Просто обувка

Просто обувка

Семьдесят лет назад, в мае 1946 года, в Биробиджане открылась скромная обувная мастерская, ставшая впоследствии самым крупным на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири обувным производством

Эта мастерская, или как ее потом стали называть, Биробиджанская обувная фабрика, располагалась в деревянном здании по улице Ленина. Возглавлял небольшой коллектив, состоявший из сорока восьми человек, первый директор Николай Кишин. Труд в основном был ручным, на всю мастерскую имелось всего пять швейных машинок и один флизельный станок.

Начала мастерская свою работу с выпуска детской обуви на кожаной подошве. Крепилась подошва деревянными шпильками. Кстати, детская (гусариковая) обувь всегда пользовалась повышенным спросом у потребителей. Она шилась – не клеилась, а именно шилась – только из натуральной кожи, тогда как обувь для взрослых в нашей стране изготовлялась в основном из искусственных материалов. Люди старшего поколения наверняка помнят невероятно прочные и надежные сандалики, которые довелось носить в детстве.

В том же 1946 году работать на фабрику пришел молодой, но уже опытный обувщик, восемнадцатилетний Яков Шнайдерман. Он действительно хорошо знал обувное производство, ведь начинал Яков обучаться  мастерству сапожника с четырнадцатилетнего возраста в уральском городе Бузулуке, где его семья находилась в эвакуации.

Зимой рабочий день на фабрике начинался с обогрева помещения. В здании находилось несколько печей, которые сначала надо было растопить, а потом уже приступать к основной работе.

Вторым директором фабрики был Владимир Яичков. Пришел он сюда с должности заместителя председателя горисполкома. А вот Яков Шнайдерман в это время проходил все ступени профессионального роста: стал сменным мастером, затем главным инженером, а в 1962 году принял руководство фабрикой.

Старую фабрику по улице Ленина закрыли по причине ее  ветхости. Краевой инспектор по охране труда признал фабричное здание аварийным, и перед обувщиками замаячила перспектива остаться без работы. Коллектив письменно обратился за помощью в столицу. Было принято решение отдать под фабрику здание строящегося общежития на 64 места. Это двухэтажное здание по улице Пионерской до сих пор называют старой обувной фабрикой.

В 1972 году вступила в строй новая четырехэтажная обувная фабрика с шестью основными и пятью вспомогательными цехами. Для работы необходимо было набрать двухтысячный коллектив. А где взять столько специалистов?

На базе обувной фабрики открыли ПТУ №21 (сейчас это технологический техникум), где стали готовить не только специалистов по выпуску обуви, но и электриков, и наладчиков обувного производства. Спустя четыре года это училище стало выпускать швей, вязальщиц, а потом и поваров, и кондитеров, и парикмахеров, но своим открытием оно обязано обувной фабрике.

Многие биробиджанцы помнят забытое сейчас слово «химики». Так называли тех, кто имел проблемы с законом и отбывал наказание на предприятиях и стройках народного хозяйства. В Хабаровском крае была лишь одна женская спецкомендатура и находилась она при Биробиджанской обувной фабрике.

Условно осужденные и условно освобожденные женщины  неплохо трудились в фабричных цехах. Жили «химички» в одном из фабричных общежитий. Их распорядок дня контролировал «строгий, но справедливый» майор милиции Айзик Талисман. После освобождения многие оставались работать на фабрике, при этом за ними сохранялось жилье в общежитии, которое в народе сейчас называют Санта-Барбара.

Коллектив фабрики за год выпускал более трех миллионов пар обуви. Как-то подсчитали: если бы продукция фабрики оставалась только в области, то на каждого ее жителя приходилось бы по пятнадцать пар обуви. Такое огромное производство требовало большого количества рабочих рук.

В конце восьмидесятых годов осваивать обувное производство на фабрику приехала большая группа девушек из Вьетнама. Бывая в Северной Корее в качестве консультанта на строящейся там обувной фабрике, Яков Аронович пригласил в Биробиджан на стажировку триста молодых кореянок.

Корейские девушки ходили на работу и с работы строем, носили одинаковую полувоенную форму и были похожими друг на дружку, как родные сестры. После полуголодной жизни в Стране утренней свежести, ассортимент рабочей столовой казался им рогом изобилия. Девушки признавались, что молоко они впервые попробовали в Биробиджане, а о том, чтобы ежедневно есть мясные продукты, раньше не могли даже мечтать.

Иностранные работницы одно время составляли почти третью часть интернационального фабричного коллектива.

Нередко качество продукции Биробиджанской обувки вызывало нарекания у покупателей, но в этом вины обувщиков не было. Дело в том, что модели обуви и технологические условия ее изготовления присылали на фабрику из Челябинска. Все было рассчитано не на улучшение качества, а на увеличение количества. Это касалось почти всей советской обуви.

Зато почти все руководство области и даже Хабаровского края носило нашу обувь. Покупали ее, разумеется, не в магазинах, а заказывали на фабрике. Рабочие экспериментального цеха могли шить туфли и сапоги, которые по качеству превосходили импортную обувь. Над ними же не «висел» план.

Биробиджанская обувная фабрика, кроме производства, имела и большое коммунальное хозяйство. К фабрике относились два рабочих общежития, дом (так называемая малосемейка), два детских сада, обувной магазин в центре города и т.д.

Особой гордостью руководства фабрики был медпункт. В нем находились процедурный, гинекологический, стоматологический, массажный кабинеты, водолечебница. Да, сейчас трудно поверить, что рабочие после трудового дня могли принимать лечебные ванны с кульдурской водой. Воду доставляли из Кульдура специальной машиной. Также в медпункте готовили кислородный коктейль.

В физиокабинете находился единственный тогда в области прибор вакуумного массажа.

2Почти сорок лет руководил предприятием Яков Аронович Шнайдерман. Ни один руководитель в области не имел такого стажа работы на одном производстве. Он был не только, как сейчас говорят, крепким хозяйственником, но и досконально знал все тонкости обувного производства. В Якове Ароновиче как бы уживались две личности: жесткий диктатор и добрейшей души человек.

Провинившиеся  руководители  цехов и отделов заходили в кабинет директора на трясущихся ногах – Яков Аронович мог устроить такой разнос, что мало не покажется. Зато он делал все возможное, чтобы помочь человеку, попавшему в трудную ситуацию. Говорят, что директор знал по именам каждого из работников своего двухтысячного коллектива. И, кстати, именно в здании «старой» обувки разместилось хлебопекарное производство, которым  руководит Яков Аронович.

На обувной фабрике трудились работники, имена которых звучали за пределами нашей области, – Ева Швец, имевшая звание «Лучший обувщик края», инициаторы движения «Пятилетку – за два года» Людмила Кержнер, Исаак Давыдов и Антонина Кузнецова.

Многие обувщики работали на предприятии семьями. Вместе с мастером Любовью Пан Сю Тан трудились три ее дочери и зять, шесть человек на фабрике носили фамилию Смикун, пятеро – Беспоясниковы, четверо – Пищиц. Возглавлял автохозяйство фабрики Ефим Гинцбург, а две его сестры были начальниками цехов.

Сейчас обувная фабрика в Биробиджане – единственное обувное предприятие от Камчатки до Новосибирска. Но это уже другое предприятие – частное и называется «Росток».

Бывшие обувщики создали совет ветеранов обувной фабрики, возглавляет который Галина Жук. Они собираются, чтобы пообщаться, поговорить о былом, вспомнить тех, кого уже нет в нашем городе. Многие из них начали свою трудовую биографию на обувке и проработали здесь всю свою жизнь.

Фото начала 1970-х годов. Руководство фабрики с ветеранами
Фото начала 1970-х годов. Руководство фабрики с ветеранами
В пошивочном цеху
В пошивочном цеху

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *