Родные неродные

Сейчас что только не пишут о приемных семьях. Мол, очень часто детей берут из детских домов с корыстной целью, чтобы жить за счет пособий

До шестнадцати лет, пока не получила паспорт, я не знала, что родители у меня неродные. Мне не было года, когда они взяли меня к себе после смерти родной матери, а родной отец отказался от меня, Бог ему судья.

У моих новых родителей было трое родных детей, но они никогда, даже намеком, не делили детей на своих и не своих, все были им дороги. Мне даже казалось, что ко мне они относились лучше, ведь я была самой младшей. Особенно любила меня мама, звали ее Ирина Васильевна. А ведь я была не самой послушной девочкой, причиняла родителям много беспокойства.

Жили мы в Смидовиче, а когда я окончила школу, то решила поступить в медицинское училище, в котором училась и моя мама. Стала медицинской сестрой в детской больнице, вышла замуж. И знала, что в родном доме всегда меня ждут, часто приезжала туда с мужем и детьми.

Муж очень хотел сына, а у нас родились две дочери и больше я не смогла иметь детей. Была мысль усыновить мальчика из детдома, но мы на это не решились. Теперь жалеем об этом.

Мамочки моей и отца уже нет на этом свете, но мы, их дети, продолжаем дружить, общаться, в родительском доме живет семья моего старшего брата Виктора. Там на самом видном месте висит портрет нашей мамочки – самой лучшей и самой доброй на свете!


Людмила Коротченко, г.Биробиджан

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *