Прошедший три войны

Для жителя села Унгун Леонида Матвеевича Корнейко военная служба растянулась почти на семь лет. За это время ему пришлось участвовать в трех войнах

Призвали его в пограничные войска в 1938 году. Через год их 42-я стрелковая дивизия была мобилизована на Финскую войну. В 1940 году началось присоединение к СССР Литвы, Латвии и Эстонии – и пограничников перебросили уже на этот, по сути дела, фронт.

В 1941 году дивизия, где служил наш земляк, находилась в пограничном городе Бресте. 

– Отец рассказывал, как начался первый день войны, – вспоминает дочь Леонида Корнейко Раиса, учитель Лазаревской школы. – Была суббота, банный день. Потом допоздна смотрели фильм. И вдруг ночью раздался грохот. Подумали, что гроза. А когда выбежали, то увидели, что памятник, стоявший на площади перед казармой, разбит снарядом. 

О защитниках Брестской крепости написано много. В их числе был и Леонид Матвеевич Корнейко. Большая часть бойцов его дивизии погибла, остальным пришлось с боями отступать на восток. Попали в окружение, но смогли пробиться к своим. Дивизия была заново сформирована и участвовала потом в освобождении Смоленска и других городов. За героизм и мужество в боях за Смоленск дивизии было присвоено звание Смоленской. Чуть позже она стала Краснознаменной и была награждена орденами Суворова и Кутузова. 

С 1943 года Леонид Корнейко воевал на реактивной установке «Катюша», с нею освобождал Белоруссию, Польшу, брал Кенигсберг. В Чехословакии был тяжело ранен и попал в госпиталь. А его «Катюша» в июне 1945 года принимала участие в Параде Победы в Москве.

В августе 1945-го, почти сразу после госпиталя, наш земляк попал на третью войну – с Японией. Освобождал Маньчжурию, Сахалин. Уже после войны узнал, что его имя вписано в Книгу памяти защитников Брестской крепости. А в мирной жизни Леонид Корнейко был водителем дорожной техники. 

Николаю Петровичу Белоцкому не было восемнадцати, когда ему пришла повестка из военкомата. После краткосрочных курсов радистов он попал в самое пекло войны – на Курскую дугу. Чудом выжил в этом аду. А вот в 1944-м, дойдя до Чехословакии, получил два тяжелых ранения. Настолько тяжелых, что лечиться пришлось два года. Уже в госпитале узнал, что в том же 1944-м погиб в Белоруссии его старший брат Сергей Петрович Белоцкий.

– Отец не любил вспоминать войну, но, судя по наградам, воевал он храбро. Имел орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За освобождение Праги»… После войны он работал механиком на военном аэродроме, а когда убрали аэродром, стал путейцем. Ранения в спину и ногу не прошли для него бесследно – ходил, ссутулившись, на ногу тяжело было наступать. Часто лежал в больнице. Умер отец в 1997 году, – рассказала дочь Николая Белоцкого Галина Ковтун.

К сожалению, фамилии многих унгунцев, кто погиб на войне, в селе забыты, из их родных здесь никого не осталось. Поэтому и памятник воинам-односельчанам, установленный в 2010 году, остался безымянным. 

 – Когда на День Победы проходила акция «Бессмертный полк», люди несли портреты воевавших родных. И не было ни одной фотографии тех, кто не вернулся с войны, – говорит Галина Ковтун.

Нес портрет отца и Геннадий Сулима. Иван Григорьевич Сулима прошел всю войну, получил не одну награду, а вернувшись домой, работал на железной дороге. Храбрым танкистом был еще один житель села – Григорий Петрович Фоменко, получивший за свои подвиги несколько орденов, в том числе и орден Славы. Связисткой прошла войну Анна Ивановна Козлова, которую многие унгунцы запомнили как строгого начальника местного отделения связи.

Два года назад в селе ушел из жизни последний участник войны – Василий Кузьмич Колобов. Он тоже был связистом, не оставив свою военную профессию и в мирной жизни. 

Станция Унгун и сама была мобилизована в годы войны. Здесь размещались автомобильный батальон, артиллерийская батарея, в сопках находились склады с боеприпасами. Один за другим шли к границе эшелоны с военными. Жители соблюдали светомаскировку, дежурили по ночам, а во время тревоги укрывались в газоубежище. В общем, эта станция стратегического назначения сыграла немалую роль в победоносном окончании Второй мировой войны.

* * *

В селе Чурки памятник-обелиск погибшим односельчанам установили в 1975 году, но на нем тоже нет ни одной фамилии. Хотя из тридцати жителей села, ушедших на фронт, десять не вернулись.

Известно о погибших совсем мало. Никифор Тихоньких до войны был председателем местного колхоза «Яркий луч», он погиб под Курском в 1943 году. Павел Антонович Черкашин погиб в мае 1944 года при освобождении Украины, похоронен в Тернопольской области. Два его старших брата – Михаил Антонович и Василий Антонович Черкашины в 1938 году были репрессированы. Михаила расстреляли, Василия освободили за недоказанностью обвинения. Он тоже воевал, но остался жив.

В Книге памяти ЕАО есть информация о двух жителях села – Мартынове Петре Ефимовиче и Мартынове Петре Сафроновиче. День в день совпадают даты их гибели – 4 февраля 1944 года. Совпадает и место гибели – Витебская область. Только в одном случае это деревня Шугаево, а в другом – деревня Шираево. Согласитесь, что и эти названия схожи, в одном из них явно допущена ошибка. Скорей всего, это один и тот же человек, и если кто-то знает о погибшем, просим откликнуться.

Из Чурков ушел на войну в 1941 году Андрей Иосифович Незнамов. Всего год с небольшим успел он повоевать и погиб в октябре 1942 года под Орлом. Без вести пропал в январе 1943 года еще один житель этого села Федор Матвеевич Иванчук, семья которого переселилась в Чурки из Украины в двадцатые годы. Незадолго до войны в село хлынула мощная переселенческая война – пятьдесят семей из Курской и Житомирской областей, Северного Кавказа. Многие из переселенцев тоже вскоре встали на защиту Родины.

* * *

Прежде чем поставить точку, хочу напомнить, что участниками войны были и жители тех сел, которых уже нет на карте Ленинского района. В селе Степаново в тридцатые годы проживало около 300 человек, пятьдесят из них были репрессированы, более двадцати ушло на войну, половина не вернулась. Среди погибших – братья Иван Михайлович и Павел Михайлович Молчановы. Их отец Михаил Семенович Молчанов был репрессирован, но суд его оправдал. Сын Иван тоже был арестован вместе с отцом, но дело было прекращено за недоказанностью обвинения. Иван Молчанов погиб под Брестом в июне 1944 года, Павел пропал без вести в декабре 1942-го. 

В январе 1942 года погиб еще один житель этого села Петр Григорьевич Беспалов.

Всего два месяца не дожил до победы Андрей Демидович Турков, сын школьного учителя, который был репрессирован в 1938 году. Андрей погиб в Германии, в городе Пейведеле. Под Сталинградом оборвалась в январе 1943 года жизнь Ивана Григорьевича Турулина.

Участвовали в войне жители сел Уркан, Успеновка, хуторов Козулиха, Максимиха, Ржахово. Вечная им память! 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *