Русский и израильский писатель Яков Шехтер (1956)

Русский и израильский писатель Яков Шехтер (1956)

Родился в Одессе, жил в Вильнюсе и Сибири. Окончил два высших учебных заведения.

В Израиль, в город Холон переехал в 1987 году. Является редактором Тель-Авивского литературного журнала «Артикль», членом редколлегии журнала «22». В 1997 году совместно с Петром Межурицким и Павлом Лукашем основал Тель-Авивский Клуб Литераторов (ТАКЛ), председателем которого является до сих пор. Рассказы и повести Шехтера обширно публикуются в израильских русскоязычных журналах «22», «Слово писателя», «Иерусалимский журнал», в американской и канадской прессе, многочисленных журналах и газетах Украины и России. Его произведения переведены на иврит, английский, французский, немецкий языки. Один из его рассказов включен во всемирную  антологию мистической прозы, изданной в Бостоне на английском языке.

Опубликованный в 2004 году в Ростове-на-Дону первый роман писателя «Вокруг себя был никто» написан от лица религиозного мистика: иудея-каббалиста, причисляющего себя к так называемым  психометристам. Изображен его внутренний конфликт между путем к Богу и служением литературе.

Яков Шехтер – член правления Союза писателей Израиля, международного ПЕН-клуба, лауреат премии имени Юрия Нагибина Союза писателей Израиля за лучшую книгу прозы 2009 года.

 

Удивительное было время, чудеса просто валялись под ногами, но нагибаться не хотелось.

 

Космос постоянно ведет с нами диалог. В узорчатой тени листвы, в числе автомобильных гудков, в клочке газеты на скамейке, во всем кроется сообщение. Мир – единая гармония, и самые глубокие тайны мироздания можно прочитать на коре дерева перед газетным киоском. Надо только уметь слушать и видеть.

 

На самом деле, человек точно все про себя знает. Если сесть в закрытой комнате за стол и честно, только действительно честно, поговорить с самим собой, то айсберг переворачивается. Увы, мы боимся переворотов и бежим от них.

 

– Помните, я рассказывал в школе про принцип психометрии – подавать каждому, кто протягивает руку. Мелочь, но подавать.

– Это в Израиле хорошо, а здесь вы бы с таким принципом давно разорились.

– Милосердие еще никого не разорило.

 

Удачнее всего мы дурачим самих себя.

 

Человек обязан иногда приходить на кладбище и в больницу просто так, без всякого повода. Заботы и хлопоты жизни часто искажают масштабы, второстепенное начинает казаться главным, мелкие неурядицы быта представляются проблемами вселенского размера. Алчное чавканье кладбищенской земли сразу обнуляет шкалу.

 

Человек привык бегать по знакомым дорожкам, сойти с них без хорошего толчка почти невозможно.

 

Чтоб почувствовать духовные наслаждения, необходимо манипулировать интеллектуальной системой, которая не работает автоматически, а подчиняется личности человека. Для ее «раскачки» необходимо приложить усилия. Отсюда, кстати, можно понять, где главное в нас, а где второстепенное.

 

Зло, на самом деле, – скрытое добро, понять которое ты пока не в состоянии. Если принять любую напасть как урок и постараться понять, какие несовершенства моей души вызвали его к жизни, мир оборачивается другой стороной.

 

Но как же наказать тех, кто сбивается с пути? Ему посылают человека с похожей историей и предлагают вынести приговор. И он судит себя сам, и как он решит, так оно и случится.

 

О, судьба! Холодными пальцами ласкаешь ты клавиши калькулятора; не дрогнет рука и не собьется счет. Изо дня в день, из ночи в ночь поднимаются к тебе голоса, безмолвно, без слов; лишь рыдания пропускают стражи ворот, только страданиям разрешен доступ.

 

Все пути ведут из кустов в кусты, из никуда в ничто. Главное – пройти по ним с радостью.

 

Сколько злых людей бродит вокруг, сколько черных душонок, грязных помыслов и мерзких происков вьется вокруг нас. И сколько удачи, сколько мужества и разума требуется, чтобы пройти мимо и не захлебнуться, не устыдиться и не отречься от изумрудной ниточки света, тонкого голоса тишины, правды, которая в сердце.

 

Нервирует человека только несходство его личной ситуации со среднестатистической, принятой в социуме.

 

Чем дальше люди отклоняются от правды, тем больше они склонны считать того, кто отстраняется от зла, глупцом или негодяем.

 

Разум помещается в теле, как всадник на коне, но у большинства людей лошадь быстро занимает место наездника.

 

Если ты веришь, что можно испортить, верь, что можно исправить. Ничто не приводит к совершенству жизни больше, чем вздох, исходящий из глубины сердца. Никогда не настаивай на том, чтобы все происходило так, как ты хочешь.

 

Настоящая жизнь происходит наяву. Сколько я вас ни призываю проснуться, а вы все глубже во сны забиваетесь, как дворняги в конуру. Там тепло и уютно, но главные события все-таки разворачиваются за стенами будки.

Смысл страданий в уроке, который мы выносим из них. Если не учиться, испытание повторяется опять и опять, пока понимание ситуации не прорывает круг. Большинство людей вертится всю жизнь в замкнутом колесе несчастий и умирает, так ничего и не поняв.

 

Кресло может казаться заполненным, хотя в нем никого нет, и показаться пустым, даже когда в нем сидят. Все зависит от нашего взгляда на мир и от того, какими глазами мир смотрит на нас.

 

Для человека, достигшего определенной духовной высоты, весь мир – одна раскрытая книга.

 

Человечество страдает от отсутствия внимания, или от кажущегося отсутствия внимания. Все хотят говорить и почти никто – слушать.

 

У самых страшных трагедий есть основания и цель, ни одна капля крови не проливается понапрасну, ни одна детская слеза и молитва не пропадают втуне. Космос – место мира, а не наоборот, а это означает, что даже то, сколько раз перевернется на ветру сорванный с дерева листок, определяется Космосом.

 

Глупцы не умирают, а только меняют друг друга.

 

Менялись эпохи, цари, империи, возникали и пропадали религии, неизменным оставалось только одно: под разными звездами и на разных языках человечество самозабвенно уничтожало само себя, изыскивая самые изощренные способы и формы. Веками накопившиеся злоба, ненависть и страдание уподобили ноосферу Земли саду, беспорядочно заросшему сорняками. Разобрать, распутать, расчистить этот сад не под силу ни одному садовнику.

 

Нельзя строить семью на обмане, внушение – зыбкий фундамент для прочного здания.

 

Человек мне представляется небольшой ареной, площадкой, на которой действуют три силы: стремление к добру, жажда удовольствий и сила обстоятельств. Мы, как пирамида, с трех сторон одинаково открыты влиянию трех сил.

 

Я взрослый, хорошо поживший человек, я многое видел, много учился, разобрался во многом. Одного только я не смог понять – себя самого. Ничего в своей жизни я не сделал ради любви, даже ради любви к самому себе. Любить, вот чему я так и не научился. Нужно попробовать сделать счастливым хотя бы одного человека, одного ребенка, или одну женщину и тогда, возможно тогда распахнутся створки навсегда замурованных ворот. Пришло, пришло время решиться на поступок…

Цитаты из романа Якова Шехтера «Вокруг себя был никто»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *