Прибавка с поправкой. На женский пол

Прибавка с поправкой.  На женский пол

Жительницам сел могут продлить рабочий день

В конце марта РИА Новости распространили известие о довольно неожиданной инициативе Минтруда. Жительницам сельской местности могут продлить рабочую неделю на четыре часа – с 36 часов до 40

Об этом журналистам информ­агентства сообщили в пресс-службе федерального министерства, затем новость подхватили другие СМИ.

РИА Новости пишут, что сейчас в ведомстве решается вопрос о том, нужно ли сохранять норму об укороченной рабочей неделе для женщин, проживающих в селах: она действует с 1990 года и составляет 36 часов вместо 40. При этом в Минтруде отказались пояснять, с чем связано рассмотрение таких мер.

Инициатива включена в план мероприятий Российской трехсторонней комиссии на первое полугодие 2019 года.

В министерстве отметили, что консультации по этому вопросу между профсоюзами, работодателями, правительством продолжаются.

 

«Биробиджанская звезда» провела небольшой опрос среди занятых в сельском хозяйстве земляков, а также других жителей сельской местности. Вот что они говорят:

 Ольга Ивановна, пенсионерка:

— Если бы за дополнительный рабочий час платили, можно было бы согласиться. Но этого не будет. Люди будут работать больше, но за те же деньги. Рабочие места в селах можно по пальцам пересчитать – государство от этого много не выгадает. Что касается местных предпринимателей, то для них КЗОТ – вообще не указ.

 

Ирина, сельский работник культуры:

— Дополнительный рабочий час не нужен, особенно зимой, когда рано темнеет. В летнее время у каждой сельской женщины должно оставаться больше времени для домашней
работы.

 

Максим, пчеловод, 42 года:

— Как сельский житель по рождению, скажу так. Овощеводческие бригады в колхозе всегда работали с 6 утра. И животноводы, доярки уже в 6 утра на ферме, летом – три дойки, а труд доярки – тяжёлый труд: бидоны с молоком передвигать, загонять коров, кормить. И в помощь овощеводам на переборку картошки женщин с фермы отправляли. Так у меня работала мать. Рабочий день был разорванный, но рано встав, она приходила домой за полночь! Думаю, эта инициатива Минтруда – подгонка нормативных актов к тому режиму труда, что на селе есть по факту. Это может обещать прибавку к оплате труда за дополнительно учтённые четыре часа. А может и снизить действующие расценки в час! Фермер-частник платит наёмным работникам сколько может, а не сколько велено. Вот если бы за переработку доплачивало государство… Но оно не будет никому давать денег через частника, а совхозов – государственных сельскохозяйственных производств – давно нет.

 

Ольга, служащая:

— У меня у самой ненормированный рабочий день. Раньше семи вечера с работы не прихожу. Но считаю, что для женщин, живущих в сельской местности на Дальнем Востоке, нужно сохранить привилегию приходить с работы на час раньше, чтобы оставалось больше времени для отдыха и ухода за огородом.

 

Не пожелавший назваться молодой городской мужчина:

— Все правильно. С 1990 года страна изменилась. 40 часов — нормальная рабочая неделя. И непонятно, почему кто-то должен работать меньше, чем все остальные.

Кстати, опрошено корреспондентом «Биробиджанской звезды» было куда больше людей. Для многих из них новость «информационным шоком», настолько сильным, что, резко высказавшись о такой «женской прибавке», они отказывались называться и просили не упоминать о своём участии в пресс-опросе.

Подводя его итоги, авторы материала пришли к такому выводу.

Подобная инициатива на фоне только что отодвинутого почти на семь лет пенсионного возраста для женщин представляется недостаточно продуманной. С первых лет установления республиканского строя в России власть, правящая партия выступала не только сторонницей равноправия женщин, но и защитницей женщин от тяжелых и вредных условий труда, защитницей материнства и детства, принимались нормативно-правовые акты, даже учитывающие особенности женской физиологии и возможность полноценно трудиться в определенные дни. Не всегда это строго выполнялось, не всегда на исполнение деклараций хватало ресурсов, но само направление, несомненно, было прогрессивным и во многом было ориентиром совершенствования социальной политики в других государствах. В этом случае социальная инициатива явно уходит из рук государства, оно с ней само демонстрирует готовность расстаться. И вряд ли это правильно – стратегически и тактически.

В любом случае это безответственно: жены и дочери чиновников Минтруда, предлагающих такие «решения» проблем экономики в сельском хозяйстве, этих изменений КЗОТа точно на себе не ощутят.


Виктор АНТОНОВ,

Надежда ГРИШИНА

Комменты в Сети:

Можно подумать, раньше в селах был нормированный рабочий день! Работают от зорьки и до заката солнца.

Работать некому, потому и продляют.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *