Прерванный полет

Прерванный полет

Жители области вместе со всей страной разделяют скорбь по погибшим пассажирам сгоревшего    в аэропорту Шереметьево самолета

Тяжело и очень больно писать о трагедиях, в которых гибнут ни в чем не повинные люди.

Гибнут из-за чьей-то безалаберности, гибнут от рук новоявленных террористов, гибнут потому, что оказались не по своей воле в зоне беды.

Трагедия в Шереметьево – самом большом и самом презентабельном аэропорту Москвы и России – потрясла масштабом бедствия. В объятом пламенем самолете сгорели люди – сорок один человек. Сгорели уже на земле, где, казалось, есть возможность спастись, где могут оказать помощь. Помню, как дружно аплодировали мы, пассажиры прилетевшего из Хабаровска авиалайнера, когда он приземлился в московском аэропорту – том самом Шереметьево. Но, оказывается, и посадка может быть роковой.

– Я очень потрясена случившимся, потому что сама пережила подобное, – вспоминает биробиджанка Нина Решеткова. – В 1980 году, вскоре после Московской Олимпиады, мы с восьмилетним сыном решили навестить родственников на Кавказе. Полетели через Москву. Когда наш самолет начал приземляться в Домодедово, отказали шасси и он резко сел на брюхо. И вскоре салон стал наполняться едким дымом. Кто-то из пассажиров попытался открыть дверь, но ее заклинило. Началась паника, люди буквально давили в проходе друг друга. Я приказала сыну пробираться к выходу по креслам – думала, что если погибну сама, то хоть он спасется. Слава Богу, никто не погиб, перед самолетом растянули брезент и все начали на него прыгать. До сих пор вспоминаю этот ужас. А тут столько жертв…

Сгоревший самолет, построенный в  нашем дальневосточном городе Комсомольске-на-Амуре, должен был лететь в Мурманск. И большинство пассажиров возвращались домой, в свой родной город. Там объявлен трехдневный траур по погибшим.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *