Психолог – не каратель

Психолог – не каратель

Веры Кравец

После трагичного случая в Москве, когда старшеклассник  в школе застрелил учителя и полицейского, мэр столицы Сергей Собянин тут же распорядился провести переаттестацию школьных психологов

Но только ли в квалификации психологов дело? Об этом наша беседа с педагогом-психологом областного центра социально-психологической помощи семье и молодежи Ольгой Еремеевой.

 — Ольга Анатольевна, если оттолкнуться от этого трагического случая, можно ли нарисовать общую картину: какие сейчас психологические трудности испытывают подростки в школах?

 — Нестыковка интересов и мироощущения, конфликт пресловутых «отцов и детей»… — это было и будет всегда. Современные дети не плохие — они просто уже другие. Отличные от нас, как и мы, взрослое поколение, были такими для своих родителей. Бунтари, мечтатели, новаторы, порой не понимаемые и даже гонимые. И такие конфликтные, даже трагические, ситуации, следует ожидать, тоже будут иметь место. Потому что, что бы мы ни говорили, далеко не всегда мы вовремя замечаем того душевного и эмоционального разлада, который случается у подростков.  Тревожные, хулиганские ситуации, происшествия  «из ряда вон» случались в советские времена – тогда на таких детей сразу ставили клеймо неблагополучных — и на учет в детскую комнату милиции, а дальше за ними шла слава чуть ли не криминальных элементов.

Мало кто задает вопрос – а почему старшеклассник убил двоих людей! Почему делали это школьники в той же Америке, судя по происшествиям прошлых лет?

 — Сейчас активно обсуждается вопрос, как школьные психологи упустили этого ребенка, проглядели нарождающуюся трагедию…

 — Психолог — это только часть процесса. Дело, помимо прочего, во взаимодействии их с другими участниками психологического формирования и воспитания личности ребенка. Опыт показывает, что сами школьные психологи мало что могут сделать без взаимосвязи с педагогами и родителями. Ведь если взять современную ситуацию со школьными психологами в области — что получается? По данным областного комитета образования, их сейчас в школах области работает более 50 человек. Но ведь этого очень мало! Я сама часто выезжаю в районы по работе и вижу, что школы там и рады бы заиметь у себя в штате психолога, но нет желающих! 

А где-то их и быть не может, потому что школа малокомплектная, нет такой ставки. Где-то в школах психологами подрабатывают учителя других специальностей, например, русского языка. Разве это квалифицированная работа, учитывая специфику труда психолога в детской среде?

У современного школьного психолога работы в учебном заведении сейчас невероятно много, потому что запросы клиентов к таким специалистам в последнее время только возрастают. Помощь нужна очень многим и по многим поводам. Это и высокий уровень тревожности учеников, обусловленный учебными требованиями школы, педагогов, контролем родителей, навязанным самоконтролем, и низкая самооценка, высокая конфликтность школьников в коллективе…

 — То есть психолог, в первую очередь, друг, всегда готовый выслушать и помочь в трудной душевной ситуации?

 — Давно сложилась ситуация, которую никак не получается исправить: авторитета психолога в школах нет. Нет доверия к этому человеку учеников, нет у педагогов, у родителей. До сих пор в родительской среде имеют место стереотипы, что обращение за помощью к психологу — это чуть ли не поход в дом для душевнобольных и вдобавок справка о том, что человек психически нездоров. Некоторые учителя принимают психологов в школах как людей ненужных, непонятных, вмешивающихся, по их мнению, в учебный процесс, но случись что, зовут их в панике – прибегайте, разберитесь с этим хулиганом, примените чуть ли не карательные меры, давайте устроим ему разнос перед всем классом за его проступок! 

Психолог в школе проводит и диагностическую работу, и просветительскую, а также коррекционно-развивающую и консультативную и в этом постоянно самосовершенствуется. Но не секрет, что некоторые молодые специалисты-психологи, выпускаемые нашими вузами, в школах – случайные люди. Пришли вроде работать по специальности, но лишь бы трудоустроиться. Соответственно всему этому и качество работы, обусловленное отсутствием взаимодействия с педагогами и родителями, невыстроенной системой наблюдения за учениками. Случай в московской школе показателен – то, что совершил подросток, было криком его души, чем-то болезненным и давно накипевшим. И не заметили этого не только психологи, но и родители, и учителя, не знавшие или не пожелавшие донести это до специалиста. 

 — Как вы думаете, стоит ли организовать переаттестацию школьных психологов у нас в регионе?

 — Обязательно стоит. И не только какое-то повышение квалификации! Я считаю, необходимо серьезно пересмотреть всю систему работы психологов в школах для того, чтобы в учебных заведениях начал наконец-то формироваться действительно положительный образ психолога как  особенного человека, к которому школьникам, родителям, педагогам можно и нужно обращаться за помощью. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *