Пушкин.Только любовь

Вечер, приуроченный к  212-й годовщине со дня рождения величайшего поэта России, состоялся в интеллектуальной гостиной «У фонаря» при Биробиджанском театре кукол «Кудесник».

Начался вечер с признания в любви  к поэту, его творчеству, неповторимому духу его эпохи, породившей уникальное культурное явление  — Александра Пушкина. Конечно, у Александра Сергеевича немало стихов, что называется, «про любовь», но копни глубже, окажется, всё продиктовано любовью, навеяно увлечениями, счастливо разделённым чувством или оставшимся недосягаемым образцом.

Своими изысканиями поделились с постоянными участниками интеллектуальной гостиной председатель Пушкинского клуба Роман Файн, сотрудники Центральной городской библиотеки Елена Смирнова и Татьяна Берегова, Ольга Мазуркевич из гарнизонного Дома офицеров, сотрудница областной библиотеки им. Шолом-Алейхема Алла Акименко, работница театра «Кудесник» Оксана Васенёва.

Войти в атмосферу пушкинского времени помогала музыка. Это и пьесы итальянских гитаристов, которые были популярны в его эпоху, Матео Каркасси и Мауро Джулиани, исполненные преподавателем и студенткой колледжа культуры Артуром Вытяговым и Вероникой Старшовой. Дополнил их участник студенческой «Болдинской осени», представитель ДВГСГА и актёр «Кудесника» Дмитрий Онищенко с романсом-посвящением.

Интересно, а порой немного неожиданно было узнавать, какие женщины навеяли поэту сюжеты, образы или отдельные строки не только для известнейшего «Я помню чудное мгновенье…» или элегии «Так вот кого любил я страстною душою…» (ну эти стихи явно про любовь), но и для «Бахчисарайского фонтана», «Евгения Онегина». И даже для совершенно «не любовного» стихотворного послания «В Сибирь» ссыльным декабристам и «На холмах Грузии лежит ночная мгла» в первоначальном варианте!

Наверное, такие литературоведческие и биографические изыскания можно продолжать и по сей день, ведь всего у Пушкина «на счету» биографов… 113 «прелестниц»! И среди них нередки особы совершенно несовершеннолетние…

Что бы сказали об этом блюстители морали и омбудсмены (защитники прав ребёнка) нынешних времён — загадывать не стоит. Боюсь, Пушкину пришлось бы туго перед таким общественным судом. Но, к счастью, он жил в иную эпоху, и история всё рассудила иначе: без такой любви не было бы Пушкина, каким мы его знаем, читаем и почитаем.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *