ПРОСТО ЛЮБОВЬ

ПРОСТО ЛЮБОВЬ

Фото: РИА Новости/Александр Моклецов

Юрий Гагарин более полувека остаётся самым популярным землянином

Он прожил всего 34 года, но остался в памяти человечества навсегда — как первый, кто сумел вырваться за пределы обыденного и подняться туда, где царят вечный холод и мрак.

«Известия» вспоминают, кем был — и остается — Гагарин для всех нас.

 

Шутки в сторону

Лётчик-космонавт Юрий Гагарин занимается утренней зарядкой. И. Снегирев / РИА Новости

Советский Союз был страной победившего социализма — делавшей ракеты, перекрывавшей Енисей, а также в области балета впереди планеты всей; об этом и по сегодня любят ностальгически вспоминать энтузиасты ушедшего строя. Но на бытовом уровне СССР был, не в первую, конечно, но не в последнюю очередь, страной победившего анекдота — во всех смыслах, от абсурда жизни в тени месткома, парткома и прочих «-комов» («Логики не ищи» — как, по легенде, говаривал один из самых адекватных советских лидеров Л.И. Брежнев) до, собственно, умершей вместе с советским строем низовой смеховой культуры.

Анекдоты рассказывали обо всех, выражаясь нынешним волапюком, «иконах» советского строя. О вождях (хотя такие шутки в отдельные периоды могли закончиться для рассказчика печально, вплоть до полной гибели всерьез). О вошедших в фольклор героях реальных и вымышленных, в диапазоне от В.И. Чапаева до полковника Исаева-Штирлица. О трещавшей к концу 1970-х по швам «дружбе народов» (отдувались за всех ни в чем не повинные жители Чукотки и, естественно, евреи). О чудесах советской плановой экономики («как ни собирали стиральную машину, а всё равно выходит автомат Калашникова»).

Но был один герой официальной пропаганды — причем временами достаточно назойливой, — над которым не ерничали никогда. Не потому, что боялись или преклонялись перед величием, — потому, что искренне любили. Тихо, трепетно, без казенного пафоса — точнее, вопреки ему. Имя этого человека известно с 12 апреля 1961 года всему миру: Юрий Гагарин.

Полет человека в космос был не только вехой в развитии науки, но и мощным пропагандистским инструментом: первым на орбиту поднялся именно советский человек, член КПСС, крестьянский парень. «Народ ликует! Юрий Гагарин в Москве!» — аршинными буквами сообщала первая полоса «Известий» 14 апреля 1961 года. Народ действительно ликовал — возможно, первый раз с 9 мая 1945 года совершенно искренне, от всего сердца, без казенной обязаловки. Собственно, и сама торжественная встреча в столице случилась совсем не по обычному советскому шаблону — почти спонтанно, благодаря внезапному движению души Никиты Хрущева. Любовь к Гагарину — чистая, почти детская — случилась сама собой, без лишней агитации. И даже немногочисленные отщепенцы-диссиденты, злобно клеветавшие на советский строй даже по самым невинным поводам (в общем говоря, хватало и поводов вполне возмутительных), не находили — да, наверно, и не искали — дурных слов по поводу «нашего Юры». Ну, может быть, истории о благосклонном отношении к алкоголю — а кто на Руси к нему не благосклонен? Мелкие слабости лишь добавляли штрихи к образу простого парня из деревни Клушино, который сказал: «Поехали!» — и дотянулся до звезд. Понимание, что Гагарин выше любых идеологических и любых других различий, стало, наверно, всеобщим. «Гагарин: герой космоса и легенда поп-культуры» — это название подготовленной к очередному юбилею полета и весьма благоговейной по тону передачи радио «Свободная Европа», явно незамеченной в больших симпатиях к чему-либо русскому.

И со «свободными европейцами» не поспоришь: Гагарин действительно почти моментально стал едва ли не единственным супергероем для всего мира родом с одной шестой части суши. Над майором Гагариным не работали имиджмейкеры (тогда и слова-то такого не было) — но всё в нем магическим образом складывалось в образ самого земного и самого живого человека. Азартно игравшего в баскетбол, поднимавшего в гостях у Шолохова в Вёшенской тосты простецким самогоном и фотографировавшегося с королевой Елизаветой после парадного приема при чинном британском дворе, разъезжавшего по Москве на подаренной французами спортивной MatraDjet и продолжавшего летать — побывав в космосе, он продолжал жить небом. Превратить его в забронзовелый монумент — ни при жизни, ни в последовавшем бессмертии — не удалось даже советской пропагандистской махине. От знаменитой улыбки до мелких деталей, вроде столь же легендарного развязавшегося шнурка во Внуково — всё в Гагарине было слишком человеческим, к большому удивлению тогдашних наших идеологических противников.

До Гагарина самым популярным русским именем в мире было Иван — после 12 апреля 1961 года им стало Юрий. И если Ivan был мрачноватым типом в шапке-ушанке и с калашниковым наперевес, то Yuri улыбался, как настоящая звезда, и летал к звездам.


Владислав Крылов

Юрий Гагарин стал самым влиятельным россиянином века по версии Forbes

Первый космонавт планеты Юрий Гагарин возглавил рейтинг журнала Forbes «Самые влиятельные русские столетия», в который вошли сто человек, оставивших свой след в истории России по версии издания, обнародованной в 2017 году.

Как отмечает «Газета.ру», в ходе предварительного голосования, в котором участвовали читатели журнала, за Юрия Гагарина отдали свои голоса 52,2%. Кроме Гагарина в тройку лидеров вошли Иосиф Сталин и Владимир Путин.

Фото: РИА Новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь + шестнадцать =