России черный год

России черный год

Самая тяжелая участь досталась на долю тех, кто ушел на войну в первые ее дни. В живых остался лишь каждый десятый из ушедших

Есть у поэта Лермонтова стихи, которые начинаются словами «Настанет год, России черный год…». Этим годом стал 1941-й, а черным днем календаря – 22 июня. И даже те, кто родился через несколько десятилетий после войны, воспринимают эту дату на генетическом уровне как знаковую.

Было время, когда о первом годе войны писали мало, старались не снимать об этом фильмов. Слишком много было потерь, слишком много – горя и слез, слишком много поражений и намного меньше –побед. 

Хотя считается, что в 1941-м году призывались на фронт в основном жители западных областей страны, дальневосточники тоже не избежали этой участи. Многие уходили добровольцами, только 23 июня в Биробиджанский горвоенкомат было подано несколько сот заявлений. Приходили в семьи и повестки.

Такая повестка пришла и восемнадцатилетнему Федору Абросимову, жителю села Ленинского. Именно в тот роковой день 22 июня он собирался отметить свое совершеннолетие, а тут объявили: «Война!» Ему повезло, вернулся в 1945-м живым, хотя не раз попадал под пули, был ранен. Повезло вернуться домой и жителю села Биджан Семену Ушакову. 24 июня намечалась его свадьба с любимой девушкой Полиной, а тут повестка. Война затянулась, невеста вышла замуж за другого. Женился и он. А через тридцать лет, потеряв своих вторых половин, Семен и Полина все-таки поженились. Вот так вмешалась война в судьбу двух любящих людей.

Почти до ста лет дожил Семен Ушаков, но тем, кто уходил вместе с ним, повезло куда меньше.

Перелистывая страницы областной Книги Памяти, я обратила внимание, что из тех жителей области, кто призвался в 1941 году, большинство пропало без вести. И если рядом с фамилиями погибших в другие военные годы указаны места их захоронений, то здесь я не нашла ни одного такого указателя. Где погибли, где пропали без вести – информации нет. А воевали в тот год и под Москвой, и под Смоленском, и на Северо-Западном фронте под Ленинградом, и под Киевом… 

Наткнулась на знакомую фамилию – Дербенев Яков Петрович, житель села Благословенного, пропал без вести 22 июня 1941 года. Какая-то нестыковка, ну никак наш земляк-дальневосточник не мог погибнуть в самый первый день войны. В Благословенном проживал Петр Павлович Дербенев, Почетный гражданин области, знаю его сына Андрея Петровича, председателя районного Собрания. Позвонила.

– Да, это мой дядя, брат отца Яков Павлович, – подтвердил он. – Отчество в Книге Памяти неправильное. И дата гибели указана ошибочная. Дядю в июне 1941-го призвали, отправили на Юго-Западный фронт, под Киев… Мы делали запрос в «Мемориал», оттуда нам подробно ответили, где он воевал, где погиб и похоронен. А ведь извещение пришло, что он пропал без вести. Их в семье было три брата и три сестры. Брат старший Иван и сестра Зоя участвовали в войне с Японией, Иван был сапером, сильно обгорел, но выжил. Зоя зенитчицей была. Все вернулись домой, кроме Якова. Он даже семьи создать не успел, всего двадцать лет ему в 41-м исполнилось.

Не только Якову – многим из погибших и пропавших без вести в первый военный год было по двадцать, а кому-то и восемнадцать. Но были и сорокалетние, и тридцатилетние – самый призывной возраст. 

Большинство погибло и пропало в ноябре и декабре сорок первого. Именно в эти месяцы шли ожесточенные сражения на подступах к Москве, именно тогда наши части попадали не раз в окружение, так называемые котлы, именно там пропадали чаще всего без вести, потому что погибших в этих котлах никто не считал и толком не хоронил. 

Вот некоторые фамилии пропавших без вести в 41-м году, может, живы их родственники и откликнутся: Зиновий Маркович Аборбакель, Владимир Лейбович Адас, Михаил Абрамович Алойц, Исаак Абрамович Белостоцкий, Михаил Кузьмич Бирюков, Иосиф Хаймович Богомольный, Яков Шлемович Брутман, Николай Павлович Павлов, Александр Григорьевич, Пальчиков, Василий Яковлевич Петров, Арон Яковлевич Головинский, Яков Борисович Гольберг, Михаил Борисович Гольфенбейн, Михаил Ефремович Востриков, Егор Федорович Верещагин, Владимир Гершевич Капустин, Федор Михайлович Корнилов, Михаил Иванович Косарев, Борис Моисеевич Куль, Федор Григорьевич Кучменко, Тимофей Павлович Курдюков, Исаак Абрамович Лишневский, Сруль Абрамович Моргулис Николай Иванович Петрашков… Где они покоятся, большинство родственников так и не узнали. 

Но бывали редкие случаи, когда пропавшие без вести оказывались живыми. Так произошло с биробиджанцем Виктором Павловичем Астафьевым. Родным пришло извещение, что он пропал без вести 4 декабря 1941 года. Но двадцатилетний воин оказался живым, выбравшись из вражеской ловушки. После госпиталя его снова отправили на передовую, он прошел всю войну, вернулся домой, поступил работать на завод «Дальсельмаш», женился, вырастил двух сыновей. Умер Виктор Павлович уже в преклонном возрасте.

В 1941 году поэт Константин Симонов, сам прошедший войну, напишет эти пронзительные строки:

За пять минут уж снегом талым

Шинель запорошилась вся.

Он на земле лежит, усталым

Движеньем руки занеся.

Он мертв, его никто не знает,

Но мы еще на полпути. 

И слава мертвых окрыляет

Тех, кто решил вперед идти.

В нас есть суровая свобода: 

На слезы обрекая мать,

Бессмертье своего народа

Своею смертью покупать.

Из всех жителей области, кто ушел на войну в роковом 1941 году, в живых сегодня остался лишь один – Лазарь Моисеевич Брусиловский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *