Приамурский потоп

Приамурский потоп - То, что осталось от колонки

автора

То, что осталось от колонки

Спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Эти слова известных классиков вполне подходят к ситуации, сложившейся в поселке Приамурском во время паводка Когда дело — труба

Поселок раскинулся по обе стороны Транссиба. Проезжая мимо него на поезде, мы чаще всего замечаем только одну его часть, где находятся    администрация поселения, детский сад, школа, Дом культуры, магазины. С другой стороны от железной дороги поселок тянется до самой федеральной трассы. Места здесь болотистые и во время нынешнего паводка пострадали довольно ощутимо. Сейчас о наводнении здесь напоминают лишь отметки уровня воды на заборах да остатки насыпных дамб. Но недавняя стихия остается в памяти людей надолго. Вот что я услышал от жителей улицы Хабаровской. 

— В нашем «треугольнике» из улиц Советской, Новой и Хабаровской, где находится более ста частных домов, расположено несколько перепускных труб, — рассказывает Василий Бебешев. — Если бы их вовремя наглухо закрыли — вода б к нам не прошла. Я обращался к  исполняющему обязанности главы городского поселения Александру Костялу, главе района Александру Тлустенко, говорил им, что весь этот район — от федеральной трассы до Транссиба — вполне можно спасти, однако пока лично не дал телефонограмму губернатору области, никакой помощи нам оказано не было. После этого нам  привезли мешки и песок, и мы сами забросали ими трубы, которые ведут к нашей улице. Правда, жители соседней улицы, которых уже затопило, ночью их вскрыли и вода пошла к нам. 

— Это было в два часа ночи, вода шла с двух сторон, — вступает в разговор  Татьяна Печатнова. — Огород и подвал залило за пятнадцать минут, и мы месяц дома не жили. Сейчас получили компенсацию — десять тысяч рублей, а теперь получаем раз в неделю овощи. Однако уголь и дрова сначала обещали привезти, а теперь сказали — только для тех, у кого вода стояла в самом доме.

Вера Канунникова с братом живут в своем доме уже более десяти лет. Это жилье им досталось по наследству, но они до сих пор не могут его оформить в собственность и прописаться. Теперь у них проблемы с получением компенсации. Такие нарушения в жилищных документах выявились  у многих,  поэтому Смидовичский районный суд сегодня завален заявлениями по восстановлению жилищных  прав.

А вот у того же Василия Бебешева с пропиской и документами на собственность все в порядке.  Во время паводка у него пострадали огород, сеновал, баня, теплица, ушли под землю две колонки. Однако приехавшая из района комиссия, осмотрев все это, заявление на компенсацию брать отказалась, объяснив, что утерянное имущество не относится к разряду первой необходимости. Такая же ситуация и у других жителей этой улицы. Вот и получается: нет заявления — нет проблемы.

Долго мне люди с болью рассказывали, как каждый вечер они собирались на «планерки» и  сами распределяли ночные дежурства. Ни администрации, ни спасателей, по их словам, в те дни здесь не было.

О дамбах и насосах 

И все же один руководитель здесь был — житель этой же улицы, бывший офицер-афганец, а ныне военный пенсионер Максим Кожухов. 

— В три часа ночи мне позвонила Вера Канунникова: «Максим, мы тонем», — вспоминает он. — Хотя дом  у меня был совершенно сухим, на улице  воды уже было по пояс. Подняв всех соседей, я стал с ними вместе забивать трубу, из которой хлестала вода.  В те дни люди не спали по пять суток. Мужчины ныряли в холодную воду на веревках, чтобы не затянуло в трубы, и закладывали их. Затем возле каждой дамбы дежурили по два человека, а женщины подкармливали их  кто чем мог. В это же время на соседней улице вода все прибывала. Доведенные до отчаяния люди чуть не пошли  на нас  с ружьями. До сих пор не знаю, как мне удалось уговорить девять молодых людей  вновь не вскрывать дамбу. Но долго так было не продержаться. Вода прибывала на двенадцать сантиметров в сутки. Нужны были четыре мотопомпы, чтобы откачивать ее у каждой дамбы. В администрации поселения нашлась только одна. Я очень благодарен Вячеславу Никитенко, проживающему по улице Новой, который обратился к эмчеэсникам и сумел убедить их дать нам еще одну мотопомпу.  Отдельный вопрос — бензин для помп. Сто шестьдесят литров в сутки требовалось четырем агрегатам, поэтому деньги на его покупку  тоже собирали всем миром.

Просил Максим Кожухов у администрации поселения и питьевой воды для  борющихся со стихией людей. Ничего не добившись устными просьбами, написал о сложившейся ситуации. В ответ пришла бумага от  председателя КЧС и ПБ администрации Приамурского городского поселения Александра Костяла: «Сообщаем вам, что для выполнения администрацией предъявленных вами требований необходимо согласование с администрацией по производимым вами действиям».

Сегодня, после паводка, на улицах Советской, Новой и Хабаровской по-прежнему не разобраны дамбы на перепускных трубах, не  убраны дохлые животные, остались ямы, мусор и насыпи вдоль дорог… Работы хватает, однако ни техники, ни специалистов уставшие жители так и не видят. Переписка же Максима Кожухова с администрацией поселения  продолжается.

Удержать Тельман

В здании администрации Приамурского городского поселения, куда я пришел на следующее утро, было достаточно многолюдно. Одни пришли узнать о наличии стройматериалов, другие — получить очередной талон на овощи. Пообщавшись с людьми, узнал, что денежные компенсации за потерянное имущество и урожай те жители Приамурского, у кого не было проблем с документами на жилье и пропиской, уже получили. Разговоры шли о предстоящем ремонте и  просушке домов. С вопроса о  ситуации  на   пострадавших улицах поселка у меня начался разговор с исполняющим обязанности главы поселения Александром Костялом. Сам же глава администрации  не так давно уволился по собственному желанию.

— Что касается улиц Советской, Новой и Хабаровской, — объясняет мой собеседник, — то отвести от них воду было трудно. Так как техники и мотопомп катастрофически не хватало, многие жители вынуждены были спасаться сами. Администрации пришлось заниматься укреплением дамбы в селе имени Тельмана. Если бы ее не укрепили,  вода затопила бы на три метра высотой не только  это село, но и  поселок Приамурский. И если сегодня в самом Приамурском мы понемногу ликвидируем последствия наводнения, то в селе имени Тельмана продолжаем борьбу с грунтовыми водами. Чтобы не дать уровню воды расти, сейчас 88там работают несколько насосных станций — три из них выделила МЧС, одну дала Биробиджанская епархия и два мощных насоса поступили от мэрии Хабаровска. Возле них круглосуточно дежурят десять сотрудников МЧС. В то же время мы составили все документы на пострадавшие дороги, нашли подрядчика, начинаем ремонт электросетей. Начали замену затопленных участков теплотрасс и водоводов. Частично завезены уголь и дрова, продолжается развозка гуманитарной помощи. Почти всем уже выдали картофель, лук и морковь. Однако если компенсацию по сто десять тысяч получили уже почти все, то с финансированием на капитальный ремонт домов или  строительство нового жилья пока ясности нет.

Есть и другая трудность, которую администрация пока не может решить. Около двухсот жителей поселения сейчас обратились в суд, пытаясь доказать факт проживания в подтопленных домах. Каким будет решение суда и,  главное, когда, неизвестно. Сколько заказывать продуктов и овощей, где все это хранить без теплых складов? Ответа на эти вопросы у Александра Костяла пока нет.

— Администрация продолжает работать в напряженном режиме, — говорит исполняющий обязанности главы поселения. — Ситуация  в том же селе имени Тельмана по-прежнему остается  тяжелой и нисколько не ослабевает. Тем не менее там, где вода ушла, мы стараемся быстрее обеспечить жителей всем необходимым перед началом зимы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *