Претендентка на рекорд

Претендентка на рекорд

Олега Черномаза

Трудовой стаж Раисы Цинкер — 60 лет

Если бы в ЕАО была своя Книга рекордов Гиннесса, то у Раисы Цинкер был бы реальный шанс войти в  число рекордсменов областного масштаба, потому что трудовой стаж этой женщины —  60 лет. Целая жизнь.  Из них 58 лет — в почтовом  ведомстве.

Юная Раечка Рутман  после семилетки не выбирала ни профессию, ни место работы. Она пошла туда же, где работал ее отец, а также все  его друзья, соседи и знакомые — на обозный завод, который впоследствии стал «Дальсельмашем». А несколько лет спустя заводчанами стали Фаня и Гриша —  младшие сестра и брат Раи.  Михаил Рутман был знатным кузнецом,  его поэтому и на фронт не взяли — дали бронь. В войну на обозном делали тележки, автоприцепы, и отец, вспоминает Раиса Михайловна, не выходил из цеха сутками. А  сразу после войны его поставили мастером кузнечного цеха. Тогда же и Раю приняли на завод — ученицей на строгальный станок. Станок казался чудовищно большим  рядом с хрупкой худенькой девочкой, но работать на нем она все же научилась.

Однако стать строгальщицей ей, видно, была не судьба — свободного станка не оказалось. И тогда директор Кадинер вызвал Раису и предложил девушке  поработать курьером, пока не поступит станок. В обязанности курьера входили, помимо прочего, отправка и получение корреспонденции. Занимаясь этой немудреной работой, девушка неожиданно для себя подружилась с заведующей почтовым отделением Цемехман. А та, по-матерински опекая ее, стала учить подопечную новой профессии —  почтового агента, как она тогда называлась. В итоге  Рая Рутман стала не строгальщицей на заводе, а почтальоном. Но смышленая девушка уже  знала, что справится и с более  сложной и ответственной работой — она уже умела ее делать.

— Я не хочу почтальоном, Николай Степанович! — проработав год, сказала она однажды начальнику  почтовой конторы Каблукову.

— А кем хочешь? — как будто не удивился тот. — На  «до востребования» пойдешь?

— Пойду.

К окошку с табличкой «до востребования» всегда стояла  огромная  очередь —  клиенты платили за радиоточку, за пользование приемником, получали корреспонденцию. Человек должен был долго простоять, чтобы узнать,  что письма ему нет. Раечка придумала, как уменьшить очередь. Она уже знала посетителей по фамилиям, ведь ходили одни и те же люди. А запомнить, кому сегодня есть письма, было проще простого —  корреспонденцию перебираешь много раз за смену, и  фамилии невольно остаются в памяти. Она незаметно  подавала  посетителям знаки.

— Кому кивну, человек ждет, другому покажу, что ему ничего нет — уходит.

Она прошла и все остальные участки — выдавала и принимала посылки, переводы, выполняла другие операции. Молодую  расторопную работницу, как она поняла позже, исподволь учили профессии, растили из нее руководителя. Девушка была не просто энергичной — она вникала в каждую тонкость, любила и хотела работать. Опытным почтовикам, ее наставникам, это было хорошо видно.

— А в  каком отделе было труднее всего? — спрашиваю ветерана почтовой связи.

— Физически тяжело было в посылочном — ведь каждая посылочка имеет вес. Кроме того, кинопрокат привозил кинобанки целыми машинами — их надо было отправить в районы, а каждая весила 15-20 кг. Их тоже надо было носить.

— А у вас бывало ощущение, что энергии очень много, и вы все можете?

— У меня и сейчас оно есть, — улыбается женщина в ответ.

Следующим этапом ее университетов была работа подменным начальником почтового отделения. Кто-то же должен заменить руководителя на время его отпуска, а случайного человека на такую работу не поставишь: ответственность большая. И в документах должен быть порядок, и в отношениях с подчиненными. Кто ее учил этому?  «Жизнь», — отвечает Раиса Михайловна. Судьба сложилась так, что в свое время возможности учиться в вузе, как у нынешних молодых, у нее не было, надо было зарабатывать на жизнь. Ее красивая добрая мама не успела состариться  — умерла совсем молодой, оставив троих деток, из которых старшей, Рае, было 11. А отношения с мачехой  у нее не заладились с самого начала — такое бывает не только в сказках, но и в жизни. Может быть, поэтому работа с ранней юности и всю жизнь была для нее всем — радостью, самым большим удовольствием, отдушиной в море житейских невзгод. В юности опытные наставники всегда были добры к  очень серьезной и работящей девушке, помогали, подсказывали, учили. Этих уроков доброты Раиса не забыла, и потом сама так же ненавязчиво всю жизнь учила новичков.

Она помнит год, когда ее поставили заведовать отделением связи — это был 1953-й, тогда она приняла четвертое отделение, которое находилось в районе обозного завода. Рае было 22, но, несмотря на молодость, почтовиком девушка уже была опытным. И вообще это было счастливое время — она к тому времени вышла замуж, с мужем Павлом растили первенца — дочку Людочку. Позже у них родилось еще трое деток — два сына и дочка, всего четверо. Муж тоже, как и брат, работал на обозном заводе.

Раиса до сих пор с теплым чувством вспоминает коллектив «четвертого», девчат,  которые ей были как родные. Шутка ли — тридцать лет она проработала  здесь.

Сейчас связи с подружками, рассказывает ветеран, почти нет, хотя…

— Ой, Раечка, я так давно хотела услышать тебя! — голос в трубке был знакомым, —  это звонила живущая в Москве Мария Шмойлова. Рассказала о себе, расспросила Раю.  Маня работала в четвертом отделении оператором почтовой связи. А еще у нас, вспоминает Раиса Михайловна, было три Кати — Рябухина, Ненадо и Маценко. Они все были молоды, дружны, любили жизнь и ходили на работу с удовольствием. Клиентов  знали в  лицо, а многих и по имени-отчеству.

Раисе жаль было оставлять коллектив, с которым ее связывало многое, но когда предложили стать заведующей вновь открывшегося отделения связи на Бумагина, перешла не раздумывая. Надо — значит надо. Чувство долга в ней всегда было развито больше других чувств.

И еще об одной должности,  которую занимала Раиса Цинкер, мне хочется рассказать. Когда ей предложили принять участок по обработке страховой почты, Раиса Михайловна понимала, что это сложная и ответственная работа.  Заведовать почтовым отделением, признается ветеран, было непросто, но руководить участком по обработке страховой почты было сложно вдвойне. Ведь что такое страховая почта? Это все ценное, что поступает в область и отправляется из нее по железной дороге — бандероли, посылки, ценные письма, газеты, журналы, другая корреспонденция. Участок работал круглые сутки, без перерывов на обед, выходные и праздники, как и железная дорога. Посылки и бандероли надо было забирать с двух скорых и нескольких почтово-багажных поездов. Участок располагался, да и сейчас находится неподалеку от  железнодорожного вокзала. Работающие здесь должны быть не просто расторопны и внимательны — это должны быть надежные люди, которые будут надлежащим образом обращаться с ценным грузом. А еще здесь особую роль играли дисциплина и собранность работников — за короткие минуты стоянки надо было произвести обмен  с поездами: быстро принять почту и также быстро сдать ее. В каждой смене был старший, он назывался ответственным дежурным, а  Раиса Михайловна отвечала за все. Но разве исключишь оплошности операторов почтовой связи? К тому же работа здесь рассчитана на мужчин, она тяжела физически. Представьте себе — принять сто или двести посылок в смену. Мешки с корреспонденцией тоже весят немало. А зарплата в почтовом ведомстве никогда не была привлекательной для мужчин.

Спрашиваю Раису Михайловну, наказывала ли она работников, которые не справлялись со своей работой, допускали оплошности.

— Старалась не лишать премиальных, не ущемлять в заработке, — признается она. — Всего можно добиться словом, при этом не унижая подчиненных, не показывая, что ты большой начальник, а они никто. Человеку всегда можно объяснить меру его ответственности, — ответила она.

Задала я и другой вопрос: какой надо быть с подчиненными, чтобы те уважали тебя и делали свою работу хорошо. Ответ Раисы Михайловны поразил меня своей простотой.

— Когда уважительно относишься к другим, тебя будут уважать и клиенты, и подчиненные, и начальство.

Несколько лет назад тогдашний руководитель управления почтовой связи по ЕАО  Нина Пуртова  о ветеране почты сказала так:

— Пока Раиса Михайловна работает, я за этот участок спокойна.

Это была правда.  Раиса Цинкер — профессионал, каких много не бывает,  безупречный работник и при этом необычайно скромный человек.  Она никогда не стремилась быть первой, жить напоказ, не боялась трудной работы. Ее ценили за это, отмечали заслуги. Раиса Михайловна удостоена  звания «Мастер связи», медалей «За трудовое отличие», «Ветеран труда». Распрощалась с коллективом  она три года назад, когда ей было уже далеко за 70.  Умом понимала, что  работу надо бы оставить и уйти на заслуженный отдых, а сердце  долго не хотело мириться с этим. И сейчас она честно признается, что ей трудно без коллектива, где прошла ее жизнь, с которым так многое связывает.

Трудоголик по натуре, Раиса Михайловна находит себе занятие и сейчас. Она — заядлая дачница, с ранней весны до поздней осени пропадает на своих сотках на Щукинке. Не будь дачи, наверняка эта нестареющая женщина нашла бы применение своим силам в чем-нибудь другом. От души наработаться для нее — естественная потребность,  а вот отдыхать, веселиться она так и не научилась. Хотя очень любит танцевать. В молодости вместе с подружками бегала на танцы с района обозного завода в  городской парк и готова была танцевать до упаду,  да и сейчас, когда заиграет вальс, душа у нее замирает. Но где, с кем сейчас будешь танцевать? Возраст не тот, считает Раиса Михайловна.

Муж ушел из жизни рано, и она много лет живет одиноко. Из подруг юности уже почти никого не осталось, а завести себе  новых  в ее годы почти невозможно. У дочерей свои семьи, свои заботы, но они  любимую мамочку не забывают. Старшая, Людмила, зовет ее в Израиль — погостить или насовсем. Раиса Михайловна отказывается. Искать счастье так далеко от дома ей в голову не приходит. Ирина живет в Хабаровске, иногда навещает маму, и та, бывает, тоже гостит у младшей дочери. Есть в ее жизни  дневной центр пожилого человека во «Фрейде». Оставив работу, Раиса Михайловна стала его клиентом. Центр — это общение, иногда интересная информация, встречи, но уклад ее жизни остается прежним.

Раиса Михайловна рассказала, что несколько лет назад у почтовиков появилась ведомственная пенсия. Положение о ней вступило в силу с  января 2010 года, а она уволилась из ведомства в апреле 2009-го. И формально права на нее не имеет. Но если брать по существу — разве  за неполных шестьдесят лет преданной работы она эту пенсию не заслужила?..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *