Расстрелянные председатели

Расстрелянные председатели

В предыдущих номерах «БШ» мы рассказали о тех людях, кто руководил Биробиджаном с 1937 года, то есть с того времени, когда он получил статус города. До этого, в течение шести лет, Биробиджан был рабочим поселком. Судьбы пяти председателей биробиджанского поссовета трагичны – все они стали жертвами «большого террора» 1937–1938 годов

Исаак Моисеевич Рашкес

Председателем Биробиджанского поселкового совета был с февраля 1932-го до марта 1933 года

До того, как стать руководителем Биробиджана, Исаак Рашкес прошел большой и сложный жизненный путь. Родился он в 1881 году на Украине (место рождения в биографии не указано), в молодости увлекся идеями сионизма, вступил в Сионистско-социалистическую рабочую партию. В 1918 году был избран членом украинской Центральной рады, а через год переехал в Петроград, где стал работать в Еврейском общественном комитете Идгезкома.

Интересен такой факт его биографии, который припомнят ему при аресте и вынесении приговора: в 1921–1923 годах он нелегально находился в США с целью сбора средств для российских евреев – жертв погромов и голода.

Вернувшись из Америки, он поселился в Москве, был назначен инструктором по еврейским делам при Президиуме ВЦИК, затем стал членом Президиума ВЦИК.

В 1928 году Исаак Рашкес переходит на работу в Центральное правление ОЗЕТа – заместителем председателя. И в том же году 28 марта Президиум ЦИК СССР принимает постановление о закреплении за КОМЗЕТом свободных земель в Приамурской полосе Дальневосточного края для нужд сплошного заселения трудящимися евреями. А уже 19 апреля вместе с еще двумя представителями ОЗЕТа – Абрамом Мережиным и Борисом Бруком – Исаак Рашкес выезжает в Биро-Биджанский район для решения организационных вопросов по еврейскому переселению.

Первый эшелон с переселенцами в это время уже направлялся на Дальний Восток и 2 мая прибыл на станцию Тихонькая. Рашкес лично руководил приемом и размещением переселенцев.

Вскоре при Далькрайисполкоме создается Комиссия по землеустройству трудящихся евреев (Далькомзет), заместителем председателя этой комиссии утверждают Исаака Рашкеса. Именно ему теперь по должности приходится заниматься всеми вопросами переселенцев. Нареканий к его работе за три с лишним года не было, территория будущей автономии активно заселялась, особенно Тихонькая, ставшая в 1931 году рабочим поселком Биробиджаном.

В феврале 1932 года Исаак Рашкес был избран председателем поселкового Совета. Вот как об этом писал журнал «Трибуна» (№8 за 1932 год):

«18 февраля состоялся I пленум Биробиджанского городского Совета. Клуб им. 1 мая был переполнен. Торжественное заседание открыл председатель райисполкома тов. Григорьев. Председателем первого городского Совета Биробиджана единогласно избран тов. Рашкес…

С приветствиями выступили представители райпарткома, райпрофсовета, бригад рабочих и переселенцев, представители заграничных переселенцев, красноармейский командир и корейский колхозник. Отметив историческое значение первого городского Совета Биробиджана, все выступающие с приветствиями товарищи заостряли внимание Совета на необходимости организации приема новых переселенцев и усиления интернационального воспитания…

Московский ОЗЕТ ассигновал в распоряжение первого Биробиджанского городского Совета 158 тыс. руб. на жилищное и культурное строительство. ТатОЗЕТ прислал 1000 рублей. Витебский городской Совет взял шефство над Биробиджанским советом».

Читатели обратили внимание, что в публикации говорится не о поселковом, а о городском Совете, хотя Биробиджан городом в то время не был. Но в официальных источниках первый Биробиджанский Совет назывался рабоче-поселковым. Подтверждение этому – архивный документ, протокол №5 Президиума Биробиджанского рабоче-поселкового Совета от 19 марта 1933 года.

«Слушали: Об освобождении от должности председателя Совета т. Рашкеса И.М. и назначении вместо него т. Сретинского.

Постановили: т. Рашкеса от должности председателя Совета освободить, оставить его членом Президиума.

Кооптированного   т. Сретинского ввести в состав Президиума с возложением на него обязанностей председателя Совета».

Получается, что председателем Биробиджанского рабоче-поселкового Совета Исаак Рашкес был чуть больше года.

В Биробиджане Рашкес оставался до 1934 года, вплоть до образования ЕАО. Потом вернулся в Москву, где продолжил работу в Центральном совете ОЗЕТа.

В 1938 году Исаак Моисеевич был арестован и включен в список лиц, подлежащих суду Военной коллегии Верховного суда СССР – как особо опасный государственный преступник. Ему припомнили и сионистское прошлое, и Америку, и многое другое. 16 сентября того же года он был приговорен к расстрелу – приговор привели в исполнение в тот же день на спецобъекте НКВД «Коммунарка» в Москве. Было Исааку Рашкесу 57 лет.

Не исключено и то, что свою роль в деле Рашкеса сыграл его доклад на III объединенном пленуме ЦС и ЦП ОЗЕТа, отрывок из которого мы приводим:

«Девять месяцев тому назад, когда мы впервые в ОЗЕТе обсуждали вопрос о Биробиджане, раздавались голоса, что сперва следовало бы продолжить исследовательскую работу в Биробиджане, а потом только приступить к работе. Огромное большинство Центрального правления и Центрального совета ОЗЕТ решило, однако, что работа должна быть начата немедленно. Оправдали ли прошедшие месяцы указанное решение?..

Несомненно, что неподготовленность повлияла на ход работы. В первую голову это повлияло на отсев переселенцев. Из числа 654 переселенцев, прибывших в Биробиджан весною 1928 года, на 1 октября уехало 33 процента и 15 процентов переселилось в города Дальнего Востока, главным образом в Хабаровск…».

Критике подвергся и сам Исаак Рашкес. В отчете поселкового Совета за 1932 –1934 годы говорилось о плохом состоянии поселкового хозяйства, промышленности, условий жизни переселенцев.

«До 1934 года работа нашей промышленности была чрезвычайно плохой. Отсутствие промфинпланов, текучесть рабочей силы, отсутствие хозрасчета – все это влияло на выполнение основных заданий наших государственных предприятий и промкооперативной промышленности».

«Жилищный городской фонд находится в запущенном состоянии. С общим количеством 50 процентов негодности, 33 процента в удовлетворительном и 15 процентов в хорошем состоянии. Объясняется это тем, что дома строились без надзора и технического надзора, вступали в эксплуатацию в незаконченном виде…».

«Наличная школьная сеть количественно удовлетворяет город, качество учебно-воспитательной работы еще крайне низкое».

Хотя в докладе приводились и положительные примеры, но акцент в те суровые годы делался именно на критику.

 

После Исаака Рашкеса председателем Биробиджанского поссовета стал СРЕТИНСКИЙ, о судьбе которого сведений не имеется. Он пробыл в этой должности около года.

 

Еще меньше – всего полгода (с февраля 1934-го до августа 1934 года) руководил городом ИСААК ЯКОВЛЕВИЧ МИНСКИЙ, уроженец польского города Лодзь. Сведения о нем я нашла в Книге памяти жертв политических репрессий ЕАО. После ухода с поста председателя поссовета Минский заведовал отделом облпромсоюза. 9 июля 1938 года он был арестован и обвинен по четырем статьям УК РСФСР. Следствие шло полтора года, расстрельного приговора Минскому удалось избежать – его осудили на три года исправительно-трудовых лагерей. В 1958 году он был реабилитирован за отсутствием состава преступления.

 

С сентября 1934-го до мая 1935 года председателем Биробиджанского поссовета был НАУМ ЭФРОИМОВИЧ МОРЕЙНО, уроженец Западной Украины. Из Книги памяти известно, что 24 августа 1937 года Наум Морейно был арестован также по четырем статьям УК РСФСР. В то время он работал директором электростанции. Смягчающих обстоятельств в его деле не нашли и 13 апреля 1938 года, в день вынесения приговора, Наум Морейно был расстрелян в следственной тюрьме Хабаровска. Спустя двадцать лет его реабилитировали за отсутствием состава преступления.

 

Пятым председателем Биробиджанского поссовета был ИОСИФ ИЗРАИЛЕВИЧ ЛИБЕРБЕРГ – эту должность он занимал по совместительству, будучи председателем облисполкома, с мая 1935-го до мая 1936 года. А в августе того же года был арестован и в 1937 году расстрелян по нескольким ложным обвинениям. Реабилитирован в 1956 году за отсутствием состава преступления.

 

Такие вот трагические судьбы, совпавшие со временем «большого террора» в стране. Всего же у поселка, а потом города Биробиджана было 25 руководителей, включая ныне действующего мэра.

 

 

Редакция благодарит за помощь в подготовке этой публикации председателя общественной организации «Наследие ЕАО» Валерия Гуревича

 

Комментарий “Расстрелянные председатели”

  1. «НАУМ ЭФРОИМОВИЧ МОРЕЙНО, уроженец Западной Украины… 24 августа 1937 года был арестован…»
    Уроженец м. Рудня Западной области (а до этого — Могилевская губерния). Белоруссия, либо смоленщина.
    Арестовали его 23 или 24 СЕНТЯБРЯ 1937-го.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 − 11 =