Пушкин и Дальний Восток

Сегодня День памяти великого Александра Сергеевича Пушкина. Дату не следует путать с его днем рождения.  10 февраля 1837 года Пушкин скончался от смертельного ранения на дуэли с Дантесом, что произошла на окраине Санкт-Петербурга

«Слух обо мне пройдет по всей Руси великой…» — строки, написанные Александром Пушкиным, пророческие. Сейчас его произведения известны не только на  родине, они давно пересекли границы нашего отечества: весь мир знает и читает поэта, а иностранцы говорят: «Россия – это Пушкин».

Николай Гоголь правильно сказал о писателе, что он — единственное и чрезвычайное явление русского духа. И сегодня Пушкин для нас — не просто фамилия поэта, это синоним русской гениальности.

Мы, жители Дальнего Востока, не можем похвастаться, что Пушкин гулял по улицам нашей «столицы». Но есть факты, которые говорят, что великий поэт связан с дальневосточной землей.

Биографы Александра Пушкина рассказывают, что в наших краях бывали друзья поэта. Дважды посетил Камчатку Федор Матюшкин, с которым поэт учился в лицее.  Еще в юные годы Федор бредил морем, флотом. Его мечта сбылась – Федор  Матюшкин совершил кругосветное путешествие под командованием известного мореплавателя Василия Головина, побывали они и на Камчатке. Впечатления Матюшкина о Дальневосточном крае  отражены в письмах, которые содержали ценные этнографические данные о туземных жителях Сибири и Дальнего Востока. Пушкин не мог не заметить, что в 1824 году выдержки из посланий «одноклассника» были опубликованы в альманахе «Мнемозина».

Постоянный интерес Пушкина к Сибири, тогда так называли территорию до берегов Охотского моря, доказывает и факт, что в апреле 1825 года поэт, находившийся в Михайловском, заказал своему брату все номера журнала «Сибирский вестник» («Азиатский вестник»), который сохранился в библиотеке писателя. В издании освещались вопросы, связанные с Сибирью и Дальним Востоком.

Интересно и важно для нас то, что в последние дни своей жизни Пушкин писал статью о Камчатке, изучал материалы книги академика Степана Петровича Крашенинникова «Описание земли Камчатки». За неделю до дуэли был составлен конспект под заголовком «Камчатские дела». Эта публикация предположительно готовилась для журнала «Современник» за 1837 год.

Сухой лаконичный текст конспекта автора сменяют описания фольклора дальневосточных народов. Пушкин отмечает «сказку» о ветре, он называет ее «грациозной». Камчатские жители пытаются объяснить все явления природы, поэтому, по его мнению, их «сказки» так похожи на мифы древних греков.

Александр Сергеевич «открыл» для себя не одну дальневосточную «сказку». В своем конспекте он ссылается на многие из них, так, например, он пишет: «Первым жителем и богом Камчатки почитается Кут. Смотри сказку о его ссоре с женой» или «Гора Алаид на пустом Курильском острове (смотри о ней сказку)», в одном месте Пушкин пишет: «Гром, по их мнению, происходит от того, что Кут лодки свои с реки на реку перетаскивает или что он в сердцах бросает оземь свой бубен».

Интерес Пушкина к устному творчеству аборигенов-дальневосточников не случаен, он хотел хорошо знать Россию, которую представлял как дружную семью народов.

Неизвестно, чем бы завершилась работа Александра Сергеевича над трудом Крашенинникова. Существует мнение, что замысел его гораздо шире и значительнее, он связан с социально-историческими раздумьями поэта. Одна из гипотез, что Пушкин рассматривал Камчатку как естественную «лабораторию», где в изоляции испытывались принципы развития общества, свободного от власти сословий, религий и законов.

В пушкинскую эпоху многие передовые люди воспринимали Дальний Восток в таком экспериментальном ключе. Так, Николай Муравьев, один из главных идеологов декабристов, в юности хотел создать идеальное государство на острове Сахалин. Общество единомышленников Муравьев назвал «Чока». Это «имя» получил ранее остров Сахалин «с легкой руки» французского исследователя Лаперуза, который по ошибке принял слово «чокай», означающее «я» на языке айнов, за название острова.

30 ноября 1833 года в «дневниках» Пушкина появляется запись, доказывающая, что его глубоко волновал вопрос судьбы дальневосточной России: «Долго ли Вам распространяться? Ваше место Азия; там совершите Вы достойный подвиг цивилизаций».

И пускай великий поэт никогда не бывал на Дальнем Востоке, он жизнью и творчеством связан с ним. Очень точно это подметил академик Михаил Павлович Алексеев: «Пушкина влекло на Восток не по капризной прихоти воображения. Проблема Востока была для него в то же время и проблемой русской культуры».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *