже был украшен и всё было готово, мы собрались в сукке всей нашей молодёжной группой. Потому что хотя еврей  ночевать семь дней в сукке и не должен, но принимать пищу в праздничные дни следует только там. Если уж совсем не получается соблюсти традицию – сукка маловата и вся семья не вмещается или на улице слишком холодно для застольных посиделок, то нужно хотя бы соблюсти несколько праздничных традиций. 

Самая важная из них – это «Нетилат лулав», волновое движение от сердца к миру. В течение всех дней (кроме субботы) евреи берут в руки соединенные вместе четыре особых вида растений. При благословении ими взмахивают по направлению всех четырёх сторон света, а также вверх и вниз. В дни праздника во время утренней молитвы обходят синагогу с четырьмя видами растений в руках, а в седьмой, заключительный день праздника, такой обход совершают семь раз. И произносится молитва при этом. Короткая, запоминающаяся и напоминающая каждому еврею, что все люди одной крови равны. Четыре вида растений символизируют разных евреев, которые только вместе — сила.

Этрог, близкий родственник лимона, символизирует евреев, которые знают Тору и всегда совершают добрые дела. Этрог имеет и вкус, и запах, но он такая же часть праздничного «букета».  Лулав, побег финиковой пальмы, это прообраз еврея, знающего Тору, но совершающего добрые дела лишь отчасти. Поэтому и символ его даёт сладкие плоды, но без запаха. Адас – ветка миртового дерева. Это добрые евреи, но не изучающие Тору. Мирт, их символизирующий, — растение, сладко пахнущее, но несъедобное. И арава – ветка ивы. Это евреи, не изучающие Святое Писание и не замеченные в свершении добрых дел. Вот и ива не имеет ни запаха, ни вкуса. Но тем не менее все евреи в этой традиции важны и равны. Это идея объединить всех евреев на основе Торы и её заповедей, где каждый отдельный еврей является неотъемлемой частью всего народа. 

Конечно, нам намного интереснее было просто разглядывать и щупать все эти невиданные до того времени растения, а про равенство евреев мы и так понимали всё с полуслова. Вот чем отличался от меня кудрявый и кареглазый Валерка, если он тоже любил сэндвичи с сыром на завтрак и смотреть на звезды по вечерам? Остальное нас, детей, тогда вообще не волновало. 

В общем, тогда в Сукке у нас был кошерный ужин, правда, вместо праздничного вина в наших стаканчиках был виноградный сок. А потом нам всем разрешили не спать, петь песни и играть в игры. Из всех шалашей в других домах тоже доносились веселые крики, свет долго не гас. Мы долго пели песни на двух языках, мадрихи (наши вожатые – прим. авт.) рассказывали нам какие-то мудрые еврейские притчи или сказки. Потому что на волшебные сказки эти истории были больше похожи. Кого-то из наших ребят от усталости сморило, и несколько человек уже спали на матрасе в другой части шалаша. А мы с Валеркой, как последние романтики, сквозь крышу нашего временного дома смотрели на израильские звезды, так непохожие на наши, и радовались, что всё-таки правильно придумали делать крышу из пальмовых веток…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *