Работа начинается с любви

Читатель благодарит

Хочу выразить огромную благодарность социальному работнику Екатерине Кузьминичне Лазаревой за ее заботу о моих родных

Так получилось, что мне пришлось уехать из Биробиджана, где остались жить мои пожилые родители. И Екатерина Кузьминична не только по долгу службы, но и по зову своей щедрой души стала заботиться о них. Именно она облегчила последние дни моего папы, а сейчас стала родным человеком для моей 93-летней мамы.

«Все начинается с любви – и озаренье, и работа», – написал поэт Роберт Рождественский в одном из своих стихотворений. Труд в социальной сфере сродни труду врача и учителя. Всех их объединяет любовь к людям, без которой, я считаю, нельзя состояться профессионально.

Пожилые люди особенные. Умудренные опытом, стойко перенесшие жизненные невзгоды, они сейчас так ранимы и так беззащитны. И как важно, работая с ними, не быть равнодушными, черствыми.

Еще у одного поэта Эдуарда Асадова есть такие строки:

Наверно,

во всяческом словаре

Нет слова хуже,

чем равнодушье.

У равнодушья –

душа лягушья,

Глаза же,

как проруби в январе.

А Екатерина Кузьминична очень чуткая и отзывчивая. Она раздает искорки своего душевного огня подопечным, поддерживает в них надежду на лучшее, греет и добрым словом, и добрым делом. О ней ласково говорят: «Наша Катя». Ей звонят и днем, и ночью. Она там, где потоп в квартире, где стирка накопилась, где лампочки перегорели, где просто поселилось одиночество. Не каждый способен вот так самоотверженно заботиться о немощных. А она, не раздумывая, спешит на помощь, не чураясь никакой работы. Благодаря ее заботам старики намного легче переносят и физическую, и душевную боль.

Екатерина в переводе с греческого означает «чистая». Как же подходит оно Екатерине Кузьминичне! Она всегда с чистым сердцем, чистыми помыслами переступает порог дома своих подопечных. Ее работа начинается с любви. И хочется от всей души пожелать ей крепкого здоровья и счастья! Спасибо вам за все, дорогая Екатерина Кузьминична!

Ольга Чубарова,

г. Люберцы, Московская область

 

Читатель рассказывает

Жизнь продолжается

Год назад, 20 июля, «Биробиджанер штерн» рассказала о нашей семье Томилко. Именно в этот день наши родители – Юрий Иванович и Галина Александровна – сочетались законным браком и сыграли свадьбу. А папа в тот же день отметил 60-летний юбилей

Я напомню, что мама с папой официально поженились после тридцати лет совместной жизни. У них непростая судьба. Мама после неудачного первого брака осталась с четырьмя детьми и уехала жить и работать в поселок Лондоко-Завод. Там она и встретила папу – они оба работали на известковом заводе. И он, холостой парень, недавно вернувшийся из армии, предложил ей руку, сердце и возможность разделить заботы о детях. Но в ЗАГС мама категорически отказалась идти, не захотела связывать браком парня. Так и прожили тридцать лет, все откладывая свадьбу на потом. За это время у родителей родились и выросли двое общих сыновей – Иван и Александр.

И вот год назад такая свадьба состоялась. Отмечали это событие в Теплоозерске, чтобы на торжестве смогли побывать земляки и друзья из Лондоко, где родители прожили много лет. Мы, дети, приехали дружно из Биробиджана. Бракосочетание прошло очень трогательно. А свадьба была по-настоящему веселой. Были на ней и внуки.

Папа по-прежнему работает – водит автобусы в села Биробиджанского района, а мама летом в основном пропадает на даче. В выходные дни мы приезжаем ей на помощь.

В этом году в семье нашей состоялась еще одна свадьба – женился Иван. Папа с детства увлек его автомобилями, Иван получил техническое образование и когда надумал создать частное автобусное предприятие, отец его поддержал, всячески помогал и помогает.

Надеемся, что скоро у наших родителей внуков станет еще больше. Жизнь продолжается.

Галина Томилко,

г. Биробиджан

 

Читатель просит откликнуться

Хочу увидеть письмо деда

Хоть и говорят, что газета живет один день, но нередко о наших публикациях узнают спустя годы. Семь лет назад, в 2010 году, в «БШ» был опубликован очерк «Навсегда остались молодыми» – о погибших на войне сотрудниках нашей газеты – Абраме Каменецком, Изольде Ганапольском, Генрихе Койфмане, Семене Лефмане и Бузи Олевском.

И вот на днях по электронной почте мы получили такое письмо:

«Корреспондент «Биробиджанер штерн» Абрам Каменецкий тоже ушел на фронт в 1941 году. Успел написать всего несколько писем домой. Еще одно письмо пришло родным Абрама от его фронтового друга Федора Переяслова:

«В одном из боев наша часть двигалась в направлении пункта Д. Внезапно была повреждена телефонная линия, связывающая с командным пунктом батареи. За восстановление связи взялся сам командир отделения Абрам Каменецкий. Он полз под пулеметным и минометным огнем. Нашел порыв, но был ранен в правую руку. Левой рукой и зубами он успел соединить провод, но тут коварная пуля прервала жизнь нашего друга. Это было 1 марта 1942 года. На его могиле мы поклялись отомстить врагу».

 Я внук Федора Зиновьевича Переяслова, автора этого письма. Хотел бы связаться с родными Абрама Каменецкого и рассчитываю на вашу помощь. Может, у родных Каменецкого сохранилось письмо деда, хотелось бы его увидеть. А возможно, в их семейном архиве есть и совместное фото двух фронтовых друзей. Заранее благодарен.

Владимир Широков».

 

От редакции. В свою очередь мы обращаемся к нашим уважаемым читателям – откликнитесь те, кто знал семью Каменецких. Возможно, кто-то из родных погибшего журналиста живет и по сей день в Биробиджане. Позвоните нам по номеру 4-04-91 и мы свяжем вас с автором письма.

В  Книге Памяти ЕАО мы нашли такие сведения: «Каменецкий Абрам Львович родился в 1922 году, г. Кировоград, УССР. Погиб в бою в марте 1942 года. Место захоронения: д. Сычево Малоярославского района Калужской области».

Получается, что на войну Абрам Каменецкий был призван на фронт девятнадцатилетним, а погиб, когда ему было 20 лет. Вряд ли у такого молодого юноши была семья, дети. Но ведь родственники остались и, возможно, сохраняют  о нем память. Откликнитесь!

 

Читатель возмущается

Испытала на себе

Слышала, что получить инвалидность стоит крепких нервов и огромного терпения, но не хотела в это верить. И вот самой пришлось недавно попасть на медико-социальную экспертизу – так сейчас называют ВТЭК

Год назад я сломала руку, травма была настолько тяжелой, что и операция мало помогла. Короче, я стала полностью неработоспособной, и это был для меня большой удар – свою работу я не просто любила – боготворила и отдавала ей все свои силы.

Некоторое время я находилась на больничном, а потом наши врачи Ленинской районной больницы дали мне направление в главное бюро медико-социальной экспертизы по ЕАО. Хожу я из-за последствий травмы с большим трудом, поэтому добиралась из Ленинского до Биробиджана на такси за огромные деньги. Две таких поездки закончились ничем, в третий раз меня отправили на лечение в травматологическое отделение больницы. Спустя неделю после лечения прямо из больницы на такси еду на улицу Миллера. Передо мной в очереди была только одна женщина из Облучья. Пожаловалась, что с трудом сюда добралась. У нее проблема с ногами, едва ходит.

Когда она зашла, я через дверь услышала крики – это так на повышенной ноте разговаривали с ней. Почти два часа провела женщина в кабинете и вышла вся в слезах – инвалидность ей не дали, сославшись на отсутствие какой-то справки.

Со мной тоже особо не церемонились. Продержав в кабинете около двух часов, вынесли вердикт – третья, рабочая группа инвалидности. Спорить с докторами и что-то им доказывать не было ни сил, ни желания. Перед глазами стояла женщина из Облучья, которой вообще дали от ворот поворот.

В общем, я провела в этом бюро полдня. Уехала из больницы утром, вернулась к обеду. Через год мне придется ехать туда же на переосвидетельствование, не знаю, смогу ли снова все это выдержать.

Сама я тоже медик, работала много лет в аптечной системе, а в аптеку чаще всего приходят больные люди. И упаси Бог повысить на них голос, тем более накричать, нагрубить. Почему же люди, постоянно работающие с инвалидами, представители одной из самых гуманных профессий, позволяют себе такое обращение с пациентами? Очень бы хотелось получить ответ на этот вопрос.

Ольга Яковлевна Захарова,

с. Ленинское

 

Читатель  вспоминает

Мы ехали сюда, а не отсюда

Все больше и больше людей покидают наш благословенный Октябрьский район

Именно благословенный – места у нас хоть и отдаленные, но для жизни удобные – плодородная земля, где можно получать хорошие урожаи, красивая природа, рыбные речки.

Наш районный центр – Амурзет – был одним из самых благоустроенных населенных пунктов области. Утопал в цветах, зелени, и дворы, и улицы были чистыми, ухоженными.

Я живу здесь с середины пятидесятых годов – приехал по направлению областного управления сельского хозяйства работать на Амурзетскую машинно-тракторную станцию. Мне повезло стать членом передовой тракторной бригады, которой руководил Исаак Лейбович Кадемий. Благодаря своему бригадиру я стал хорошим специалистом.

В шестидесятые годы в Амурзете развернулось большое строительство, в районе появилось свое строительное управление. Я перешел работать туда – мотористом-машинистом бетонно-растворного узла. Кирпичные благоустроенные дома, коттеджи буквально преобразили наше село, оно стало похоже на поселок городского типа. Работы у нас, строителей, всегда было много, не хватало людей.

Хватало работы и в сельском хозяйстве – район снабжал картофелем и овощами Хабаровск, молокозавод работал на полную мощность – скота в каждом селе было много. Напомню, что в районе были такие предприятия и организации, как ПМК «Биробиджанводстрой», которая занималась мелиорацией, «Сельхозтехника», дорожный участок, автоколонна, райпо с заготконторой и другие.

А сейчас все наоборот: люди есть, но нет работы. Поэтому и уезжают  многие отсюда, особенно молодежь. В районной газете уже места не хватает объявлениям о продаже квартир и домов.

Соседний китайский Миньшань за последние годы из деревни превратился в настоящий город благодаря туризму, а мы на этом берегу Амура только теряем свои позиции.  Как сказал герой известного фильма: «За державу обидно!».

Надеюсь, что наш Амурзет еще покажет свой потенциал, хочется верить в это. Поэтому и живу здесь, и никуда не хочу уезжать.

Михаил Исаакович Гельфанд,

с. Амурзет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *