Прощение «Славянки»

Прощение «Славянки» - Облвоенкомат остался без дворника

Облвоенкомат остался без дворника

Оскандалившийся арестами своих руководителей холдинг — хозяйственное подразделение погрязшего в коррупции «Оборонсервиса» — наследил и в нашей области

Оператор — это звучит…

 Добираться до Сопки, где находится теперь облвоенкомат, Надежде Федоровне Бабак со своей улицы Осенней приходится на двух автобусах. С пересадками преодолевает она и обратный путь. Хорошо, талоны выручают — Надежда Федоровна пенсионерка. А так бы приходилось выкладывать за проезд к месту работы пятую часть своей зарплаты.

В редакцию женщина обратилась по поводу нарушений работодателем ее трудовых прав.

— Работаю в подразделениях «Славянка» полтора года и поняла одно — справедливости от них не добьешься, — сделала вывод Надежда Бабак.

Оператор профессиональной уборки — так красиво называется ее должность уборщицы в трудовом договоре. Этот договор предоставил мне для ознакомления начальник АХЧ (административно-хозяйственной части) областного военкомата Виктор Мирошкин.

— Только это всего лишь проект — благие намерения, так сказать, — уточнил Виктор Павлович. — А пока люди — наш технический персонал — работают без всяких договоров. Поэтому и зарплаты у них мизерные, и социальных гарантий никаких.

— Говорите, в договоре есть право на отпуск и больничные обещают оплачивать? — удивленно переспрашивает Надежда Федоровна. — С трудом верится — я с сентября позапрошлого года работаю в «Славянке», пыталась отпуск попросить, а мне отказали — мол, вы, уборщицы, и так не перерабатываете. Это убирать два этажа — почти 900 квадратных метров — и не перерабатывать?

В договоре, который пока так и остался проектом, прописана и заработная плата «оператора профессиональной уборки». С дальневосточными надбавками-накрутками Надежда Федоровна Бабак должна получать около десяти тысяч рублей. Без них — шесть тысяч. Их женщине и платят, хотя она всю жизнь прожила-проработала на Дальнем Востоке. А вот какая должна быть зона обслуживания у уборщицы-оператора — об этом в проекте договора ничего не сказано. Получается, что за шесть тысяч рублей Надежда Федоровна должна ежедневно выдраивать территорию, равную 30 однокомнатным квартирам! Не слабо?

Если б эту «веселую» зарплату еще вовремя платили, может, люди не так бы роптали. А то ведь эти копейки приходится буквально выбивать! За август и сентябрь с Надеждой Бабак и другим техперсоналом военкоматов рассчитались только в конце ноября, за октябрь и ноябрь — буквально перед Новым годом. Декабрьскую зарплату пока не выдали.

Оператор — звучит, конечно, гордо, но уж лучше бы уважали и ценили труд простой уборщицы не на бумаге, а на деле.

 В списках не значатся

 Еще пару лет назад уборщицы, дворники и другой техперсонал числились в списках работников военкомата и зарплату получали от ведомства, которое обслуживали. Причем намного большую, чем сейчас. Дворник, например, зарабатывал 10-11 тысяч рублей, уборщица — 12-13 тысяч.

Потом в Министерстве обороны решили провести свою коммунальную реформу — в 2009 году при ОАО «Оборонсервис», которое стало ведать недвижимостью военного ведомства, создали холдинг «Славянка». Ему вменялось эксплуатационное обслуживание военных городков и их коммунальных сетей. В этот список попали и военкоматы. Таким образом, во власти «Славянки» оказались объекты Минобороны, расположенные на всей территории России. И дочка «Оборонсервиса», не успев повзрослеть, сама начала плодить собственных «дочек» — вскоре у «Славянки» появилось четыре региональных и 73 территориальных филиала!

Поначалу воинские городки и военкоматы области с их отделами обслуживало ООО, базирующееся в Ленинском районе. Затем фирмой-представителем «Славянки» на Дальнем Востоке стала компания «Примекс-ДВ». Действовала она по доверенности, выданной московским холдингом. Свои обязательства перед «дочками» «Славянка», имея 25-миллиардный денежный оборот в год, выполняла как самая нерадивая мачеха. «Дочки», в свою очередь, не выполняли всех обязательств перед наемными работниками и подрядчиками. Тот же «Примекс-ДВ» далеко не всегда обеспечивал техперсонал моющими средствами, метлами, лопатами.

— Когда я работала в старом здании военкомата на Димитрова, там в туалеты невозможно было зайти, мыли их часто одной водой, — рассказала одна из бывших уборщиц.

Задержки зарплаты в «Примекс-ДВ» вошли в систему. На требования работников ответ был один: «Москва денег не дает». И если во Владивостоке и Хабаровске ответной акцией стали протестные забастовки, то в Биробиджане уборщицы и дворники попытались бороться за свои права без крайних мер. Вначале они обратились за поддержкой в нашу городскую прокуратуру, но так как их работодатель находился в Хабаровске, биробиджанские прокуроры посоветовали написать жалобу хабаровским коллегам. Послушались совета, написали. И получили ответ, что в официальных списках ООО «Примекс-ДВ» ни один из них не значится. А когда им выдали на руки трудовые книжки, там стояла печать совсем другой фирмы — «Персона ДВ».

— Когда я устроилась на работу в военкомат, мне пообещали на словах одну зарплату, а платить стали в два раза меньше. Решила уволиться, но расчет мне долго не давали. Выпросила телефон директора, стала ему звонить, плакала в трубку. Только тогда со мной расплатились, — рассказывает Марина Воронкова.

За четыре месяца только из городского отдела облвоенкомата уволилось четыре уборщицы, два месяца назад уволился дворник — теперь территорию военкомата убирают по очереди сотрудники. Найти замену проблематично — кто захочет чистить снег и колоть лед за две тысячи рублей — столько платили дворнику.

В муниципальных отделах военкомата зарплаты техперсонала еще смешнее. В Смидовиче дворник получает 950 рублей, а уборщица — три тысячи. В Амурзете зарплата уборщицы 2800 рублей, а дворник, убирая почти гектарную зону обслуживания, имеет 1700 рублей за свой труд.

 От ООО до ООО не изменилось ничего

 Расследование по этому делу я начала еще осенью прошлого года, когда бал правило ООО «Примекс-ДВ». На вопрос, почему людям месяцами не платят зарплату, директор компании Михаил Турчанов ответил, что и сам он находится в числе пострадавших, что и ему «Славянка» расчета не выдала.

— Звоните в Москву, спрашивайте там, почему они так поступают, — дал Михаил Юрьевич совет, явно лукавя. Когда же узнал, что о нарушениях прав работников будет рассказано в газете, посерьезнел и пообещал, что «это дело он протолкнет».

Долги по зарплате были выплачены лишь через два месяца после того, как договор с «Примекс-ДВ» «Славянка» расторгла.

С первого октября прошлого года представительницей холдинга стало ООО «Эко-Центр М» — крупная московская компания. Люди воспряли духом — надеялись, что хоть теперь порядок будет наведен. Но вскоре произошли скандальные события в «Оборонсервисе», 16 ноября были арестованы гендиректор «Славянки» Александр Елькин и главный бухгалтер холдинга Юлия Ротанова. Из их сейфов были изъяты не только документы, но и огромные деньги — 4,5 млн. долларов и 130 млн. рублей. Выяснилось, что за два года верхушка «Славянки» успела приватизировать в свою пользу 50 объектов столичной недвижимости! Рискну предположить, что немалая часть этих денег и объектов были приобретены на деньги, сэкономленные на зарплатах уборщиц, дворников и других технических работников, обслуживающих военные объекты и военкоматы. Тогда же, в ноябре, заговорили о ликвидации «Славянки» и «Оборонсервиса».

До «Славянки» коммунально-хозяйственной структурой военного ведомства в Биробиджане ведала КЭЧ — квартирно-эксплуатационная часть. В бывшем ее здании находится сейчас и представительство «Эко-Центра М». Хотя представительство — громко сказано, ибо ведает всеми делами менеджер компании Марина Ткаченко. Мне очень хотелось лично пообщаться с Мариной Владимировной, но дозвониться до менеджера по сотовому телефону удалось лишь один раз. «Если мой начальник даст добро — я буду с вами говорить», — поставила условие Марина Ткаченко. Договорились еще раз созвониться и потом уже встретиться. Директор филиала ООО «Эко-Центр М» в Хабаровске Анатолий Земляков добро на общение со своей подчиненной дал, но дозвониться до нее мне так и не удалось — не брала Марина трубку сотового телефона. Не получилось и личной встречи — кабинет представительства оказался закрытым, а его хозяйка, по словам завскладом, уехала по каким-то делам в город.

Вопросы, заготовленные для Марины Ткаченко, я задала Анатолию Землякову. Опущу подробности, как Анатолий Михайлович ссылался на объективные трудности и огромный объем взваленных на его плечи забот.

— У меня в подчинении 1700 человек — почти весь Дальний Восток. А в ЕАО всего 104 человека. Почему, спрашиваете, нет трудовых договоров? Но я же не могу за три месяца сразу все решить. Зарплаты, говорите, маленькие? Но, знаете, мы их платим по нормам, рассчитанным Москвой, так что претензии не к нам. Если бы уборщицы работали как следует и полный рабочий день, они бы получали 14-15 тысяч, а то ведь многие в трех-четырех местах числятся и еще хотят, чтоб им большие деньги платили. Но сейчас, извините, капитализм, а не социализм, — привел директор последний веский довод в свое оправдание.

— А социальные гарантии тоже не положены при капитализме?

— Все это будет в договорах, — пообещал директор, — но попозже. Мы ведь в финансовом отношении полностью зависим от «Славянки».

— Почему «Славянка» сделала выбор в вашу пользу? — интересуюсь.

— Мы честно выиграли конкурс.

Как рассказали сведущие люди, честно выиграть конкурс в «Славянке»- это предоставить расчеты с меньшими затратами и большей экономией средств. Головная фирма очень приветствует рачительных и экономных. Вот только ответ, в чью пользу такая экономия, думаю, ясен без подсказки.

 Дело холдинга живет

 Пока готовился материал, арестовали заместителя гендиректора «Славянки» Константина Лапина. За несколько месяцев число филиалов холдинга сократилось почти вдвое.

Сократилась и зарплата Надежды Федоровны Бабак — с 7 до 6 тысяч рублей. Но аргумент типа «сейчас капитализм, а не социализм» — ни ее, ни других пострадавших от беззакония не устраивает.

— Скажите, у вас есть претензии к работе уборщиц? — спрашиваю начальника АХЧ облвоенкомата Виктора Мирошкина.

— Никаких претензий нет. Они работают добросовестно, убирают чисто. Приходят рано утром, уходят поздно. Считаю, что платить им такие зарплаты, как сейчас, стыдно и позорно. Но воздействовать на их работодателей мы не можем — нам они не подчиняются, — с сожалением констатировал Виктор Павлович.

«Славянка» погрязла в коррупции. Проще ликвидировать эту структуру, чем ее исправить», — высказался по поводу пресловутого холдинга сам премьер-министр России Дмитрий Медведев.

Но курилка не только жив сам, но и дает прикурить другим. Узнала, что Михаил Турчанов — директор того самого ООО «Примекс-ДВ», которое грубо нарушало права работников и было отстранено от дел, своими бывшими хозяевами прощен и теперь работает непосредственно в самой «Славянке». И не исключено, что фирма, которой он руководил, вновь всплывет в качестве «славянской» представительницы на Дальнем Востоке — ООО сменит другое ООО под покровительством той же «Славянки».

Только Надежде Федоровне Бабак от этих перемен ни холодно, ни жарко. Устав, но не перестав бороться за свои законные права с погрязшим в коррупции холдингом и его нечестными в выполнении своих обязательств «дочками», она пытается сейчас найти себе работу в другом месте. Там, где ее законные права не будут нарушать, а труд будут уважать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *