Редкое имя

К выбору имени родители относятся с особой щепетильностью. Одни нарекают детей именами умерших или живых родственников, другие — именами святых или известных личностей. Так было и в семье моих родителей.

До начала Второй мировой войны у них было две дочери. Расскажу о необычном имени моей третьей сестры. Мама была на шестом месяце беременности, когда началась война. Жили они в Украине, городе Николаеве. Отец работал на судостроительном заводе слесарем-сборщиком. По понятным причинам завод эвакуировали в Горьковскую область, где было налажено производство танков Т-34. Эшелон, которым добирались мои родители с детьми, подвергался бомбардировке и обстрелу фашистскими самолетами. Об этом я слышал из рассказов своих близких. Трудно себе представить весь ужас, перенесенный людьми, мечущимися с детьми под пулями и бомбами, летящими с неба.

Родителям и двум моим сестрам повезло, они прибыли на место. Трудности, выпавшие на их долю и на всех тружеников тыла, известны нам по фильмам, книгам и рассказам очевидцев. Это работа до изнеможения, голод, холод и другие лишения, преследовавшие их днем и ночью.

Но вот в сентябре 1941 года, в этих ужасающих условиях, на сцене клуба поселка Высокого Сормовского района г.Горького появилась на свет моя третья сестра. Родители были молоды, им еще не было и 30 лет, а у них уже родился третий желанный ребенок. Мои родители не потеряли веры в светлое будущее и, как говорится, назло врагу назвали своего новорожденного ребенка именем Юнора. Если кто не догадался — это производное от двух слов — юность и радость. С таким необычным именем моя сестра живет уже более семидесяти лет. Почти полвека ее ученики в школе, где она работала, называли кто Юнорой, кто Ларисой. Не знаю кому как, а мне больше нравится имя, данное ей родителями в столь трудное время, которое, возможно, единственное на всем белом свете.


Леонид МИНДЛИН, Берлин, специально для «Биробиджанской звезды»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *