Приключения руандийцев в России

Приключения руандийцев в России

Фото из архива Михаила Заридера и открытых источников

С 15 по 22 октября в городе Сочи на площадке Олимпийского парка пройдет XIX Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Это будет третий по счету молодежный форум, который проводится в нашей стране

Последний раз в СССР молодежный фестиваль (он был двенадцатый по счету) проходил с 27 июля по 3 августа 1985 года. Наш земляк Михаил Заридер принимал непосредственное участие в его работе. О некоторых эпизодах фестивальных будней он рассказывает нашим читателям.

Михаил тогда учился в Высшей комсомольской школе при ЦК ВЛКСМ. Как студента идеологически надежного учебного заведения бывшего комсомольского вожака, владеющего иностранными языками, привлекли к работе в фестивальных мероприятиях.

Готовились к фестивалю в Москве почти так же, как к Олимпийским играм. Встреча гостей тоже требовала особого внимания. Главные сложности для организаторов и спецслужб возникали с делегациями из Израиля, Ирака, Ирана. Эти страны были настроены очень враждебно друг к другу, и их делегаты должны были как можно меньше пересекаться. По этой причине даже задерживали авиарейсы.

Ирак прислал две делегации – от Коммунистической партии и от правящей партии Баас. Соратники Саддама Хусейна так и заявляли:

– Мы понимаем, что вы коммунистическая страна, но чтоб наши коммунисты нам на глаза не попадались.

Немало проблем доставляла война в Афганистане. Вопрос: «Зачем вы туда вошли?» – можно было услышать от представителей разных стран. Были и провокации. Несколько молодых норвежцев на Красной площади сняли с себя верхнюю одежду и оказались в майках, на которых было написано: «Русские, вон из Афганистана!». Сразу же подскочили несколько человек в штатском и сорвали со скандинавов эти майки. После всем объяснили, что так поступили представители патриотически настроенной советской молодежи, до глубины души возмущенные провокационным поступком наших гостей.

За каждой прибывающей делегацией закрепляли куратора. Михаил Заридер стал старшим сопровождающим делегации из Руанды. Ему, как министру, выделили персональную черную «Волгу» с водителем, микроавтобус для делегации и красивую девушку-переводчицу.

Симон Бикинди

В руандийской делегации были студент, два крупных чиновника и футболист сборной Руанды. Представляя его, замминистра спорта и молодежи Симон Бикинди сказал:

– Быстр, как стрела.

И шепотом иронично добавил:

– Харьковскому металлисту проиграли со счетом 6:0.

Как оказалось, Симон любит пошутить. В один из дней фестиваля делегация пошла в цирк. Суперцирк. В представление вместили буквально все цирковые жанры и, конечно, выступление дрессированных животных. Так вот Симон с жаром убеждал Михаила и своих соотечественников, что выступавшие там дрессированные медведи и морские львы не настоящие, а обтянутые шкурой механизмы. Дескать, как замминистра спорта и развлечений, он-то уж точно знает. Михаил спорил с ним до хрипоты. А потом махнул рукой. Но на следующий день Симон неожиданно спросил: «Ну как я тебя разыграл про медведей? Только моим не говори, они в это верят».

Самая трудная и главная работа предстояла на фестивале в первый день. В книге объемом примерно в двести страниц была расписана вся фестивальная программа, а гости сами выбирали подходящее для них мероприятие. У сопровождающего было две задачи. Нужно было, чтобы подопечные посещали мероприятия все вместе, а не каждый по своему усмотрению. С этим проблем не возникло. Гораздо сложнее было определить список самих мероприятий. И тут уже сопровождающему пришлось пойти на хитрость. Михаил заметил, что глава делегации Фабьен относится к нему с неким предубеждением, очевидно, как к агенту КГБ (веяния холодной войны). Зато переводчице Лоле он явно симпатизировал. Старший сопровождающий был уверен, что все его рекомендации Фабьен будет отвергать, и потому действовали по схеме, заранее оговоренной с переводчицей. Михаил предлагает, Фабьен отвергает и спрашивает совета у Лолы. Та советует нужный Михаилу вариант. Он с охотой принимается Фабьеном. Так прошли по всему фолианту программы.

Кстати, это миф, что на фестивале были только идеологически выверенные мероприятия. К примеру, на одной из площадок под рубрикой «Открытая трибуна» состоялась дискуссия об однополой любви. У руандийцев она интереса не вызвала.

Как выяснилось чуть позже, переводчица все-таки была недостаточно идейным советским человеком. Уже после обсуждения программы организаторы спросили, есть ли у делегации еще какие-то просьбы? Руандийцы изъявили желание посетить Мавзолей Ленина. На следующий день им ответили, что в программе посещение Мавзолея не значится, но можно это устроить. Правда, побывать там предлагалось вместо ранее намеченной ярмарки солидарности. Фабьен, по традиции, спросил совета у Лолы. И та выбрала… ярмарку. Дескать, в Мавзолее она уже была – ничего особенного. Михаил ответил Лоле довольно резко. Руандийцы русского языка не знали, но интонацию уловили и поделились интригующей новостью со своими друзьями из соседних африканских стран. Об этом Михаилу рассказал куратор делегации (курсант школы КГБ), который поинтересовался, какая кошка пробежала между сопровождающим и переводчицей.

На следующий день Лола сказала, что заболела и хочет покинуть свой фестивальный пост. Михаил ее не отговаривал. Так  пришлось ему стать и старшим сопровождающим, и переводчиком в одном лице. Кстати, для руандийцев оказалось большим сюрпризом, что сопровождающий владеет французским языком.

А Мавзолей они все-таки посетили. Специально для делегации устроили экскурсию – без всякой очереди и всего для шести человек. Кроме руандийцев и Михаила был «экскурсовод», по всей видимости, из компетентных органов.

Сопровождающие должны были всегда находиться при своих делегациях. Прокол вышел у коллеги Михаила, который сопровождал делегацию республики Малави. Он уснул от усталости, а его подопечные вышли к ближайшей станции метро и стали продавать буквально за копейки дефицитный в те годы растворимый кофе. Случился скандал.

И все-таки Михаилу удавалось оставлять на время своих подопечных, чтобы решать другие организационные вопросы, коих было немало. Задача была решена просто.

Руководитель делегации Фабьен занимал тогда пост министра начального образования. На одном из мероприятий Михаил попросил устроителей посадить Фабьена в президиум. Тот с нескрываемой радостью и ощущением собственной важности принял приглашение. С тех пор Михаил «пристраивал» Фабьена в президиум постоянно.

Другая возможность ненадолго оторваться от подопечных представлялась Михаилу, когда они сами «отрывались по полной». В нашей стране буквально накануне фестиваля был установлен сухой закон. Спиртное было под запретом, а на фестивале тем более. Но руандийцы нашли выход. После завершения всех плановых мероприятий Михаил по их просьбе отвозил гостей в посольство Руанды. А потом забирал – веселых и изрядно захмелевших.

Авиарейсы в Руанду производились раз в неделю. Завершение фестиваля с датой вылета не совпало, поэтому делегация задержалась в нашей стране еще на несколько дней. Для руандийцев организовали поездку по Золотому кольцу России. Посещение старых русских городов произвело на гостей неизгладимое впечатление.

Повсюду делегацию встречали на высшем уровне. А кормили так, что у Симона Бикинди от злоупотребления деликатесами началась аллергия.

Вызвали «скорую помощь». Приехали сразу две машины. Врач выписал мазь с названием «Фторокорт» и категорически запретил нашему гостю есть копчености, жареное мясо, кофе, грибы и т.д. Симон поинтересовался у врачей, сколько примерно стоит мазь? Оказалось, чуть больше рубля.

– Мишель, – сказал он тогда, – у меня осталось пятьсот рублей. Пожалуй, я на все пятьсот куплю мази.

– Зачем тебе столько?

– А зачем мне деньги, если нельзя есть мясо, жареную рыбу и шоколад? – шутил Симон.

Советские люди почему-то скептически относились к качеству и ассортименту отечественных товаров и предпочитали гоняться за импортом. А вот для зарубежных участников фестиваля Советский Союз предстал страной дешевого и качественного товарного изобилия. Гости скупали посуду, одежду (особенно детскую), игрушки, фотоаппараты, велосипеды и даже ученические тетради. У каждого из руандийцев получился весьма солидный багаж. Симон помимо прочего приобрел еще и велосипед «Школьник».

«Вас же со всем этим в самолет не пустят», – говорил им Михаил. Но Симон уверял, что он обманывал не одну иностранную авиакомпанию, обманет и «Аэрофлот». В итоге руандийцев таки выпустили со всем их багажом…

За активное участие в подготовке и проведении XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов Михаил Заридер был награжден нагрудным знаком ЦК ВЛКСМ (очень редкой наградой) и денежной премией в размере 110 рублей.

На память о молодежном форуме у него остались пригласительные билеты на открытие и закрытие фестиваля, талоны на питание, различные приглашения, буклеты и билет на культовый спектакль «Юнона и Авось». В те годы попасть на этот спектакль обычному зрителю было практически нереально…

В 1994 году в Руанде случились гражданская война и геноцид. Руандийцы из народности хуту массово убивали руандийских тутси. За непродолжительное время погибло около миллиона представителей этого народа. Симон Бикинди, этнический хуту, который стал известным в Африке поэтом-песенником, в 2008 году был осужден на 15 лет за подстрекательства к убийствам. Однако во время геноцида Симон встречался с Анжелиной Мукабанана, представительницей народности тутси. В интервью «Нью-Йорк Таймс» она сказала, что Симон усыновил ее ребенка, защищал от хуту ее соседей, тоже тутси. А ведь все хуту, которые лояльно относились к тутси, уничтожались. Бикинди стал первым деятелем культуры Руанды, которому был вынесен приговор международного трибунала.


Владислав Цап

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × три =