Производительность труда увеличиваем сами

Производительность труда  увеличиваем сами - Один из корпусов «Виктории»

Николай НЕМАЕВ

Один из корпусов «Виктории»

Под девизом  «Виктория» ряд лет выживает в условиях жесткой конкуренции уникальная на Дальнем Востоке  биробиджанская чулочно-трикотажная фабрика

Майским (2018 года) указом Президента России Владимира Путина правительству РФ поручено обеспечить в ближайшие шесть лет рост производительности труда на малых и средних предприятиях не менее чем на пять процентов в год. Готовы ли выполнить задачу промышленные предприятия ЕАО?

Об этом первый материал из публикаций «Биробиджанской звезды».

С руководителем биробиджанской чулочно-трикотажной фабрики Еленой Самойленко (сегодня её должность — управляющий УК АО «Виктория») мы знакомы давно. И уверенная в своей правоте в силу громадного опыта работы в сфере легкой промышленности женщина говорит с представителем областной газеты откровенно и эмоционально.

— Если говорить, актуальна ли для нас задача повышения производительности труда, то да — очень и очень актуальна, — начинает беседу Елена Николаевна. Решение этой задачи очень влияет на себестоимость продукции и на ее конкурентоспособность. Решением задачи на предприятии  занимаются постоянно, не дожидаясь указов и помощи правительства. Решается она по-разному: модернизацией оборудования, повышением квалификации сотрудников, улучшением организации труда. На сегодняшнем этапе  мы без всяких капиталовложений можем  поднять её (производительность) не по пять процентов в год, а  в разы больше! Как только  отдел продаж отличится и получит крупный заказ, наши швеи и вязальщицы показывают рекорды производительности труда! Сегодня мы, стараясь победить конкурента и выложить свой товар на полки крупных сетевых ритейлеров, снижаем для них цены чуть ли не до прямых издержек, «отхватываем» кусочек рынка, тем самым  себе же устраиваем «конкуренцию» в  розничной сети.

Часто бывает, что по  следующей акции  крупный  ритейлер может тебя «кинуть за борт», потому что нашёл поставщика продукции из Средней Азии, где растёт хлопок, сырьё для производства рядышком в поле и продукция, конечно, дешевле.

А далее наш разговор на тему производительности труда перешёл в экскурс по истории предприятия.

—  Начало 90-х годов было пиком по занятости промышленного персонала на фабрике. У нас на предприятии трудилось около трех тысяч человек. И это не считая работников, занятых в детских садах и общежитиях фабрики! (Кстати сказать, люди работали хорошо. По данным тогдашнего управления статистики ЕАО, за первую половину 1990 года выпуск чулочно-носочных изделий превысил 18 миллионов пар — 109,9 процента к плану. Выработка на каждого человека составила 3137 рублей — 110,1 процента к плану. Ожидаемое выполнение плана прибыли (дохода), по оценке предприятия, — 175,9 процента. — Н.Н.). С тех пор численность промышленно-производственного персонала уменьшилась в десятки раз. Когда я в 2000 году пришла на фабрику директором — численность  занятых была только 400 человек. До 540 удалось нарастить за счет технического перевооружения и серьезной работы над ассортиментом, а теперь, увы, до 120 — сократить.

А промышленная площадка у фабрики каковой была, таковой в общем и остаётся — рассчитанной на многократно большее количество работников и задействованных помещений. За некоторым исключением. С тех пор подсобные одноэтажные здания, трех-этажный  трикотажный корпус продали. Но всё равно сегодня фабрика  занимает почти два с половиной гектара. И площади того же бывшего красильного производства — корпус в десять тысяч квадратных метров.

— Снаружи смотришь на нас: «О, крупная фабрика!».

А по сути, когда сравниваешь себя со средними, малыми и микропредприятиями, то мы давно уже малое предприятие, если говорить о товарообороте. По численности работающих до малого предприятия не дотягиваем чуть-чуть (все вместе -своей  группой компаний).

Если говорить о возможностях и преференциях, которые имеют малые компании, то «Виктории» это не касается потому, что в её уставном капитале присутствует государство.

— Налоговые льготы, освобождение от НДС, льготы по социальным страховым платежам — это не для «Виктории». Выживаем потому, что часть предприятий группы компании «Виктория» малые. Они арендуют у нас часть помещений точно так же, как здесь арендуют площади другие компании. Работают два малых предприятия  нашей группы, которые производят трикотаж под товарным знаком «Виктория», — разъясняет положение Елена Самойленко.

В то же время, несмотря на упомянутые «минусы», она считает, что у «Виктории» очень большие шансы нарастить показатель производительности труда.

— Если бы нас «привязали» по майкам, гарнитурам, носкам  к поставкам для дальневосточных силовых структур, к стабильному госзаказу (как было в советское и первое  постсоветское время), то результативность (производительность) нашего труда была бы гарантированно высокой, а рыночный, мелкосерийный ассортимент сразу стал бы обходиться дешевле. Предприятие ведь всей своей структурой изначально рассчитано на крупные объёмы. До принятия закона 44-ФЗ я, бывало, сама ездила в Москву, согласовывала образцы в центральном вещевом управлении Минобороны, сидела и ждала на конкурсе: вот будет вскрытие конвертов и, может быть, наша цена окажется лучшей, победит. В то время для дальневосточников были преференции — величину транспортных расходов от нашей цены «минусовали». Фабрика в начале двухтысячных  за полугодие гарантированно поставляла силовикам до 500 тысяч пар тех же чулочно-носочных изделий, — говорит о возможностях и особенностях предприятия Елена Николаевна.

Сегодня экономическая ситуация совершенно другая. Малому предприятию уже, наверное, не под силу поставлять продукцию «чулочки» по полмиллиона пар за полгода. Нет заказов — нет работы людям, невозможно сохранить ранее активно работающий костяк коллектива фабрики. Вязальщицы не рождаются и не обучаются, утрачен престиж рабочей профессии, люди уходят.

— Когда   сегодня в экономике  нестабильность, присутствует неуверенность рабочего человека в завтрашнем дне предприятия, промышленности в целом, разве отправят родители учиться ребенка на вязальщицу, та же  наша бывшая вязальщица не вернется на фабрику, она более-менее занята в сфере услуг, к примеру, фасует овощи-фрукты в гипермаркете! — восклицает Елена Самойленко.

И вспоминает, как пробовала решить проблему предприятий лёгкой промышленности с помощью главы государства.

— В свое время я просила сегодняшнего премьера, а тогда — занимавшего пост президента РФ Дмитрия Медведева, закрепить дальневосточные производственные компании за дальневосточными же силовыми структурами. На хабаровском электрокабельном заводе в 2012 году конверт ему отдала с просьбой: дайте нам возможность по экономически обоснованным ценам производить для силовиков продукцию. Нас не услышали. Теперь работает закон 44-ФЗ. И как по нему мы выиграем аукцион или конкурс, если у нас по определению сырьё очень далеко, перевозка дорогая? Если у нас все полотна и пряжа импортного производства?

Что к участию в торгах для государственных нужд допускаются только те, кто работает с использованием российского или белорусского сырья (происхождением из стран таможенного союза), — это враки. В России нет трикотажных полотен, конкурентоспособных, не дорогих, чтобы мы могли, купив их, выиграть аукционы. Покупая турецкое полотно, привозя его по высоким тарифам на Дальний Восток, платя зимой сумасшедшие деньги за отопление и электроэнергию, мы что, имеем шанс выиграть аукцион? Да это просто смешно! Наш министр промышленности и торговли разве не знает, что в России нет качественной пряжи собственного производства? Нет качественной крашеной пряжи на носки и в Белоруссии. Трикотажники России преимущественно используют  пряжу и полотна узбекского, турецкого производства. И мы закупаем это сырьё через посредников в Москве. Для прямых поставок сырья мы слишком малы, не интересны тем же китайским поставщикам текстильного сырья, — делится проблемой Елена Самойленко.

Если на эту ситуацию Министерству промышленности и торговли смотреть открыто и честно и если оно на деле, а не только на словах  за развитие дальневосточных предприятий несырьевого сектора экономики, и такие предприятия нужны государству, то можно без финансовых вливаний, только разумными административными методами их поддержать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *