Ртутный вопрос

Ртутный вопрос

Олега Черномаза

Ситуация со сбором ртутьсодержащих ламп и приборов в области остается напряженной

Недавно мой знакомый ездил на автомобиле по дороге на Облучье и заметил недалеко от трассы гору старых люминесцентных ламп. Было ли это последствием ремонта какого-то заведения или они просто скопились у человека в гараже и он их, наконец, решил вывезти — неизвестно. В любом случае налицо было грубейшее нарушение экологической безопасности.

Сколько еще можно встретить таких опасных свалок? С этим вопросом я отправился в ООО «ЭкоПроф» — официальное подразделение Хабаровского регионального экологического центра демеркуризации, в задачи которого входит сбор и утилизация ртутьсодержащих ламп и приборов от предприятий и организаций.

Прежде всего интересуюсь у генерального директора общества Ирины Казуровой и исполнительного директора Галины Фидориной, на каких условиях работает фирма с предприятиями и организациями Биробиджана?

— Вначале мы заключаем договор с предприятиями, в котором указывается, какое количество ламп планируется сдать, — говорит Галина Фидорина. — Затем выставляем им счет и после его оплаты забираем и вывозим лампы на временное хранение к себе на склад. Он расположен почти за городом, по улице Биршоссе. Учитывая, что ртутные лампы относятся к первому классу опасности, склад строго охраняется, на его территорию кроме нас никто попасть не может. По мере накопления ламп за ними приходит спецмашина из Хабаровска и увозит на завод по утилизации. Только за прошлый год мы собрали и вывезли более двух тысяч люминесцентных ламп.

— А как обстоит дело в районах? Ведь доставить по нашим дорогам в целости и сохранности такой груз, наверное, непросто?

— Всегда нужно помнить, что ртутьсодержащие отходы нельзя выбрасывать, как обыкновенный мусор. Их необходимо подвергнуть утилизации на специальном предприятии. Из районов области к нам всегда можно привезти лампы самостоятельно, благо сбор и транспортировка таких отходов теперь не являются лицензионным видом деятельности. О готовности сдавать лампы и платить за их вывоз и утилизацию уже заявили администрации Биробиджанского, Смидовичского, Октябрьского и Облученского районов.

 — Существуют ли какие-то штрафные санкции для предприятий и организаций, не желающих сдавать ртутьсодержащие отходы?

— Конечно. В Кодексе об административных правонарушениях есть статья 6.3 — нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Она предусматривает для организаций штраф от десяти до двадцати тысяч рублей или приостановление деятельности на срок до девяноста суток. Любое предприятие, которое подвергается проверкам Санэпиднадзора и Росприроднадзора ЕАО, должно предъявить договор о вывозе таких ламп. Правда, одного договора этим контролирующим органам недостаточно, они всегда требуют документ, подтверждающий факт сдачи ламп. Кстати, такой договор имеется у нас даже не со всеми больницами. Если стоматологическая поликлиника, кожно-венерологический диспансер, психоневрологическая больница, психоинтернат и даже частные стоматологические кабинеты работают с нами стабильно, то областная больница и противотуберкулезный диспансер договор с нами почему-то не заключили. Куда они девают лампы, нам непонятно.

— При этом, я так понимаю, вопрос о приеме таких ламп у населения по-прежнему остается незатронутым. А ведь мы дома постепенно переходим на энергосберегающие ртутные лампы…

— Дело в том, что сбором и сдачей таких ламп должны заниматься предприятия, обслуживающие жилье, — ТСЖ, управляющие компании и т.д. Пока же эта работа с населением никак не проводится. Вопрос о приеме и утилизации ртутьсодержащих ламп и приборов у населения периодически поднимается в органах власти и природоохранных структурах. Была даже идея в магазинах при сдаче старых батареек сделать скидку на покупку новых, а в самих торговых точках установить специальные контейнеры для сбора аккумуляторов и ламп. Однако биробиджанские предприниматели однозначно отвергли ее как лишнюю головную боль. А ведь сознание людей пока такое, что они никогда не понесут перегоревшую лампочку куда-то, если это им невыгодно.

— Есть, правда, приятные исключения, — добавляет Ирина Казурова. — У одного мужчины в гараже скопилось много люминесцентных ламп. Он их не выкинул, а узнал, где принимают и привез к нам. Есть бабушки, которые звонят нам, если разбили термометр, и мы их консультируем, как обезопасить квартиру. Затем они упаковывают градусник и привозят его сюда. И все же, повторюсь, это лишь исключения. Как организовать сбор опасных предметов в городских масштабах — задача для местных органов власти пока нерешенная.

— А если обнаруживается несанкционированная свалка ртутных отходов, как поступить?

— Обычно люди первыми вызывают МЧС и полицию, а те уже привозят лампы к нам. Но даже в таком случае мы выставляем счет этим организациям или мэрии. Однажды даже был счет на сорок рублей. И дело здесь не в деньгах — это, прежде всего, необходимо для учета.

— Немалая часть ртутьсодержащих отходов попадает на городские и поселковые свалки. Там вообще нет никакого контроля за их нахождением.

— Если в областном центре на городской свалке все документируется и работает талонная система, то в районах такой контроль отсутствует. Во-первых, нет предприятий, которые несли бы ответственность за ту или иную свалку. Во-вторых, даже в тех районах, где эту обязанность на себя взяла районная администрация, например, в Октябрьском, никакой учет не ведется, кто привез и что привез — неизвестно. Такая же ситуация и со свалкой в Валдгейме. Полная свобода ввоза позволяет оставлять там любые, даже очень опасные отходы. Какой уж тут контроль!

Но не только хабаровчане сегодня занимаются сбором и утилизацией люминесцентных ламп в области. Полгода назад в областном правительственном конкурсе проектов по организации переработки и утилизации ртутьсодержащих отходов победила местная компания НПО «Мастер». С начальником ее экологического отдела Василием Еременко я тоже решил встретиться и задать ему несколько вопросов.

— Как ваша компания планирует решать проблему ртутных ламп?

— Мы и прежде занимались переработкой отходов — старых аккумуляторов, использованных масел, поэтому у нас уже имеется производственная база, территория, работники, а также лицензия на переработку опасных отходов. По условию конкурса, нам, как победителям, было выделено софинансирование на покупку оборудования, необходимого для переработки ламп. Сейчас мы приобрели отечественную установку «Экотрон-2», которая работает по принципу высасывания под вакуумом люминофора из ламп, в котором и содержится ртуть. Далее этот люминофор поступает в емкость с нейтрализующим веществом. В итоге получается солевой раствор, размещение которого допускается на обычной свалке. С наступлением тепла мы начнем пусконаладочные работы установки. Кроме того, закупаем ртутный газоанализатор для контроля паров ртути в воздухе на территории проведения работ. Срок реализации проекта — десять месяцев, так что весной мы уже начнем работу.

— С кем планируете заключать договоры?

— С коммерческими и бюджетными организациями. С физическими лицами мы готовы работать через ТСЖ. Основными же потенциальными поставщиками будут торговые центры.

Свое мнение по этому поводу высказала начальник отдела Санэпиднадзора и защиты прав потребителей управления Роспотребнадзора ЕАО Евгения Мироненко.

— Какова, на ваш взгляд, сегодня ситуация со сбором и утилизацией ртутьсодержащих ламп?

— Начну с того, что компактные люминесцентные лампы с гигиенической точки зрения не самые лучшие, особенно для использования в детских комнатах. В них мы все-таки рекомендуем использовать обычную лампочку накаливания. Что же касается сбора перегоревших люминесцентных ламп от населения — это действительно проблема. Как правило, такие лампы выбрасываются в обычные контейнеры. Да и наша городская свалка — это просто свалка, а не полигон с отдельным складированием различных отходов. К 2015 году, правда, предусмотрено его строительство, но затраты на это просто неподъемные.

В районах, согласно закону № 131 ФЗ «О местном самоуправлении», сбор и доставка мусора до места утилизации лежит на муниципалите, а самой утилизацией должна быть озабочена районная власть. В этом году, наконец, планируется разработать схемы санитарной очистки населенных пунктов, но будут ли в них предусмотрены особенности сбора и вывоза ртутьсодержащих отходов, я пока не знаю. В любом случае это должно решаться на уровне местного самоуправления.

От автора. По данным статистики, на предприятиях области ежегодно образуется около двух тонн отработанных ртутьсодержащих ламп. Но если проблема их утилизации в основном решена, то вопрос централизованного сбора у населения перегоревших люминесцентных ламп по-прежнему остается открытым. По заверениям Галины Фидориной, ООО «ЭкоПроф» готово, конечно, принять у человека перегоревшую лампу. Для этого в их офисе по адресу Ленина 12, созданы условия для временного хранения некоторого количества ламп или градусников. Однако в будущем, надеется исполнительный директор ООО, таким сбором все-таки займутся ТСЖ.

В свою очередь президент ассоциации ТСЖ Биробиджана Галина Докаш сообщила, что первое обсуждение этого вопроса с председателями домовых комитетов уже состоялось. Теперь необходимо провести беседу с самими жильцами и выбрать способ и условия сдачи ламп.

Кстати, если обратиться к опыту других регионов, то можно найти вполне приемлемые варианты для решения проблемы и у нас. Например,установка специальных контейнеров или организация регулярных рейсов специализированных экомобилей, которые в определенные дни и часы будут бесплатно принимать перегоревшие лампы от жителей.

Пока же до таких нововведений у нас в области еще очень далеко и, судя по всему, остается надеяться лишь на сознательность граждан, которым не все равно, дышат ли их дети чистым воздухом или отравленными парами ртутного яда.

Мы задали вопрос жителям Биробиджана: что они делают с отработанными ртутьсодержащими лампами и готовы ли платить за их утилизацию?

 Юлия Новикова:

— Выбрасываю, как обычный мусор. Знаю, что их нужно куда-то сдавать, но куда, не знаю. И еще не могу понять, почему при стоимости лампы более ста рублей я еще должна платить деньги за ее утилизацию?

Анна Ройтман:

— Просто выкидываю в контейнер. А куда прикажете идти? Никто не знает адресов этих приемных пунктов.

Евгения Лоик:

— Знаю, что надо упаковать такую лампу, потом куда-то нести. Кстати, куда? Платить деньги за утилизацию? Не смешите, эти лампы и так стоят дорого.

Роман Деревяненко:

— Я бы с удовольствием сдавал лампы, пусть только оборудуют место возле дома, да так, чтобы дети не разбили их там. А вот заплатить за утилизацию вряд ли кто захочет. Необходимо придумать механизм сбора отработанных ламп в специализированных магазинах. Хотя те, в свою очередь, еще больше поднимут на них цену и тогда их вообще перестанут брать. Так что опять вернемся от энергосберегающих к деньгосберегающим лампочкам накаливания.

Петр Афанасьев:

— Недавно у меня действительно такая лампа перегорела. Пошел в магазин, где ее покупал, а продавцы сами не в курсе, куда нужно сдавать ртутьсодержащие лампы. Спрашивал у знакомых, все говорят — выбрось, мы сами не знаем, куда их девать. Так и выбросил, а что было делать? Что касается платы за сданную лампу, не думаю, что у нас способ утилизации за счет населения приживется. Я прекрасно понимаю всю опасность ртутных ламп, но сознание большинства людей пока не на стороне защитников природы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *