Прерванный полет

Прерванный полет

Василия Кравцова

В области продолжается работа по идентификации найденных недалеко от Бирофельда останков советского летчика и его боевого самолета

Короткие сообщения об этой авиакатастрофе уже появились в местных средствах массовой информации. Множество фрагментов найденного самолета сегодня хранит Сергей Тимофеевич Минко, руководитель регионального отделения Всероссийской общественной организации ветеранов “Боевое Братство”. Наша газета рассказывает о подробностях находки.

Беседуем в рабочем кабинете Сергея Минко. Говорю ему:

— Я как прочитал короткую заметку в газете, почему-то сразу подумал, всплыло в памяти, что самолет, не исключено, с того самого аэродрома, о котором лет так пятьдесят назад рассказывал мне отец. По его словам, в этом месте, по правую сторону от шоссе, как ехать в Бирофельд, в годы Великой Отечественной войны располагался полевой аэродром. Возможно запасной. Поскольку слышал, был такой и в Бирофельде. Место приметное даже для наблюдений с воздуха – невдалеке от дороги высится одинокая скала. В народе ее называют камнем Мономаха.

… Ждем журналиста еженедельника «Ди Вох» Олега Котова. (Сергей Тимофеевич предложил рассказать историю находки сразу для двух газет: чем больше людей о ней узнают, тем больше шансов, что кто-то откликнется).

— К тому же Олег служил в авиации. Может быть, и тип самолета сразу определит. По моим предположениям, обломки, скорее всего, от истребителя И-15 или И-16, — говорит Сергей Минко.

Заходим в комнату-музей, что рядом с его кабинетом. Вижу груду искореженных обломков, деталей из ржавого металла и окисленного дюраля. Клёпка в некоторых местах  не заводская, использовали даже обыкновенные винты. Пожалуй, самолет был не новый.

— Это все, что удалось вынести на себе, килограммов пятьдесят. Вот фрагмент какой-то плоскости самолета, скорей, элерона. Нашли на ровном месте. От него, в метрах где-то двухстах, лежал череп человека. Взрыв был сильным. Посмотрите, как оплавился металл, машина горела, — говорит Сергей Тимофеевич и показывает детали приборов, двигателя, кабины самолета. Рассматриваем стальной баллон, сантиметров сорок по длине и порядка двухсот миллиметров в диаметре. Судя по его массивному корпусу, в ресивере были или сжатый воздух, или какая-то жидкость под давлением. Слышно, что в нем и сейчас что-то шумит.

Присматриваюсь к другим находкам: поржавевшие пули винтовочного калибра, полуистлевшие гильзы от патронов. Такое оружие устанавливали на И-15, И-16.

— Похоже, калибр семь шестьдесят два, возможно, от пулемета или личного оружия, — комментирует Сергей Минко.

Вижу распределительный вал от восьмицилиндрового двигателя. Шестерня целая, кулачки лишь с легким налетом ржавчины – знать хорошая сталь. В картонном ящике — мелкие остатки каких-то приборов, кусок электропроводки, детали, назначение которых не знаю.

— А это что?

— Обломок специального стекла, от фонаря кабины пилота, — говорит Сергей Тимофеевич.

В руках у меня малоприметный, размером с фотографию на документы, черный тонкий обломок пластмассы. Он сохранил какие-то буквы. С трудом вслух читаю: «завод имени Козицкого, 1938 год».

— То есть самолет выпуска, возможно, 1938 года, — размышляет также вслух Сергей Минко.

— А воронку нашли?

— Нашли. И  в ней всю основную массу металла.

– Глубокая?

— Около метра. И в диаметре несколько метров.

Задумывается. Может быть, самолет упал в 45-м году в связи с ведением боевых действий по разгрому Квантунской армии, или это часть другой нашей истории. Будем разбираться.

Подходит Олег Котов. Он говорит, что по найденным фрагментам самолета не может определить его тип, слишком старая модель. В армии сейчас совершенно другая техника. По его словам, аэродром в Бирофельде ликвидировали где-то лет десять-пятнадцать назад. Его позывной был «Горняк». Знает, что в области живы люди, которые служили на этом аэродроме. Может быть кто-то отзовется и прольет свет на давнюю историю?

Мы слушаем историю находки самолета. Оказывается, его фрагменты были обнаружены еще в 2009 году.

— В Бирофельде живет парень, Антон Хуторной. В прошлом году его призвали служить в армию. Примерно за неделю до отправки в часть он побывал в экзотическом месте, его называют камень Мономаха. (Туда многие ребята из Бирофельда ходят). Когда возвращался, где-то в полутора километрах от шоссе Биробиджан – Бирофельд, обнаружил следы катастрофы. Увидел различные металлические части, в основном дюралюминиевые. Нашел фрагмент фюзеляжа, или крыла самолета, затем место, где он упал, и метрах в двухстах от воронки обнаружил фрагменты человеческого тела (череп). Не знаю, по какой причине Антон никому о своей находке не сказал. Тут его призвали в армию. Служил он в морской пехоте, на Камчатке. Причем служил в подразделении спасателей. Может быть, сама служба навела его на мысль: надо бы поделиться информацией о трагедии, — рассказывает Сергей Минко.

— Месяц назад он уволился в запас и сообщил о находке своему дяде Юрию Пискунову, в прошлом пограничнику. Он служил в нашем погранотряде. Сейчас живет в Биробиджане, работает в службе судебных приставов. Он на следующий же день позвонил мне и сказал, что есть такая-то информация. Пришел ко мне и подробно поведал обо всем, что ему было известно со слов племянника.

— Дальнейший ход событий таков, каким и должен был быть: я обратился к начальнику управления внутренних дел области. Написал официальное письмо с просьбой создать оперативно-следственную группу с выездом к месту катастрофы самолета. В субботу, 24 июля, группа, в которую входили кроме Антона Хуторного криминалисты, эксперт, следователи, представители ФСБ, МЧС, военной прокуратуры, прибыла на 34-й километр Бирофельдского шоссе, и затем, уточнив, что будем делать, выдвинулись через мари, болота, рёлочки к месту падения самолета. Воронку от взрыва нашли почти сразу, долго не блуждали. Задача была – найти останки летчика.

— Вы понимаете, что человеку, один раз увидевшему это место в лесу, через год сложно вспомнить его точно. И, конечно, парень долго не мог определиться, где все-таки лежат останки пилота. У нас даже закрались сомнения, а был ли летчик?.. Ходили вокруг да около минут 30-40. Все уже заросло. Оказывается, есть научная методика о том, как помогать свидетелю вспомнить то, что он видел. Талантливый наш криминалист Александр Драбкин (он был в составе группы) изучил и впервые применил на практике эту методику. Он попросил нас всех отойти в сторону, метров на 20-30. Мы отошли. Затем он и Антон о чем-то говорили, ходили, смотрели. И минут через 20 Антон точно указал место останков пилота, хотя из-за травы видно ничего не было.

По предварительным выводам эксперта, который исследовал останки, будем считать, пилота, это был мужчина в возрасте примерно 30-35 лет, среднего роста, европейского типа. (Отпадает версия, что это японец или китаец). Физически человек был достаточно здоровым, все зубы оказались целыми. Редкий случай. Останки человека пролежали в земле от 60 до 70 лет. То есть можно датировать катастрофу от 40-го до 50-го года прошлого века.

Сергей Минко говорит, что у него есть знакомый человек, который поможет установить тип самолета. Далее в архиве Минобороны следует запросить всю информацию о катастрофах этих самолетов в указанный период. Не исключено, что по архивным сведениям можно будет узнать имя, отчество, фамилию пилота. В области живут люди старшего поколения, которые, может быть, что-то знают, слышали об этих событиях. Просьба ко всем откликнуться, помочь в расследовании трагедии. Она случилась в нашей области. И надо, чтобы люди о ней знали. Если удастся установить фамилию, имя погибшего пилота, то обязательно попытаться разыскать родственников, чтобы и они знали: человек не без вести пропал, а погиб. Останки его, как  и подобает в таких случаях, следует нормально захоронить.

Кстати

При подготовке к печати данного материала одна из тайн катастрофы самолета приоткрылась. В Интернете имеются сведения о заводе имени Козицкого. Это предприятие в Санкт-Петербурге, оно одно из первых приступило к выпуску телеграфной аппаратуры, затем радиостанций и первых систем связи для армии и флота. Так что обломок черной пластмассы, найденный на месте падения самолета, – скорее всего, табличка от радиокомпаса (РК) или рации, которая находилась в распоряжении пилота.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *