Родные люди

Родные люди - Елена Мерзлякова с пациенткой

Анатолия Клименкова

Елена Мерзлякова с пациенткой

Отделение сестринского ухода выбивается из ряда других отделений областной психиатрической больницы. Его заведующий Анатолий  Прохорихин мог бы рассказать много драматических  историй из жизни своих пациентов.

Это были бы истории о любви и верности, предательстве и бессердечии. Но доктор Прохорихин считает, что судить людей — не его дело. Его дело — лечить. К обитателям отделения — а это в основном пожилые люди, инвалиды — он относится с сочувствием. На склоне лет, когда одолевают хвори, человек нередко становится беспомощным. А если еще и близкие отвернулись от него — он беспомощен вдвойне. К примеру, одна из пациенток отделения вырастила семерых детей, но в больнице ее никто не навещает. Впрочем, ситуации бывают разные, и родственников своих подопечных он тоже понимает. Пожилая женщина просит  на некоторое время положить в отделение  своего мужа, перенесшего инсульт, —  чтобы самой немного отдохнуть.

Мы принимаем такого пациента, зная, что жена  его любит, жалеет, заберет из отделения через месяц, — говорит доктор.

И тут же признается, что на днях  с тяжелым сердцем отказал  молодой женщине принять в отделение ее старшую сестру. Та  после тяжелой травмы не ходит, практически  не говорит. Травматологи сделали все, что могли, а родственница сообщила, что взять ее к себе не может. Как быть?.. Проблема не из медицинской сферы, но решать ее надо. Такие истории, к сожалению, не редкость. Такова жизнь. Одни отказываются от своих заболевших  близких, не желая иметь обузу на долгие  годы, другие  переживают, заботятся, стараются сделать все возможное, чтобы облегчить  состояние родных.

Вообще-то пациенты — а это в основном больные, перенесшие либо инсульт, либо тяжелую травму, —  находятся здесь на долечивании, которое может длиться несколько месяцев. Потом больного либо забирают родственники, — если они есть и готовы выхаживать, — либо его переводят в специализированное социальное учреждение типа дома-интерната для инвалидов. Но нередко случается так, что и не забирают, и не переводят. Пациенты, у которых нет родных, живут, а точнее, доживают здесь свой век. Один из них, инвалид-колясочник, находится здесь десять лет, еще две пациентки живут по семь лет. В отделении на 35 коек таких  едва ли не половина.

«Они утратили родственные связи, а сил и средств жить самостоятельно у них нет», — объясняет старшая медицинская сестра Елена Мерзлякова.

Говорить о том, чтобы восстановить  состояние здоровья пожилых пациентов после инсульта или тяжелой травмы до нормального,  не приходится. Люди, у которых поражены сосуды головного мозга, сердце, почки, вряд ли выздоровеют.  Но они получают поддерживающее лечение. А главное — присмотрены, умыты, ухожены, накормлены, в тепле. Кроме доктора Прохорихина, больных консультируют терапевт, хирург и другие врачи. Но все же основная нагрузка здесь, как нигде, лежит на медицинских сестрах и санитарках. Из 16 сотрудников отделения половина — санитарки, которых здесь именуют младшими медсестрами. Они и обучение соответствующее прошли, могут обработать рану, перевязать, поставить банки, горчичники, словом — помочь медицинской сестре. И дело даже не в том, что объем работы у младшего персонала здесь в разы больше, чем в других учреждениях здравоохранения. Настроение и состояние пациентов, их желание жить во многом зависят от умелых рук, терпения и доброжелательности этих работящих женщин. Если не любить эту  тяжелую,  незамысловатую и не слишком-то благодарную работу, не жалеть пациентов — лучше заняться чем-нибудь другим. В пять утра санитарки (они дежурят сутками) уже на ногах — готовят тазы с раствором марганцовки. Успеть надо многое — подмыть пациентов, поменять памперсы как у мужчин, так и у женщин, умыть лица, помыть руки, закапать капли в глаза, наложить повязки, кого-то отвезти на коляске в душ и помыть. Потом покормить с ложечки тех, кто не ест сам, уговорить тех, кто отказывается от еды. Мытье полов тоже никто не отменял. И так целый день  — подавляя в себе брезгливость и раздражение, забывая об усталости, не повышая голоса,  сохраняя приветливый тон, с улыбкой на лице  надо быть рядом с людьми, которые в тебе так нуждаются. Делать свою работу спокойно и добросовестно. Может быть, делать  чуточку больше, чем от тебя требуется. Погладить по руке, кивнуть одобрительно, сказать пару фраз для поддержки настроения, утешить, если нужно. Как это, в сущности, мало — и как иногда оказывается много для  тяжелобольных людей, которые чувствуют себя одинокими,  да, по существу, таковыми и являются.

«Представь, что пациент — это твой близкий человек», — говорим мы санитарке, когда принимаем на работу, — рассказывает Елена Мерзлякова.

Мне сложно составить коллективный портрет санитарки — разные по складу характера, возрасту, отношению к жизни женщины работают в отделении. Но о нескольких  хочется сказать добрые слова, которых они заслуживают. Людмила Николаевна Шихатова — пенсионерка. Осталась одна, а ей так важно заботиться о ком-то, чувствовать себя нужной. Можно считать, что в этой работе она себя нашла, потому что нужна своим подопечным. Ольга Николаевна Забелина в отделении работает давно. Пациенты  любят ее за ровный характер, умение пошутить, найти подход к каждому. Нельзя представить ее рассердившейся, недовольной, повысившей голос — такого она не позволяет себе никогда. Ольга Щеткина — молодая женщина, ласковая, симпатичная, она невольно к себе располагает. «Мои хорошие, уже собрались, какие молодцы», — приветствует она своих питомцев. А ласковое слово любят все.vrahi-1

Но, безусловно, главные  в отделении сестринского ухода — медицинские сестры. Рядом с такими опытными, знающими медиками, как Елена Мерзлякова, Лиля  Игнатьева, Татьяна Казанова,  работает  дочь Татьяны Михайловны Инга, три года назад закончившая сестринское отделение медицинского колледжа. Чувствуется, что девушка не зря выбрала мамину профессию. Коллеги ценят ее за стремление вникнуть в каждую тонкость, сделать любую работу как надо, по всем стандартам. Поначалу молодой специалист, не зная  чего-то, не стесняясь, спрашивала, обращалась за помощью к более опытным коллегам, маме. Сейчас прекрасно  справляется сама. То есть она стала почти  таким же профессионалом, как ее коллеги, а если говорить о знании свойств современных лекарственных препаратов, то в этом она даже превзошла опытных сестер.  Почему профессионализм медицинской сестры в этом отделении особенно важен? Наверное, правильнее сказать, что профессионализм сестры важен всегда, вне зависимости от специализации и участка работы, и особенно в условиях больничного стационара. Но именно в этом отделении врач не всегда бывает рядом, и первая помощь, оказанная медицинской сестрой грамотно и вовремя, до прихода доктора, может спасти больного.

И еще одна особенность отделения, о которой нельзя не сказать. Сами медики говорят о ней так: «Те, кто долго лежат в отделении, привыкают к нам, а  мы — к ним. Мы для них — единственные родные люди».

И это правда. Правильно  это или не очень, но отношения между персоналом и пациентами складываются  теплые, почти родственные. Сотрудницы приносят в подарок пожилым женщинам  не очень модные, но вполне симпатичные кофточки, юбки, еще какую-то одежду, стригут и причесывают их, а те и довольны полученной толикой внимания. Ждут, приветливо встречают медсестер по утрам, расспрашивают о домашних, также тепло прощаются с сестричками, когда у тех заканчивается дежурство. И это порой оказывается  важнее, чем давно не видевшие ремонта стены,  пяти-семиместные палаты, скудная еда и другие мелочи жизни.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *