Ровесницы

Ровесницы

Олега Черномаза

Бронислава Гузман родилась в Биробиджане в одно время с областью

Ее детство пришлось на Великую Отечественную войну, и, казалось бы, в памяти  должны были остаться тяготы, лишения, голод. А она помнит другое:

– В школе мы были очень активными, помогали фронту. Зимой ходили по дворам и собирали бутылки – их потом начиняли зажигательной смесью. Приходим в незнакомый дом, спрашиваем: «Тетенька, у вас есть бутылки?» А они во дворе вмерзли в снег – не оторвать. Женщина отвечает: «Я сейчас нагрею воды, оболью, чтобы оттаяли. Пойдемте, я вас чаем напою!»

А чай был без сахара, пустая горячая водичка. Но мы довольны, пьем и несем сумки с бутылками. Так мы приближали Победу.

У Брони отец и старший брат воевали на Дальнем Востоке. Остались живы. На фронте они однажды встретились, причем ситуация относилась к разряду «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Ее брата Семена отправили в дисциплинарный батальон за то, что по его вине утонули лошади, на которых перевозили орудия. Отбыв наказание, Сеня со своим другом возвращались в свою часть. Это было в Маньчжурии. Их остановил военный патруль, проверил документы. Часовой, прочитав «Беренгольц Семен Михайлович», почему-то заинтересовался. Спрашивает бойца: «А где твой отец?» – «Тоже служит!» Вызвали Михаила Яковлевича, и тот, не веря своим глазам, бросился обнимать сына. Вместе они написали письмо домой, в Биробиджан, сообщили о неожиданной встрече. 

С нежным чувством Бронислава рассказывает о школьных педагогах. Учительница начальных классов Клара Лифшиц воспитала у своих учеников почти абсолютную грамотность. Юная классная руководительница Клара Соломоновна Иоффе, деликатная, интеллигентная девушка, была всего на несколько лет старше своих учеников. С отличием окончив МГУ, приехала в Биробиджан по распределению.

Бронислава училась в девятом классе, когда мужскую школу объединили с женской. Разве тогда она могла подумать, что встретила свою судьбу?.. Классная руководительница рассадила мальчиков с девочками, и ее соседом по парте оказался Леша Гузман. В свидетельстве о рождении, а потом и в паспорте у него было написано другое имя – Эли, но этим именем его никто никогда не называл, для всех он был Леша. Они влюбились друг в друга сразу же. Дружили, учились, Леша служил в армии, она начала работать, но ничто не могло помешать их чувствам – ни расставания, ни расстояния. Их соединяли письма, много писем. Когда Броня получила на работе первый отпуск и приехала в родной город, Леша предложил зайти в ЗАГС – расписаться. Для девушки это предложение не было неожиданным – она любила Лешу больше жизни и знала, что он испытывает те же чувства.

В ЗАГСе после заполнения анкеты им назначили месяц испытательного срока. А жених расстегнул куртку, из левого кармана извлек фотографии невесты, из правого – кипу писем и разложил их перед сотрудницей. 

– Такого я еще не видела. Думаю, вас не нужно испытывать, – сказала работница и тут же зарегистрировала влюбленных.

 После церемонии Леша, как обычно, проводил девушку и отправился к своим родителям. Дома новобрачные сообщили родным, что поженились.

– А где же твой муж? – поинтересовалась Бронина мама.

– Пошел домой, – ответила она.

Аналогичный вопрос задали дома Леше, и он ответил так же. Через несколько дней родители устроили молодоженам скромный вечер. Ведь пышность церемонии, как мы знаем, –  не обязательно гарантия крепости семейных уз. А Гузманы прожили вместе 50 счастливых лет, вырастили двоих сыновей, вместе прошли через  радости и горести. 

Выбор профессии – своя история. Броня с детства мечтала стать учительницей, но, сдавая экзамены в Хабаровский пединститут, недобрала балл. Можно было подождать год, но девушка не могла себе этого представить. Как так  – поехала в Хабаровск и не поступила? У Брони нашлись две подружки по несчастью – те не прошли по конкурсу в мединститут. Девушки решили стать студентками во что бы то ни стало и обходили одно учебное заведение за другим. Но, увы, набор уже везде закончился, и им предлагали приезжать на следующий год. И вдруг удача – в электротехникуме связи  недобор на отделение «Линейно-кабельные сооружения». Что это за специальность, абитуриентки себе не очень-то представляли. В техникуме сказали, что мужская.

– А девушек принимаете?

– Принимаем!

 Они написали письменную работу по математике и были зачислены. На первых порах, вспоминает Бронислава, все было непонятно, просили учителей пояснить, повторить. Но  вскоре учиться стало интересно.  На практику поехали радиофицировать нанайский колхоз. Девчонки сами копали ямы, шкурили столбы, влезали на них, прикручивали траверсы.

– На танцы пойдете? – заглянула вечером в комнату подружка, учившаяся на соседнем отделении.

– Да ты что, какие танцы! – возмущенно отвечал кто-нибудь из практиканток. – Сил никаких не осталось!

Но молодость брала свое, получалось и столбы ставить, и на танцы бегать. И вот распределение. Лучшие выпускницы, окончившие техникум без троек, и Броня в их числе, выбрали Читинскую область, где дела шли хуже всего, а они хотели именно туда, где труднее. Броне достался линейно-технический узел связи в поселке  Борзя. Начальнику узла сообщили, что к нему на работу техником едет молодая выпускница Бронислава Беренгольц. Новенькую в коллективе приняли очень хорошо, старались оберегать. Монтеры, видавшие виды мужики, звали ее не по имени-отчеству, а коротким словом «Михална» – вроде уважительно, но не официально.

– Ремонтировали линию. Надо было соединить два провода, для этого один монтер должен был находиться на одном столбе, второй – на другом, – вспоминает Броня. – Монтер кричит сверху: «У меня не получается соединение!»  Я кричу в ответ: «Подождите-подождите, я сейчас!»  Обвязалась железным поясом, надела тяжелые когти  и лезу по столбу. Забралась, кричу: «Вы натягивайте тиски, а я буду варить». Несмотря на страх, все сделала нормально. А монтер говорит: «Ну, Михална, ты молодец, проверочку прошла, умеешь». Оказывается, они меня так испытывали.

После замужества Броня вернулась в  Биробиджан. Правда, начальник узла отпускать молодого специалиста никак не хотел. А ее память до сих пор хранит забайкальский пейзаж  – степь да холмы.

В родном городе Бронислава Михайловна сорок лет проработала в областном радиопередающем телевизионном центре. Всегда считала свое предприятие одним из передовых на Дальнем Востоке, да так оно и было. С восхищением вспоминает сотрудников и руководителей РПТЦ.  В ее бытность сменилось  шесть директоров. Когда Броню провожали на пенсию, коллектив возглавлял ученик незабвенного Израиля Гершковича Станислав Кузнецов. И тот, и другой безупречно разбирались в технических вопросах и того же самого требовали от подчиненных. По словам Брониславы Михайловны, нынешний руководитель Владимир Коновалов перенял лучшие качества у своего предшественника. А о своих производственных успехах Бронислава Михайловна рассказывать не любит – возглавляла отдел, добросовестно выполняла работу.  

На этом же предприятии под руководством Гершковича работал и супруг Брониславы – с Лешей они окончили один и тот же электротехникум связи. Правда, она получила диплом раньше мужа, который учился в техникуме заочно. 

В редакции «БШ» Брониславу Михайловну знают как преданную подписчицу и заядлую кроссвордистку. Судя по тому, что она в числе первых отвечает на самые заковыристые вопросы и нередко становится победительницей кроссвордов на разные темы, наша читательница обладает энциклопедическими познаниями.

Сама же она уверяет, что это не так. Когда супруг потерял зрение, стала его глазами,  окном в мир. Рассказывала Эли о том, что видела сама, читала ему вслух книги, а потом они стали вместе разгадывать кроссворды. Занятие оказалось увлекательнейшим, и, однажды пристрастившись,  она уже не может от него оторваться.

В общину «Фрейд» Бронислава Гузман пришла после смерти мужа. Ее позвала Марта Пинская, сказавшая ей: «У нас хорошо». А Броне смерть любимых мужчин – мужа и брата – стоила двух инсультов.

Ей и вправду нравится в дневном Центре пожилого человека общины, нравится его атмосфера, дружеские отношения между всеми, схожий взгляд на жизнь. К примеру, Марта Пинская и Вольф Кац, которого она зовет Володей, тоже любят посмеяться над собой, как и Броня. Еще они поют еврейские и русские песни, а Тамара Шматко аккомпанирует. Бронислава Михайловна, кроме того, с удовольствием поет в общинном вокальном ансамбле «Симха», стараясь не пропустить ни одной репетиции. Скучать некогда.

По словам моей героини, в жизни ей везло на добрых людей. По-моему, и сама она своей добротой и чувством юмора согревает жизнь других.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × пять =