Работа не в радость

Работа не в радость

Владислава Цапа

Территориальный орган федеральной службы государственной статистики по ЕАО обнародовал сведения о состоянии условий труда в организациях области в 2014 году: 5300 человек, занятых в промышленности, строительстве, на транспорте и в связи, работали в условиях, не отвечающих гигиеническим нормативам. Часть людей трудилась под воздействием повышенного уровня шума, ультра-и инфразвука, вибраций, воздействия аэрозолей и даже неионизирующего излучения. Наиболее тяжелые условия труда отмечены  в организациях транспорта, строительства, производства и распределения газа и воды

Сводку Еврстата редакция газеты попросила прокомментировать Николая Усталова, начальника государственной инспекции труда в ЕАО, и Сергея Хабаргина, главного государственного инспектора по охране труда.

— В соответствии с законодательством безопасные условия труда должен обеспечить работодатель. Раньше с этой целью проводили аттестацию рабочих мест. Ей на смену с первого января 2014 года пришла специальная оценка условий труда, которая дается по результатам инструментального замера таких условий. Замеры должны проводить аккредитованные организации, — говорит Николай Усталов. – Некоторые их оценки условий труда вызывают у нас вопросы. К примеру, мы видим документы, согласно которым в  сельском хозяйстве области, где работают трактористы, водители автомобилей, машинисты бульдозеров,  все они проходят по второму классу оценки условий труда. То есть, согласно отчетам, условия труда нормальные. Но мы же знаем, что механизаторы работают в условиях повышенного уровня шума, повышенных вибраций. Не все, конечно. Поэтому сейчас готовим материалы для экспертов, которые могут дать оценку качества предоставляемых отчетов. Составлены ли они действительно на основе  инструментальных замеров условий труда механизаторов или без замеров?

Другой пример. Работодатель предоставляет сведения, когда  и без приборов можно определить грубые нарушения  при специальной оценке условий труда. По документам одна и та же организация в один день на десяти предприятиях четырнадцатью приборами делает замеры на каждом рабочем месте. А на этих предприятиях от одного до тридцати работников. Как можно за один день побывать на десяти предприятиях и сделать инструментальные замеры, скажем, уровня шума, загазованности и так далее на каждом рабочем месте? Поневоле усомнишься в качестве оценки труда такой аккредитованной организации. Подтасовка документов приводит к тому, что работник на предприятии лишается положенных ему льгот  и компенсаций за труд в неблагоприятных условиях.

 По данным  Еврстата, за работу в неблагоприятных условиях в 2014 году имели право на дополнительный отпуск 61 процент работников (от общего числа обследуемых вышеназванных отраслей производства). На сокращенную продолжительность рабочей недели  — 3,8 процента, оплату труда в повышенном размере — 65,2 процента, бесплатное получение молока или других равноценных пищевых продуктов — 23,5, на проведение медицинских осмотров – 80,3, досрочное назначение пенсии по старости — 52,3 процента работников. Сколько человек в прошлом году в действительности воспользовались своим правом на льготы и компенсации за работу в неблагоприятных условиях? В пресс-выпуске Еврстата таких данных нет. Приведена списочная численность работников, получающих бесплатно спец-одежду, обувь и другие средства индивидуальной защиты, – 7,6 тысячи человек, из них 5,3 тысячи – работники, занятые во вредных и (или) опасных условиях труда.

На вопрос, кто обязан  улучшать условия труда, Николай Усталов однозначно ответил:  работодатель. 

— Когда работодатель представляет отчет, то мы видим количество работников, аттестованных по специальной оценке условий труда. За прошлый год такие данные предоставили  десять организаций области. И если мы видим, что по третьему (опасному) классу условий труда проходят женщины и вообще большое количество работников, то мы назначаем проверку такой организации. А если по четвертому классу условий труда (самому опасному), то организуем немедленную проверку. 

— Сегодня наше производство таково, что оно не может быть без вредных факторов. Возьмем, к примеру, труд водителя автобуса. Казалось бы, человек сидит за рулем, что здесь вредного? Однако в такой неестественной, неудобной для человека позе водитель находится несколько часов, больше шестидесяти процентов своего рабочего времени. А это – третий, опасный класс условий труда, — говорит Сергей Хабаргин. – Вредные факторы производства существуют не только у водителей автобусов, но и при грузовых перевозках, у ряда других работников, например, в том же здравоохранении.  В области проводят мероприятия по улучшению условий труда, но не везде, не на каждом рабочем месте, не на каждом производстве их можно улучшить до нормальных. Потому и существуют льготы и компенсации за вредные условия труда. Ситуация на рынке охраны труда сегодня поменялась в том плане, что раньше, до 2014 года, требования к аттестующей организации  были другими, не столь обязательными, как сегодня. Теперь такие организации должны соответствовать ряду конкретных требований. Одно из них  – обязательное наличие в штате не менее пяти специалистов в области охраны труда, которые имеют аттестаты или свидетельства эксперта. Раньше таких требований не было. Любой человек мог прийти в организацию (даже с педагогическим образованием) и устроиться на работу. Второе жесткое условие —  в штате  должен быть врач, специалист в области гигиены. Для чего? Раньше врача не было. Естественно, когда неспециалист замерял на производстве вредный для человека химический или биологический фактор, то результаты  не могли быть профессионально оценены. В итоге крайним всегда оказывался работник. Он не имел ни льгот, ни компенсаций за вредные условия труда. К примеру, я проводил проверку в Пашково. Там работает китайская организация. У сварщика по документам условия труда отнесены ко второму классу, то есть нормальные. Посмотрели, каковы они на самом деле. Человек постоянно дышит пылью, постоянно на него воздействует радиация. Ну, никак  у сварщика не второй класс условий труда. Провели замеры на рабочем месте, определили вредность. Организации выдали предписание. А человек два года не получал ни дополнительный отпуск, ни доплату за вредные условия труда. И, соответственно, он должен быть внесен в списки на досрочную пенсию. В результатах аттестации даже  этого не было сделано.

Организации, осуществляющие замеры вредных факторов на производстве, теперь к важному делу  будут относиться добросовестнее. Почему? Появился  еще один аспект: если организация неправильно провела замеры, то это для нее – административное правонарушение. За некачественную работу она сегодня по закону может быть наказана в административном порядке, вплоть до лишения лицензии. Если мы, государственная инспекция труда, видим, что аттестующая организация недобросовестно, непрофессионально провела специальную оценку условий труда того же сварщика или водителя, то нам дано право применять меры воздействия на такую организацию. Штрафы в отношении виновных лиц большие.

По словам Сергей Хабаргина, аттестующие организации сегодня заметно изменили свою работу к лучшему. Но говорить о полном благополучии, видимо, рано. Появились тревожные факты. К примеру, такие: чтобы исследовать рабочее место по факторам тяжести и напряженности трудового процесса (а по тому и другому фактору должны быть составлены протоколы и, соответственно, определены классы вредности условий труда), нужно определенное время.  Враз такие исследования не проводят, процесс трудоемкий. По тем же водителям нужен хронометраж рабочего времени в течение недели. Некоторые недобросовестные специалисты, а приезжают они в автономию в основном из Хабаровска, Благовещенска или Владивостока, проводят «исследования» по старинке, методом опроса. Приходят, скажем, в гараж или на стоянку автомобиля и спрашивают шофера: сколько он времени сидит за рулем? Водитель от незнания отвечает: сколько он, мол, там сидит за рулем – два часа баранку крутит, два часа  под машиной ремонтом занимается, какое-то время покурил. А другой водитель скажет, да я весь день сижу за рулем.  И одному шоферу устанавливают по результатам общения второй, другому третий класс условий труда. В итоге  у водителей, инженеров по охране труда на предприятии возникают вопросы, на которые они сами ответить затрудняются.

Слабое звено в работе промышленности, строительства, транспорта, связи,  сельского хозяйства области –  недостаточная подготовка инженеров по охране труда и технике безопасности на производстве. Не все работники  обеспечены средствами индивидуальной  защиты от вредных факторов производства. По-прежнему часть работодателей  в стороне от проведения медицинских осмотров работников, в том числе и тех, кто трудится во вредных для здоровья условиях. Актуальной остается и проблема специальной оценки условий труда людей.

Государственная  инспекция труда ЕАО за 2014 год провела  112 проверок, связанных только с охраной труда. Для двоих штатных инспекторов (отдела организации) это довольно большой объем работы. Выявлено 723 нарушения  по охране труда, что сравнительно много  для нашей маленькой области. Большое количество нарушений – в сельском хозяйстве (85), в строительстве ( 83), в сфере коммунальных услуг, в основном в системе ЖКХ (54). Только  штрафов, связанных  с нарушениями условий охраны труда, наложено более чем на миллион рублей. Такого в области никогда не было. Отдел из двух человек расследовал десять несчастных случаев. Из них – четыре смертельных, шесть тяжелых. Цифры и факты тревожные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *