Роскошь вашей обязанности

Роскошь вашей обязанности - Главный корпус Приамурского государственного университета.

Фото автора

Главный корпус Приамурского государственного университета.

Поправки в Закон «Об образовании» могут гарантировать работу для молодёжи, а могут превратить выпускника вуза в крепостного

В законопроект, согласно которому студентов-бюджетников, выпускников вузов, ждет распределение и обязательная отработка диплома в течение ряда лет. Отношение к проекту в обществе неоднозначное. Одни возлагают на поправки надежды о повышенной социальной защищённости молодёжи, другие — ждут подвоха

Сколько отучился — на столько и попал

Автор законопроекта – член комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов единоросс Сергей Вострецов — предлагает проходить отработку на выбор: «в федеральном или региональном государственном органе власти, в органе местного самоуправления, государственном (муниципальном) учреждении, унитарном предприятии, государственной корпорации, государственной компании или хозяйственном обществе», пишет корреспондент «Российской Газеты» Ольга Игнатова.

По её словам, инициатор законопроекта назвал сроки обязательной отработки: «если человек учился по программам бакалавриата, то работать придется не менее четырех лет, если по программам специалиста – не менее пяти лет, а если по программам магистратуры, то не менее шести лет». Т. е. сколько потратил времени на учебу — столько же потрать на отработку. Не отработал срок – возмести затраты государства на свое обучение, включая деньги на социальную поддержку за годы учебы в вузе.

Автор законопроекта объяснил свою инициативу «заботой о самих выпускниках и интересах государства».

В качестве аргумента в защиту законопроекта газета приводит слова Сергея Вострецова: «Давайте обратимся к данным Росстата. 52,6 процента специалистов, получивших дипломы по программам подготовки кадров высшей квалификации, не могут трудоустроиться потому, что у них нет опыта работы. 31 процент – потому, что предлагают низкую зарплату (опять же из-за отсутствия опыта), для 25,9 процента выпускников вообще нет подходящих мест. Такая же грустная картина у выпускников, обучавшихся по программам специалиста и магистратуры. 53 процента — без работы из-за отсутствия стажа, 33 – из-за низкой зарплаты, для 23,9 процента – нет подходящих рабочих мест.

Таким образом, в настоящее время имеется довольно большой процент выпускников вузов, имеющих дипломы специалистов в той или иной отрасли, но не сумевших трудоустроиться по своей специальности в течение трех и более лет с момента окончания вуза».

По мнению разработчика законопроекта, ситуация в стране, когда люди не могут трудоустроиться, — это следствие отсутствия планирования спроса и предложения на рынке труда отраслевыми министерствами.

«Никто не учитывает, сколько необходимо выпускать специалистов для каждой отрасли по тем или иным специальностям, чтобы выпускники были обеспечены рабочими местами. Никто не отслеживает, работает ли выпускник по той специальности, на которую учился».

Для решения проблемы депутат предлагает вернуться (внешне) к практике советских времен — распределению после учебы. А как сами студенты относятся к идее государственного распределения выпускников вузов по предприятиям и организациям и обязательной «отработке» диплома после окончания учебы?

Ура! Долой безработицу!

Фото с сайта
news.caravan.kz

Иду в Приамурский государственный университет имени Шолом-Алейхема. У раздевалки группа студентов. Задаю свой вопрос. Отвечают хором: «Пусть все отрабатывают, особенно медики! У них стаж будет, опыт приобретут». «Распределение — это хорошая идея», — считает заочница отделения специального (дефектологического) образования Евгения Князева.

Этот же вопрос задаю другим студентам. Отвечают по-разному.

—      В принципе, наверное, мысль хорошая. Точно будет рабочее место по специальности. И мы наберемся опыта. Сейчас везде требуются опытные специалисты. А где мы приобретем опыт, если без него на работу не берут? Это проблема, — говорит Наталья Рамих, студентка четвертого курса филологии и истории журналистики.

—      Я согласен на отработку только в одном случае – если будет распределение. Это – практика, первый опыт работы, стаж, — размышляет Константин Андрейченко, студент-заочник факультета математики и информатики.

А вот еще одна студентка на такую перспективу реагирует остро:

— Мне идея распределения не нравится. Вы из какой газеты? У вас есть разрешение на опрос студентов? Руководство университета знает, что вы берете интервью? – сыплет словами девушка, не пожелавшая назвать свою фамилию. Судя по набору вопросов, она явно не с факультета журналистики и, надеюсь, не будущий юрист, которым должно быть ведомо о свободе слова. Не только их слова…

В целом после диалога у меня сложилось впечатление, что «за» распределение студентов по окончании учебы не только сами выпускники вуза, но и люди постарше, кто уже работает.

Например, Людмила Ракитянская, заведующая информационным центром университета, считает: «Это хороший законопроект, потому что молодым людям с высшим образованием будет гарантирована работа». По крайней мере, она это так поняла. Но то же ли  самое имел в виду инициатор проекта?

Личный опыт: как это было?

В советское время автор этих строк также был студентом-очником отделения журналистики Дальневосточного государственного университета (сегодня Федеральный государственный университет). На филфаке существовала практика распределения студентов с учетом их желания. На выбор можно было поехать работать в районную, городскую, областную газету, трудоустроиться на радио или телевидение. На мой взгляд, это была хорошая практика. Похоже, что депутат Госдумы опирается на неё, потому вспоминается фраза: все новое – хорошо забытое старое. Однако будем реалистами.

В законопроекте названы сроки отработки – четыре, пять и шесть лет. Фактически сколько потратил времени на учебу — столько же потрать на отработку. Думается, что слишком долго придется молодому специалисту ходить в “коротких штанишках”, получая низкую заработную плату молодого специалиста-«должника».

«А куда он денется? Будет «пахать» за «минималку», — говорил когда-то мой коллега, не обременённый отработкой. То же самое скажет работодатель или ещё более цинично выскажется. На себе проверено…

По советской практике максимальный срок «обязаловки» должен был быть всего три года, а не четыре-шесть лет, как представляется депутату Сергею Вострецову. Не будем забывать формулировки в нашем Трудовом кодексе, в котором записано, что существует работодатель и работник. Определения кто есть кто начинаются со слога «раб». Неприятно ощущать себя «рабом» четыре–шесть лет, хотя и не рабом Древнего Рима. Но лучших слов для трудящихся почему-то не придумали.

Действующий премьер-министр правительства России Дмитрий Медведев, будучи президентом страны: «По поводу заказов и распределения: возврата к государственному распределению у нас не будет никогда». И добавил, что «такого нет ни в одной стране мира, и мы себе эту роскошь позволить не можем».

Интересно… Шумная студентка в Биробиджане полагает, что государственное распределение студентов – это покушение на её свободу, а оказывается, это роскошь, которую ей в текущем году, к сожалению, не испытать. Вот и сомневаюсь, даст ли правительство России положительное заключение на законопроект Сергея Вострецова. Ведь нечто подобное в 2012 году уже предлагал депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Иванов. Обошлись и тогда без этой «роскоши»…

Но есть и мнение нынешнего недавно переизбранного президента Владимира Путина. «Это чрезвычайно важно, чтобы молодые люди, когда они приходят учиться, с первого курса уже понимали, что у них есть перспектива достойного трудоустройства в своей собственной стране», — сказал глава государства, выступая на заседании попечительского совета МГУ имени Ломоносова в январе 2017 года.

Открывать ли молодым дорогу?

Закон о первом рабочем месте не раз вызывал спор на просторах России

Законопроект о квотировании рабочих мест для молодёжи стал первым эпизодом нормотворческой практики для Молодёжной палаты ЕАО в 2006 году. Замысел разработчиков законопроекта был прост — помочь молодым специалистам в получении первого рабочего места и накоплении трудового стажа, об отсутствии которого претендентам на место постоянно напоминают работодатели.

С января 2007 года он вступил в силу. Но в 2009 году прокуратура опротестовала закон от «молодёжки» как противоречащий Трудовому кодексу РФ. И областной закон был признан утратившим силу.

Еврейская автономия — не единственный регион страны, где пытались на месте разрешить общероссийскую проблему выпускников учебных заведений профессионального образования. Например, позже парламент Челябинской области тоже пытался квотировать рабочие места для молодой категории работников.  В регионе были установлены квоты на трудоустройство молодежи: 1% — при списочной численности работников организации до 100 человек; 2% — при численности от 100 до 200 человек; 3% — при численности от 200 и более сотрудников.

Но противники возрастного протекционизма предупреждали, что последствия подобного решения могут ударить по людям старше сорока, которым адаптироваться к новой профессии гораздо трудней, да ещё за ними, как правило, стоят семьи с детьми. «Социально уязвимых людей от этого появится только больше раза в три», — указывали оппоненты. Более того, на практике это может превратиться в подлинную дискриминацию людей старшего поколения при приёме на работу. Хотя сегодня по факту хозяином-барином дискриминируются и молодёжь за неопытность, и поколение 40+ за «недостаточную перспективность», и люди предпенсионного возраста в связи с «полной бесперспективностью»…

Но в действующих нормативно-правовых актах это нигде не прописано, потому как бы не существует.

Да, ежегодно после получения дипломов, даже по формально востребованным на рынке труда специальностям, без работы могут остаться тысячи сегодняшних выпускников. Да, многим предприятиям сегодня тоже нелегко, и вроде как у них нет лишних времени, сил и средств на дообучение и трудовую адаптацию молодых специалистов. Ни один работодатель по своей воле не будет содержать за свой счёт ненужные ему здесь, сейчас и немедленно рабочие руки.

Но если  готовностью трудовых резервов к часу икс этот предприниматель не озаботится сам, также никто не сделает это за него.

Не поможет бизнес молодым специалистам сейчас – завтра они не помогут ему. Начиная дискуссию по закону о первом рабочем месте, нужно подумать прежде всего об этом. Препятствия для поиска решения проблемы у нас, похоже, во многом не экономические, а ментальные.

Вениамин РЕЙНЕР

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *