Роман, которого нет

(Продолжение.  Начало в №1)

Надо сказать, что публика в зале к тому моменту начала несколько недоумевать. Перестав попкорном трещать, молодежь возроптала: «Он что, из железа что ли?» Но когда после четырех-пяти ударов ножом, паденья со второго этажа и укладывания в мешок для трупов упрямый убивец восставал, люди уже в открытую завозмущались. Действительно, что же это за издевательство такое? Все уже напугались, напереживались, успокоились. Все, хватит! Но киношная мама-ниндзя, в отличие от израильской молодежи, не была столь мелочна. Она решительно и смело затормозила «амбуланс», в котором находился восставший брательник, таким образом дав ему возможность вылететь из машины, чтобы затем предоставить ей возможность проехаться по нему, горемычному. 

Зал разделился. Одни убежденно кричали, что всё, мол, «гамра аляв». Другие, более умудренные опытом, только высокомерно ржали в ответ. Дважды бездыханный товарищ лежал на асфальте. Добрая сестренка сидела за рулем «амбуланса» и с придыханиями повторяла: «Встань, встань!» И… Он, конечно, восстал. 

Тут я согнулась пополам и начала истерично хохотать. Мой спутник, сначала испугавшись, затем тоже зашелся смехом. Сидящие за нами шумные парни разразились громким гоготаньем. Через несколько секунд хохотал весь зал. Такого смеха, господа, я не слышала ни на одной комедии. Веселились от всей души. В зале воцарилась необыкновенная атмосфера всеобщей сплоченности и теплоты. 

Все это абсолютно не вязалось с угрожающей музыкой и мрачными событиями на экране, что еще больше подчеркивало нелепость и бессмысленность этого и любого другого фильма ужасов. 

Публика выходила из кинотеатра радостная и как будто обновленная. Отрицательная энергия от первоначального испуга, от страха и переживаний заменилась на высшей степени положительную. 

Вот вам «страшный» фильм года. Мне лично понравилось. 

Доза страха 

Большинство людей любят смотреть фильмы ужасов. Особенно молодежь. Что же так привлекает в жутких убийствах, оживающих мертвецах, вампирах?.. Чувство страха? Или, может быть, нам больше нравится смотреть на плоды фантазии, чем на реальную жизнь? 

Может быть, нам надоедает повседневность, обыденность, и хочется погрузиться в мир мистики и жутковатых неожиданностей, а потом, через пару часов, вернуться к реальности, с облегчением вспоминая только что увиденные кошмары? 

Я, например, очень тяжело переживаю все эти ужасы. Стоит мне посмотреть такой фильм, и неделю я не могу прийти в себя. По ночам, в темноте, мне чудятся сверкающие клыки вампиров, мохнатые лапы гигантских пауков на простыне, застывшее лицо покойника в окне… 

Вот сейчас я это пишу, и кожа моя покрывается мурашками. Однако стоит мне прочитать в программе, что сегодня будет фильм ужасов, я весь день не нахожу себе места, ожидая заветного часа. 

Я пытаюсь понять, зачем мне это, если я знаю, что буду потом мучиться, покрываться мелким потом при малейшем шуме. Но не нахожу объяснения. 

Я где-то читала или слышала, что человеку необходимо испытать определенную дозу страха, как необходимо иногда плакать, смеяться, короче, выплескивать накопленную энергию. Но, по-моему, мы и так испытываем достаточно страхов, когда что-то случается с нашими близкими, когда в банке большой минус или когда нас увольняют с работы… 

Неужели так мало страшного в жизни, что нужно прибавлять к этому киноужасы? Хотя, конечно, в кино страхи другого рода. Страхи вымышленные, почти все связанные со смертью. На их фоне все обыденные страхи тускнеют, становятся ерундовыми, пустяковыми. Может быть, мы смотрим фильмы ужасов, чтобы как раз и отвлечься от повседневных тревог и понять, что все они такие мелкие по сравнению с явлением жутких вампиров или мертвецов, которые выпивают кровь и вырывают сердца? 

Бывает, что фильмы такого рода не лишены поучительности, в них есть какая-то мысль, идея. Но большинство фильмов ужасов созданы только ради ужасов. Сюжет их незамысловат, и никакой идеи они не содержат. Их создатели просто эксплуатируют жажду человека к ужасным, кровавым событиям, приправленным толикой мистики. 

Вот нехитрый сюжет одного из таких фильмов. Молодая пара приезжает в уединенный дом в лесу, где случайно открывает врата в мир мертвых. Все в фильме превращаются в мертвецов, и дочь хозяина дома, тоже превратившегося в мертвеца, читает заклинание, которое возвращает вышедших из царства мертвых обратно. Из мира мертвых вырван и вполне живой симпатичный молодой человек, который сумел продержаться и не позволил превратить себя в монстра. Молодой человек благополучно приземляется вместе с машиной и лихо убивает очередного мертвеца. Тогда неизвестно откуда взявшиеся люди, почему-то в шлемах и кольчугах, радостно кричат, а юноша, внезапно потеряв свой лихой вид, театрально заламывает руки и мученически воет: «Не-е-е-ет!» И все. Титры. Второй серии нет… А идея, спрашивается? Фильм сделан, видимо, с расчетом на то, что люди, получив свою дозу острых ощущений, удовлетворенные, разойдутся спать. Позвольте, господа, какое спать?! 

Да, все это загадочно и непонятно. Впрочем, в нас много неразгаданного. Человек — это черный колодец, из которого время от времени кто-то случайно выуживает всякий хлам. От нечего делать опустил ведро, смотрит — на дне что-то болтается. Вытащил, посмотрел — разум. Опустил еще раз — опять что-то есть, смотрит — доброта. А вон еще плавает. Ага, жестокость. А это что прилипло к стенке? Страх. Посмотрел на все это, повертел и отложил подальше в угол. Пригодится…

Я не знаю, как вы, а я пойду смотреть телевизор. Тут обещали «Врата в мир мертвых — 2″… 

Вампиры 

Ксеня встала и выглянула в окно. День обещал быть жарким. Ксеня с удовольствием подставила лицо солнечным лучам. Она любила жару. Жара для нее была олицетворением моря, мороженого, свободы.

Под беспорядочный щебет птиц Ксеня бодро прошла на кухню, мимолетно заметив, что Наташа долго не появляется из ванной, хотя звука льющейся воды не слышно. 

В салоне, как убитый, спал брат — поздно лег. 

Чайник уже закипел, но Наташа все не появлялась. Скучно пить одной, решила Ксюша. На стук в ванную никто не ответил. 

— Наташа! 

Нет ответа. 

Ксеня испугалась. Приоткрыв дверь, она осторожно просунула голову в дверь, но за занавеской Наташи явно не было. Ксюша медленно подошла к ванне и отодвинула занавеску. В ванне лежала Наташа. По ее безжизненному телу ползали огромные черные тараканы. Полными ужаса глазами Ксеня смотрела, как вокруг ранок неестественно белеет кожа. Один таракан медленно повернул голову и уставился на Ксюшу. Содрогаясь от отвращения, Ксюша увидела получеловеческую морду, всю в крови. Его огромные глаза смотрели на нее с ненавистью. Голова была черной, усов у него не было. 

Вслед за своим сотрапезником остальные вампиры стали поворачивать к ней головы. Делали они это, не двигая туловищами — головы вертелись вокруг оси. 

Ксеня стояла словно парализованная. Она заметила, что вампиры растут — в длину и в толщину. Лапы их покрылись тонкой шерстью, и вся ванна как бы затянулась шерстью. Один вампир взмахнул крыльями и раскрыл пасть — обнажились черные клыки. 

Ксеня едва успела захлопнуть за собой дверь. Она медленно сползла вниз, чувствуя, что теряет сознание. В этот момент она почувствовала сильную боль. Ей в ногу впился вампир, урча, он поблескивал глазами. Ксеня громко закричала. Вампир продолжал свою трапезу как ни в чем не бывало.

Раздался звонок в дверь, и кровопийца, почему-то испугавшись, убрал клыки и шмыгнул куда-то в сторону. Ксеня успела заметить уже безразличным взором, как на его лапах исчезла шерсть, и они стали походить на человеческие ноги, а крылья стали перепончатыми. На голове намечались маленькие ушки. 

Дверь открыли ключом. Вошла мама. Увидев Ксеню, она вскрикнула и бросилась к ней. 

Ксеней овладело полное безразличие. Она без выражения смотрела на маму. Та побежала в салон. Как сквозь сон Ксеня услышала мамин крик, а затем довольное урчание упырей. 

Рядом с ней на полу непонятно откуда оказались сигареты. Она достала одну и закурила. По ноге разливалась легкость, как будто она была без костей. В салон она заходить не стала — смотреть еще на два трупа ей было совершенно незачем. Ксеня пошла в свою комнату, легла на кровать. Ей хотелось спать. 

Проснувшись вечером, она почувствовала голод. Никогда еще ее не терзал такой голод, делая незначительным все остальное. В комнату вошел худой высокий вампир. Крылья укрывали его, как ряса. Своим скорбным мрачным видом он походил на священника. 

Грустно взглянув и кивнув ей, он вышел. 

Ксеня встала, расправила крылья и полетела…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *