Процесс пошёл!

Процесс пошёл!

Олега Черномаза

«Еврейский театр – это Поэзия, Тора и Каббала»

Так говорит о своей работе и творческих задачах новый художественный руководитель Биробиджанского еврейского музыкального театра «Когелет» Сергей Корнилевский. Об этом нижеследующий монолог худрука.

— Я не позиционирую себя как человека, который имеет художественный взгляд. Я в театр пришёл в 1980 году с институтской скамьи. В нынешней, четвёртой реинкарнации еврейского театра в Биробиджане в нашем «Когелете-2» худруком я стал достаточно неожиданно для себя самого. Впрочем, во многие творческие профессии люди приходят подобным образом.

Театр в нынешнем его виде действует почти десять лет. А какие знаковые постановки им созданы? Мы начали считать. Из «нетленки», которую можно ещё не раз выпустить на сцену, — «Зажги свечу со мной», «Ай гоу ту Хайфа», «Король подтяжек». Первые два спектакля созданы при покойном Владимире Землянском, последний – примерно три года назад. Определяют ли эти постановки лицо Биробиджанского еврейского театра? И пока мы в спорах искали истину, руководство городского Дворца культуры мучилось вопросом: «Кто?». Признаюсь, на это эпохальное собрание я попал случайно. Просто у меня тоже были вопросы: «А что мы, собственно, сделали?» и «Кто?». Но когда при обсуждении второго вопроса глаза присутствующих устремились на меня, я понял, кто именно будет этим самым «кто».

Конечно, Владимир Александрович сформировал у биробиджанского зрителя определенную планку, и все ждали — сумеет ли «Когелет» без Землянского сделать хоть что-то похожее? Я считаю, что при Светлане Васильевой не дотянули: «Трость» – спектакль абсолютно современный, напористый, с множеством условностей, и его премьера состоялась 1 апреля, когда люди настроены на нечто другое. И что в нём было еврейского? Надежды людей, которые пришли на премьеру, не оправдались.

«Тридевятое местечко» вытянули в основном за счёт старой гвардии. В спектакле мощная хореография, но актёры были превращены в живые декорации для хороших танцев. Я тоже был на сцене, и мне это тоже было не по нутру.

К сожалению, за это время колоритный актёр Владимир Градов отошёл как-то от театра, у Игоря Маргулиса свои проекты появились. Но ядро коллектива есть. Опытное, умеющее и желающее работать. И что особенно важно для народного театра – все это люди самодостаточные, состоявшиеся, зарабатывающие себе на жизнь другим — «нетеатральным» — способом и потому финансово независимые. То, что они приходят в театр на репетиции три раза в неделю, так это только потому, что они здесь отдыхают душой. Поэтому режиссёра-тирана они терпеть не будут, и я таковым ни в коей степени не являюсь. Я сам из их числа. Если же я почувствую, что мои взгляды на еврейский театр расходятся со взглядами коллектива – просто уйду. Но город потерять театр не должен. «Когелет» – это имя, это традиция, это аура, это творческий почерк. Это по приказу директора не появляется. Поэтому и получается, что считанные люди театр держат.

Я всё время провожу параллели с театром на Таганке. Когда режиссёра Любимова выгнали из страны, а лидера, который повёл бы за собой коллектив, не нашлось, то возникло Содружество актёров Таганки. Оно, по-моему, до сих пор существует как творческая единица. Там принцип: отвергая – предлагай. У нас содружество актёров «Когелета» появилось на тех же душевных принципах. Пока получается так работать.

Что мы должны делать? Это должен быть еврейский народный музыкальный театр. Народный — не потому, что мы полностью в фолк погружены, а по статусу. В том числе по статусу у нашего зрителя.kogelet

Я помню, как возникший творческий кризис разрешился в театре при Владимире Землянском. У меня с ним был конфликт, в «Когелете», как мне показалось, какие-то проблемы. И вот мы: я, Татьяна Конончук, Саша Белопашенцев, Алёна Никитенко и Оксана Мамалыга – яркая исполнительница, тогда ещё студентка колледжа культуры – честно поговорили с худруком и просто спокойно отошли в сторону. Взяли за основу еврейское песенное наследие и создали свою группу «Новый Вавилон». Я уже и в театр давно вернулся, но «Новый Вавилон» успешно существует и по сей день. Так что творческие конфликты вполне могут быть созидательными, главное – хотеть сохранять лучшее и создать новое. Землянский это хотел и умел.

За шесть лет взгляда со стороны я укрепился во мнении, что в 70-х годах режиссёр КЕМТа Юрий Шерлинг нашёл верный путь: он взял местечковые песни, но придал им академическое звучание, в танцы ввёл балетную пластику, превратив постановки в мистерии, феерии. Он понял особость стоявшей перед ним задачи: еврейский театр должен быть метафоричен, как поэзия, многозначен, как притча, глубок, как Тора, мистичен, как Каббала. А Владимир Землянский в «Когелете» эту линию продолжил, определённым образом трансформировав. Вот это направление, унаследованное «Когелетом», мне всегда нравилось.

Сегодня у нас есть профессиональный вокал – группа «Вавилон», есть мощная хореография – Виталий Тертя «держит» коллектив, есть некоторое финансовое подкрепление – заслуга Владимира Землянского, который в своё время позаботился о поддержке костяка артистов театра. Надо найти сочетание артистов, не поющих, не танцующих, но умеющих работать на сцене с теми, кто может петь и танцевать. Может очень хороший мюзикл получиться.

С музыкальной историей предстоит хорошо поработать. Сюжет её должен быть таким, чтобы касался каждого сидящего в зале – чтобы это было «наше всё». Вероятно, за основу мы возьмём произведение Наума Ливанта «По станции по Тихонькой». Его особенность в том, что оно написано пятистопным ямбом белым стихом (как переводы Пастернака из Шекспира) и там на равных звучит русский и еврейский текст, как, собственно, долгое время и было в Биробиджане. В произведении предстаёт история страны Биро-Биджан от 1920-х годов до современности. Там и профессор Брук, и «Всесоюзный староста» Михаил Калинин, и другие узнаваемые персонажи. В них зрители должны увидеть знакомое, близкое им.

И здесь мы уже говорим о некоем этническом и культурном коктейле, в котором бельгиец Марек Хальтер и наш общий петербургский друг Всеволод Вихнович независимо друг от друга увидели в здешних людях особую народность – биробиджанцев. Может быть, теперь надо всем нам вместе продолжить строить «страну Биро-Биджан», «Биробиджан – мою любовь, мою совесть», за воспевание которой осудили в 1949 году поэтессу Любу Вассерман?

Мы – биробиджанцы – советские евреи, у которых в основе создания национальной автономии лежала идея «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Это советское еврейство «затирается» сейчас понемногу, многие делают вид, что его и не было, а вскоре о нём никто и не вспомнит. Но эти люди были, они честно отстаивали свой путь, мы сами родом оттуда, из биробиджанского «плавильного котла».

Конечно, произведение Ливанта в том виде, в каком оно сейчас существует, — не истина в последней инстанции. Это информация для размышления. Над ним надо работать, разбивать по сценам, искать для них песни. Хотя что-то уже отработано как отдельные номера.

Мы надеемся вступить в программу «100 грантов Президента» по театральной деятельности, получить грант на постановку спектакля. Сделаем современное техническое оформление сцены и пошьем соответствующие той эпохе костюмы. Помните, мы ставили «Моня Цацкес – знаменосец»? Тогда мы пошили аутентичную военную форму 30-х годов на Мосфильме! Костюмирование – очень дорогая и важнейшая работа для театра. Ценные костюмы хранятся в театрах десятилетиями, и когда надеваешь такой костюм, зная, что ранее в нём выступал такой-то «классик», – вот это создаёт воздух настоящего театра. Костюм – это всегда немного мистика: надевая костюм Наполеона, ты и сам становишься немного Бонапартом. Если появятся ресурсы – мы подготовим хороший мюзикл к 80-летию Еврейской автономной области в 2014 году.

8 июня этого года мы отметим не просто десятилетие «второго» «Когелета», а 79-летие театра. То есть вместе с областью будем отмечать совместный юбилей. Биробиджанский еврейский театр берет своё начало от БирГОСЕТа, который строил ещё Казакевич! Получится наша задумка – это будет наш хороший подарок к юбилею Еврейской автономной области и самим себе. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *