Русский поэт Юрий Домбровский (1909 – 1978)

Русский поэт Юрий Домбровский (1909 – 1978)

Русский поэт, прозаик, литературный критик. Также был известен как археолог, искусствовед и журналист. Его судьба в полной мере отразила жестокость эпохи – большую часть своей молодости провел в лагерях и ссылках.

Родился в Москве, окончил Высшие литературные курсы («брюсовские»), сразу после окончания которых его арестовали и выслали из Москвы в Алма-Ату. Поводом для ссылки стал какой-то флаг, якобы найденный в общежитии в комнате Домбровского. В 1937 году был вновь арестован, но после нескольких месяцев в тюрьме освобожден. История этого ареста позже легла в основу произведений писателя – «Хранитель древностей» и «Факультет ненужных вещей». В третий раз был арестован в 1939 году после опубликования романа «Державин» – за «опошление советской действительности», «распространение антисоветских измышлений», «возведение хулы на вождя». Отбывая срок в колымских лагерях, в 1943 году был досрочно, по инвалидности, освобожден. Из лагеря Домбровский вернулся в крайне тяжелом состоянии, полупарализованный, но сумел встать на ноги. Работал в театре, читал курс лекций по Шекспиру, переводил с казахского. В 1949 году был арестован в четвертый раз по той же статье – отбывал срок в Тайшетском озерлаге. Реабилитирован в 1956 году. В 1960-х годах произведения писателя начинают публиковать. Но после прихода к власти Брежнева его снова занесли в «черный список».

Роковым для жизни писателя произведением оказался роман «Факультет ненужных вещей», начатый им в 1964 году. В 1978 этот роман был напечатан на русском языке во Франции. Через два месяца Домбровский, которому только что исполнилось 69 лет, был смертельно избит.

 

В мире сейчас ходит великий страх. ВСЕ ВСЕГО БОЯТСЯ. Всем важно только одно: высидеть и переждать.

 

Есть времена, КОГДА СЛОВО – ПРЕСТУПЛЕНИЕ. Мы живем сейчас именно в такое время. С этим надо мириться.

 

Точка есть нулевое состояние бесконечного количества концентрических кругов, из которых одни под одним знаком распространяются вокруг круга, а другие под противоположным знаком распространяются от нулевого круга внутрь. ТОЧКА МОЖЕТ БЫТЬ И С КОСМОС.

 

Только дурак сейчас спрашивает: за что? Умному они и в голову не придут. БЕРУТ И ВСЕ. Это как закон природы.

 

Будет война, голод, смерть, разрушение. Но знаете? Я благословил бы такой конец. Что ж? Человечество слукавило, сфальшивило, заслужило свою гибель и погибло. Все! Счет чист! Можно звать обезьян и ВСЕ НАЧИНАТЬ СНАЧАЛА. Но мне страшно другое: а вдруг вы правы? Мир уцелеет и процветет. Тогда, значит, разум, совесть, добро, гуманность – все, все, что выковывалось тысячелетиями и считалось целью существования человечества, ровно ничего не стоит. И тогда демократия просто-напросто глупая побасенка о гадком утенке. Никогда-никогда этот гаденыш не станет лебедем.

 

Ведь жизнь-то, она не твоя, а государева, а вот ГОРЕ, ОНО УЖ ТОЧНО ТВОЕ и больше ничье.

Чего мне не хватает? МЕНЯ САМОГО МНЕ НЕ ХВАТАЕТ. Я как старый скрипучий граммофон. В меня заложили семь или десять пластинок, и вот я хриплю их, как только ткнут пальцем. Вот пожалуйста: «Если враг не сдается – его уничтожают», «Жить стало лучше, товарищи, жить стало веселее», «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство»…

 

Мир захвачен мелкими людьми. Людьми, видящими не дальше своего сапога. Они – мелочь, придурки, петрушки, кутейкины, но мир гибнет именно из-за них. НЕ ОТ СИЛЫ ИХ ГИБНЕТ, а от своей слабости.

 

Вы видели, что на обложке-то наших дел написано? «Хранить вечно!» О! Вечно! Слово-то какое! Вечно! Это значит – Пушкина забудут, Шекспира, Байрона забудут, всяких там Шелли-мелли забудут, а нас – нет. В нас, врагов, вечно будут тыкать пальцем! Смотрите, дети, ВОТ КАКИЕ БЫЛИ ВРАГИ!..

 

Говорят одно, а думают другое. Вчера был героем, наркомом, портреты его висели, кто о нем плохо сказал, того на десять лет. А сегодня напечатали в газете пять строк – и враг народа, фашист… И опять – кто хорошо о нем скажет, того на десять лет. Ну какой же это порядок, КАКАЯ ЖЕ ТУТ ПРАВДА?

 

Легкой жизни

просим мы у бога,

Легкой смерти

надо бы просить.

Мертвый человек – ОН САМЫЙ БЕЗВРЕДНЫЙ! Это живые все шебаршатся, хватают, к себе тянут, и все – «мало, мало, дай еще! Давай мне еще и это!».

 

А здесь невиноватые не сидят, Георгий Николаевич. КТО СЛОВОМ, КТО ДЕЛОМ, кто мыслью – а все виноваты. Вот и вы виноваты будете.

 

Что значат слова: «Не знаю, что имел в виду Иосиф Виссарионович, но факт тот, что после спартаковского восстания Рим просуществовал еще 550 лет и сделался мировой империей»? А ведь товарищ Сталин написал совершенно ясно и просто: варвары и рабы с грохотом повалили Римскую империю. Значит, ВОТ ЭТО И ЕСТЬ НАУЧНАЯ ИСТИНА.

 

А любить медведя не так – это страшный грех. Медведя надо любить не за то, что он мохнатый и столько людей подрал и пожрал – нет! это Боже избави! – а за то, что он рвет и ревет: «Помните, САМОЕ ЦЕННОЕ НА СВЕТЕ – человек».

 

Он отлично знал: когда хочешь разрушить что-то стародавнее и сердцу милое, никогда не говори – я пришел это разрушать, нет, скажи, что ты пришел поддержать эту святыню, подновить ее, заменить подгнившие части, И, КОГДА ТЕБЕ ПОВЕРЯТ, тогда уж твоя воля, пригоняй людей с ломами и не зевай.

 

Право – это ФАКУЛЬТЕТ НЕНУЖНЫХ ВЕЩЕЙ. В мире существует только социалистическая целесообразность.

ПРАВА БЫЛА МАТЬ, когда говорила: «Я тебя научу, садист, гуманизму!» – и хваталась за плеть.

 

Они новых статей не любят придумывать. ЗАЧЕМ? И старых на всю жизнь хватит.

 

Надо, чтобы народ от них самих услышал, кто они такие и каковы их дела. И чтоб еще другое наши люди поняли. Всякое отступление от линии партии – это смерть или предательство. ВОН КАКИЕ ЛЮДИ БЫЛИ, а как скатились в болото оппозиции, как пошли не той дорожкой, то вон к чему и пришли! Так что же тогда о нас говорить, скажет советский человек.

 

А ЧТО ТАКОЕ ЧЕСТНОСТЬ? Большая советская энциклопедия до этой буквы еще не дошла…

 

И вот теперь стоит война у порога, стучится в дверь, и получается: сейчас мы с вами сидим по разным концам кабинета, а придет Гитлер, и мы будем стоять рядышком у стенки. Если вы, конечно, к тому времени не переметнетесь, но ох! переметнетесь, очень похоже, что ПЕРЕМЕТНЕТЕСЬ ВЫ. И еще нашими расстрелами, поди, будете командовать.

 

Не вспоминать, а именно помнить. Ах, какое это великое дело, БРАТ, ЧТОБ ТЕБЯ ПОМНИЛИ!

Цитаты из романа Юрия Домбровского «Факультет ненужных вещей»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *