Приют для бедных

Приют для бедных

Решением суда деятельность реабилитационного центра в селе Найфельд Биробиджанского района приостановлена. Куда податься 11 бомжам, нашедшим там приют?

Домик в деревне

В редакцию «БЗ» обратился  председатель правления благотворительной общественной организации «Маяк», пастор церкви села Найфельд Александр Чеканов. «Нужно рассказать людям нашу историю, иначе быть беде. Приезжайте к нам, помогите!» — попросил сельский священник. Мы договорились о встрече и прибыли по указанному адресу – село Найфельд, улица Центральная, 6.   Двухэтажное каменное здание по сравнению с удручающими «картинками» иных поселений производит приятное впечатление. Чувствуется – следят здесь за порядком!

Заходим с фотографом в помещение, на второй этаж. Однако холодно! «В жилых комнатах работают обогреватели, а само здание к централизованному теплоснабжению не подключено. На днях будем устанавливать здесь автономное отопительное оборудование», — отвечает на мой вопрос о причине низкой температуры Александр Чеканов.

По его словам, реабилитационный центр сначала располагался в поселке Бира Облученского района – под нужды людей, попавших в тяжелую жизненную ситуацию,  энтузиасты арендовали здание бывшей школы. Когда же срок аренды закончился, решили переехать в Биробиджанский район.

— Это здание принадлежит Церкви евангельских христиан-баптистов села Найфельд, — рассказывает пастор. – Несколько лет назад обанкротился местный совхоз, и принадлежавшее ему имущество выставили на торги. В итоге постройку купила наша церковь: все документы, подтверждающие законность сделки, есть. Затем этот объект недвижимости пытались у нас отсудить, но безуспешно: Арбитражный суд ЕАО отстоял нашу сторону. В январе прошлого года церковь передала это строение реабилитационному центру — в безвозмездное пользование…  

Кому он нужен, этот Славка?      

Мы заглянули в жилые комнаты. В одной из них – пять железных кроватей с аккуратно заправленными постелями. На массивном столе — телевизор современной модели. На стенах — канареечного цвета обои, на окнах — симпатичные шторы. В углу – книжный шкаф, на непыльной полке – томики книг. На самом видном месте – Священное Писание. Уютно и тепло.           

Поначалу постояльцы смущаются корреспондентов, но затем их, что называется, «прорывает». Чувствуется, что наболело у них на душе, испытать им пришлось немало. Вот один из горемык пытается приподняться с кровати, опираясь на костыль.

— Был в лагере, — рассказывает Вячеслав. – В 2009 году освободился и узнал, что мама умерла. Квартира в Биробиджане осталась, но там сейчас живет племянница, и она меня не пускает. На работу устроиться не могу – нога очень болит, в лагере отказала. А здесь – исключительно! К нам относятся с уважением, с пониманием. Помыться можно, постираться. По вечерам смотрим с ребятами телевизор. А больше податься некуда. Александр Михайлович пообещал мне помочь с получением группы инвалидности…

А вот пенсионер из Ленинского района – Николай Николаевич. Несколько лет назад он обитал в общежитии районного центра, затем переселился к своему знакомому – помогал по хозяйству. Вскоре тот переехал в другое село, и остался бы Николай Николаевич на улице, но повезло: попал в реабилитационный центр «Маяк». В Найфельде пристрастился к чтению – записался в библиотеку.

Как сообщил Александр Чеканов, в настоящее время в реабилитационном центре, рассчитанном на 25 человек, содержится одиннадцать нуждающихся. Сюда привозят мужчин различного возраста без определенного места жительства – по инициативе органов социальной защиты и других официальных инстанций. Перед вселением всех постояльцев в обязательном порядке обследуют в туберкулезном диспансере – «разносчиков заразы» в «коммуну» не пустят. Текущую медицинскую помощь получают в сельской амбулатории и лечебных учреждениях Биробиджана.

— Новички сразу моются – так положено! Родную одежду постояльцев мы сжигаем, взамен выдаем нашу, чистую. С человеком, попадающим сюда, подписывается договор, и он проходит реабилитационный курс – от полугода до года, в каждом случае решаем индивидуально. За это время мы помогаем, если надо, оформить документы (многие поступают к нам без паспорта) и найти работу. В прошлом году трудоустроили таким образом 12 человек – дворниками, сельскохозяйственными работниками, разнорабочими. Здесь у нас открыта небольшая мастерская (шьем рукавицы), летом возделываем огород, планируем обзавестись подсобным хозяйством…

Достучаться до небес

В октябре прошлого года по местному телевидению показали сюжет о реабилитационном центре в Найфельде. Сделано это было, чтобы неравнодушные предприниматели помогли «Маяку» с приобретением соответствующего оборудования накануне отопительного сезона. Социальный сюжет в числе прочих увидели представители прокуратуры Биробиджанского района (мониторинг СМИ) и решили провести комплексную проверку заведения.

Представители отделения государственного пожарного надзора Биробиджанского района, обследовав здание, выявили с десяток нарушений требований пожарной безопасности. В частности, проверяющими было установлено, что крыша здания не противопожарная, огнетушители не перезаряжены, эвакуационные проходы узкие, решетки на окнах глухие, электропроводка слабая, а для отопления используются электронагревательные приборы. Биробиджанский районный суд, ознакомившись с результатами проверки, 14 декабря наложил административное взыскание – приостановить эксплуатацию проблемного здания с 1 января 2011 года. Срок ограничения — 60 суток. Александр Чеканов не согласился с этим решением и подал апелляцию в областной суд. «Ряд выявленных недостатков нами устранен – отремонтирована пожарная сигнализация, заменены все розетки, выданы новые электронагреватели. Однако сделать решетки на окнах распашными пока возможности нет. А если их убрать вообще, то жди неприятностей», — сообщил пастор.

31 декабря прошлого года суд ЕАО рассмотрел кассационную жалобу и оставил решение Биробиджанского районного суда в силе. Тем не менее деятельность реабилитационного центра не прекратилась…А на прошлой неделе областной суд рассмотрел аналогичную жалобу, связанную с нарушениями требований санитарно-эпидемиологической безопасности, выявленными в реабилитационном центре в Найфельде. Проверяющие обследовали пищеблок и нашли ряд недостатков, среди которых — неправильное хранение овощей, небезопасная технология мытья посуды. Председатель правления благотворительной общественной организации «Маяк», подавший жалобу, рассказал в областном суде, что выявленные нарушения санитарной безопасности в настоящее время устранены, но официально доказать этого не смог. Решение суда – приостановить деятельность реабилитационного центра на 15 суток.

— Если перестанет существовать наш центр, что прикажете делать бездомным? – сокрушается священнослужитель. — Замерзать на помойках или сгорать заживо в канализационных колодцах? Травиться суррогатами? Не проходит и месяца, чтобы местную криминальную хронику не пополняла насильственная смерть того или иного бродяги. Как с этим можно смириться? Ведь Президент России Дмитрий Медведев в своем Послании Федеральному Собранию подчеркнул, что нашим приоритетом была и остается поддержка людей, оказавшихся в трудной ситуации. А в Конституции сказано, что права человека являются высшей ценностью. Неужели для кого-то это пустой звук?

Иногда они возвращаются

Мы с редакционным фотографом спустились на первый этаж реабилитационного центра и, свернув с лестницы направо, попали в центральный холл – как рассказал пастор, здесь проходят занятия по основам религии. Люди задают вопросы о Боге, о смысле жизни, о предназначении человека. Но поглощением одной лишь «пищи небесной» времяпрепровождение, конечно, не ограничивается – из конца коридора, где располагается кухня и столовая, доносятся дразнящие запахи.

«Аппетитно!» – замечает мой коллега, не успевший пообедать. В просторной светлой комнате – деревянные столы и скамьи, а далее – кухня, где предусмотрено все – от внушительных размеров холодильника и водонагревателя литров на тридцать до разнообразной посуды, аккуратно размещенной на полках. Кряжистый повар, колдующий за «циклопической» кастрюлей, оборачивается и одаривает нас широкой улыбкой. Сегодня на обед (питание – три раза в день) будет  суп рисовый с картошкой, сельдь иваси из банок, компот. Добавку не возбраняется брать хоть три раза – не откажут. «Кушают тут хорошо!» — сообщает человек в фартуке. С большинством продуктов (от чая до мяса) помогают единоверцы и неравнодушные бизнесмены, хлеб же «общинники» закупают сами – на заработанные своим трудом деньги.

—  Побывав у нас, люди возвращаются в общество, занимаются полезным делом – разве это плохо? Многие затем, по три-четыре человека, снимают квартиру или дом, держатся вместе. Кроме того, мы ищем родственников наших подопечных. Так, например, в прошлом году вернули родителям четырех заблудших сыновей – отправили во Владивосток, в Краснодарский край, в другие регионы. За чей счет купили им билеты на проезд? Церкви на благое дело пожертвовали. Кстати, в наших планах – открыть аналогичный реабилитационный центр (для женщин) в поселке Хинганск. Сейчас мы решаем этот вопрос с областным правительством. Задумок интересных много, еще бы нам не мешали…А так много сил отнимает борьба, — посетовал Александр Чеканов.

Вот такая почти библейская история, которая продолжается в Биробиджанском районе. Прокуратура следит за неукоснительным соблюдением федерального законодательства, предусматривающего обеспечение безопасности граждан. Все помнят трагедии, происходившие в различных регионах России, когда в огне пожаров гибли обитатели домов престарелых, школ-интернатов. Цена чьей-то халатности – человеческие жизни. Регулярно находится экстренная работа и эпидемиологам. В Амурской области в прошлом году фиксировались вспышки инфекционных заболеваний, связанных с нарушением санитарных норм, – опасности подвергались дети, отдыхавшие в летнем лагере. Поэтому все подобные заведения должны быть максимально защищенными от «пагубных факторов». С другой стороны, возрастает количество тех, кто по различным причинам выпал из социума и, оказавшись на «дне», представляет не меньшую угрозу для окружающих.

— Их нужно спасать, — убежден пастор. – Кто-то считает, что бомжи — не люди. Зачем, мол, о них беспокоиться? Но для Бога все равны, все мы – его создания. А жизнь такова, что в сложной ситуации может оказаться каждый – так, например, в нашем центре проходили реабилитационный курс и люди с высшим образованием, и бывшие военные. Что мы будем теперь делать? Постараемся выполнить требования проверяющих, устранить все нарушения и надеемся в этом благом деле на помощь всех сочувствующих. Мир не без добрых людей…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *