Преодоление жизни

В этом году исполнится 70 лет с того страшного дня,  когда 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Она бедой  вошла почти в каждый дом.

Свой след оставила война и в судьбе семьи Ильиных, о которой рассказывает наш внештатный корреспондент Лилия Барбышева. Этой публикацией мы открываем нашу новую рубрику «След войны».

Ждем ваших писем и воспоминаний о том, какую роль сыграла война в вашей судьбе,  судьбах ваших близких и родных.

Оглушенный грохотом снарядов, рвущихся рядом, Коля съежился от испуга и громко заплакал. Летели какие-то осколки, со звоном разлетались стекла, пыль сыпалась на кроватку. Отплевывая хрустевшую на зубах землю, он попытался слезть с кровати, но… не смог — острая боль пронзила все его худенькое тельце.

Над станцией Санталай, где они жили, кружили самолеты с черными крестами, похожие на больших серых птиц. Они сыпали и сыпали на землю бомбы. Мать прятала детей в подвале, а потом собрала все необходимое и подалась с ними туда, где еще можно было схорониться от бомб и снарядов.

Такой запомнил Николай Ильин войну.

Отец его ушел на фронт в июле 41-го. Он сообщал о себе в долгожданных треугольничках, которые были написаны на обрывках бумаги. Последнее письмо с фронта, которое бережно хранила до своей смерти мама Николая, он помнит наизусть. «Привет всем-всем с фронта — и детям моим, и тебе, моя дорогая Таня! Сообщаю, что завтра иду в бой, если убьют, то не забывайте меня, ведь я вас всех люблю. Всего вам хорошего. Целую и обнимаю, Федя.

Второе июня 1942 года».

После этого три месяца не было известий с фронта. А потом пришла похоронка: погиб смертью храбрых. Как дорогую семейную реликвию, хранит Николай Федорович Ильин извещение о смерти своего отца.

Жили трудно, бедно, мать работала в колхозе, они, дети, как могли, помогали. Хотя Коле было тяжелее всех — он и до войны рос хилым, болезненным мальчиком, а тут еще контузия. Только стал силы набирать, как снова беда. Заболел так, что сам себя не ощущал, температура, головная боль, тошнота… Врачей близко не было. Да и какие врачи?! Ведь война. Председатель колхоза, видя, как мальчишка страдает, вызвал к себе мать и дал ей три дня для того, чтобы она с сынишкой поехала в город и показала его врачам. Там, в Куйбышеве, находился военный эвакогоспиталь. Врач, осмотрев ребенка, дала неутешительное заключение — менингит. Да еще «обнадежила», что шансов на выздоровление нет. Не было и нужных лекарств — дали какие-то порошки и все.

Но он вопреки всему выжил, вот только большие осложнения привели к инвалидности.

Поддержать, подлечить племянника взялся его дядя Кузьма Тимашов, который потерял ногу под Сталинградом и был комиссован. Дядя жил в Комсомольске-на-Амуре. Так Николай оказался на Дальнем Востоке.

Устроили его в молодежный Дом инвалидов. Условия проживания там были намного лучше, чем в семье. И все в его жизни сразу изменилось, потому что попал он в «свою» среду. Выходя на прогулку, Коля часто помогал инвалидам- «колясочникам» выехать во двор. Однажды его внимание привлекла девушка с необычным именем Сталина. «Имя какое-то необыкновенное, — подумал он, — в честь Сталина, что ли?»

Каждый человек мечтает о своем счастье и благополучии в семейной жизни. Познакомившись со Сталиной, Коля мечтал связать с ней свою судьбу.

Он долго не решался объясниться с девушкой, боялся, что она не поймет его. А когда увидел в ее глазах теплоту и нежность, идущие от сердца, сделал ей предложение.

Им выделили отдельную комнату. И все вроде бы шло хорошо. Удобно и беззаботно жилось в «казенном» доме. Но все чаще приходили к ним мысли о том, как бы уехать отсюда и пожить самостоятельно. Мечтали поселиться в своем доме — теплом и уютном, обустроив его по-своему.

И они уехали в Николаевку, где жили родные Сталины. Сперва поселились с ними. Но благодаря упорству Сталины добились двухкомнатной благоустроенной квартиры на первом этаже. Сколько радости было! Вот только  удручало молодую пару то, что для инвалидов нет в поселке работы. Но правда говорят: начни стучаться — и тебе откроют. Николаю после нескольких таких «стучаний» дали работу на Тунгусском ДОКе. Чтобы облегчить себе жизнь, инвалид с детства купил велосипед, на котором ездил на работу.

Бывший его начальник Виктор Филиппович Лопухов с благодарностью отзывается о Николае: «Он был самым лучшим и ответственным учетчиком. За все время работы ни одного нарушения трудовой дисциплины. Очень аккуратный, добрый, вежливый, без вредных привычек».

А еще руки у него золотые. Как-то сломался у меня утюг. Я попросил электрика, чтоб проверил и отремонтировал. Но тот сказал: «Ремонту не подлежит». А вот Николай нашел причину и отремонтировал мой утюг, которым я пользуюсь уже три года.

Сталина Егоровна нашла себя в другом занятии — вышивании крестом. Ее работы «Утро в сосновом бору», портрет Георгия Победоносца на поселковой выставке прикладного искусства заняли первое место. Коля радуется всем ее работам, для которых делает рамки, режет стекло.

«В ее руках нитки ложатся на канву и превращаются в Иисуса Христа, в башенки Новодевичьего монастыря, золотятся на солнце острыми гранями куполов», — говорит Николка (так ласково называет его Сталина). Когда она вышивает, он ее не отвлекает, сидит в сторонке, как бы любуясь ею. Или хлопочет на кухне, готовит обед, ужин, чтобы не отрывать от любимого дела.

Глядя на супругов Ильиных, многие удивляются их упорству, трудолюбию. Они же живут по принципу: «В жизни мы надеемся только на себя». И это понятно, ведь им не на кого больше надеяться. Обидно только, что судьба обделила их детьми. Но супруги стараются жить полноценной жизнью, не жалуясь на боли, стараются радовать не только себя, но и других.

— Если б не война, я был бы здоровым, а то получается так, что я — жертва войны, — вздыхает Николай. — Мне эти бомбежки все чаще снятся, как будто все заново переживаю. Как услышу про взрывы, про теракты, все внутри закипает.

Сталина его успокаивает, гладит, как маленького, по голове:

— Зато я с тобой самая счастливая, Николка. Спасибо, что ты есть!

Лилия БАРБЫШЕВА, пос.Николаевка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *