Рыбак душу не морит

Рыбак душу не морит

с сайта www.ostashkov.ru

В выпуске нашей газеты за 16 октября с.г. под заголовком «Охота пуще неволи» были опубликованы заметки об истории охотничьего промысла на территории нынешней ЕАО от момента возникновения первых казачьих станиц до сегодняшнего дня

Но наряду с добычей пушнины и мяса диких животных неотъемлемой частью бытовой культуры населения многих жителей наших мест было и остается рыболовство. 

«ВСЕ БОЛЬШЕ ЛОВИТСЯ СЕВРЮЖИНА И КАЛУЖИНА»

Первой станицей при впадении в Средний Амур горной речки Хинган была Пашкова, основанная в 1857 году. Ее основали около 30 казаков из Горбичевской сотни Забайкальского казачьего войска. Свое название сотня получила от реки Горбицы, впадающей в Шилку. Там была хорошая рыбалка, поэтому новоселы не преминули приложить свой рыбацкий опыт к промыслу рыбы на Амуре и в Хингане. Правда, таких гигантских рыбин, какими оказались здесь амурские калужины, станичникам не только видеть, но и слыхать не приходилось. Однако они быстро приспособились к ловле калужин — так они называли тогда эту рыбу. 

По свидетельству петербургского писателя С.Максимова, побывавшего в станице Пашкова в 1863 году, казаки для добычи калуги устраивали самоловы. Это была простейшая снасть – прочная бичева с кованым крюком на конце. Крюк смазывался салом или сметаной и опускался с берега в воду на глубоком месте, а свободный конец бичевы привязывался к колу или тяжелому камню. Вероятно, калуг привлекал запах жира или сметаны и рыба заглатывала крюк. Казаки рассказали писателю, что на самолов «садятся» калуги не более 20 пудов, т.е. 300 с лишним килограммов, а также крупные севрюги – так они называли в ту пору амурских осетров.

Двадцатипудовые калуги на пашковском отрезке Среднего Амура были не самые крупные особи этого вида рыб. Автор этих заметок был очевидцем добычи примерно в двух километрах выше Пашкова калуги весом до 800 килограммов. Было это в середине 60-х годов. И тогда же, ниже по реке у села Башурово, был пойман еще один такой же гигантский экземпляр калужины (а самая крупная калуга, выловленная в низовье Амура, весила тысячу двести килограммов!). Сделанное из нее чучело было выставлено в Хабаровском краеведческом музее.

Осетр и калуга во времена полуторавековой давности, да и много позже, являлись одним из важных объектов рыбного промысла. Что касается частиковой рыбы – щук и сазанов, сомов и верхоглядов, толстолобов и амуров, налимов и карасей – то ее добыча не представляла особых затруднений. Достаточно было опустить вечером на дно водоема сплетенные из лозы вентерь или мордушу – и к утру они пополнялись рыбой. Однако не она была дефицитом у первых казаков, а поваренная соль. В станице Помпеевской Максимову рассказали, что рыбы в здешних местах изобилие, да не ловят ее казаки из-за острой нехватки соли, потому и живется им летом голодно. Позже, когда в южных отрогах Малого Хингана началась добыча золота, были основаны первые промышленные предприятия, а к 1914 году вступил в эксплуатацию Восточный участок Транссиба, амурские казаки обеспечивали рабочий люд рыбой, вывозя ее из станиц зимой тысячами пудов. Естественно, никаких ограничений лова не существовало, но и рыбы было столько, что об оскудении ее запасов даже намека не наблюдалось. Это отмечал в своих записках и научной работе дореволюционный петербургский ихтиолог Солдатов, исследовавший биологические запасы Амура, Большой и Малой Биры в окрестностях станицы Головинской. Кстати, здесь он открыл неизвестные разновидности сома и щуки. Они и сейчас обитают здесь под названиями сом Солдатова и щука Рейхерта – в честь любимого им учителя, профессора Рейхерта из Петербургского университета.

НАУЧИЛИ ИКОРОВЦЕВ РЫБНОМУ ПРОМЫСЛУ

Невиданную до приезда в Приамурье рыбалку открыли для себя первые еврейские переселенцы, прибывшие на территорию будущей ЕАО в 1928 году. Сохранились, к примеру, документальные свидетельства о бытовом устройстве колонистов, главным образом, переселенцев из нескольких зарубежных государств, основавших вблизи реки Тунгуски коммуну «ИКОР». По соседству с ней находилось несколько старожильческих сел, а также небольшие гольдские и тунгусские стойбища — Джармен, Культунки, Джаффи. Их обитатели и научили икоровцев рыбному промыслу. На первой конференции колонистов из зарубежных государств, прошедшей в Биробиджане в феврале 1933 года, делегат от «ИКОРа» рассказал, что минувшей осенью они запаслись соленой кетой и икрой на целый год вперед. Если и был на начальной поре у первостроителей автономной области дефицит какого-либо продовольствия, но только не рыбы.

Кстати, в 1928 году было основано первое государственное рыбопромысловое предприятие – Тепловский лососевый завод. Из икры осенней кеты на нем выращивалась молодь, а сама рыба поступала в потребкооперацию и отправлялась на нужды общественного питания и в розничную торговлю. Такой же завод спустя пять лет был заложен в среднем течении Биджана. Оба предприятия поставляли трудящимся автономии немало деликатесной рыбы. Если, к примеру, на инкубацию закладывалось 30 млн икринок, значит, рыбоводами обрабатывалось как минимум 15-17 тысяч кетин. А когда оба завода достигли проектной мощности, в сезон закладывалось уже по 60-70 млн икринок.

Именно в 30-е годы рыбный промысел в ЕАО получил новое развитие, перейдя от «дикого» к организованному рыболовству. В этот период было основано около 10 рыболовецких колхозов в Смидовичском, Ленинском, Биробиджанском районах. К сожалению, обнаружить сведения об объемах добычи рыбы колхозами, а также несколькими рыболовецкими предприятиями Роспотребкооперации не удалось. Вероятно, они составляли в год 200-300 тонн частиковой рыбы, не считая осенней кеты. Кстати, последний рыболовецкий колхоз в Смидовичском районе просуществовал до начала 90-х годов. Другие ликвидировались раньше из-за оскудения биологических ресурсов Среднего Амура и его притоков.

ПРИЗНАЛИ СИТУАЦИЮ КРИТИЧЕСКОЙ

От начала освоения Среднего Амура и до сего дня река в пределах нынешней ЕАО служит не только рубежом между двумя государствами, общей судоходной линией, но также и объектом для добычи рыбы. Китайцы говорят: «Если хочешь накормить человека – купи ему свежую рыбу, если хочешь вкусно кушать сам – научись ловить рыбу». Наши соседи на правом берегу Амура так и поступают. Если летом пройти вдоль фарватера реки, скажем, от Нижнеленинского до Головино, можно легко насчитать на воде не менее 100 лодок китайских рыбаков. Смело приплюсуйте сюда еще около 300 лодок на следующем отрезке Амура от Головино до Нижнеспасского. На каждой лодке – по 2-3 рыбака. Да не любителей, а профессионалов. В городе Фуюань, поселках Циндели и Эта, жителям которых принадлежит армада лодок, рыбалка – единственный способ прокормиться. Так как другой работы не сыщешь.

Совершенно иная картина в российских погранводах. Почти три десятилетия назад у нас была прекращена промышленная добыча рыбы, которая хоть и велась, но в мизерных объемах. Доступ на Амур имеет небольшое число рыбаков-любителей, главным образом — в зимний период. Понятно, что незначительные уловы на российской стороне Амура не могли нанести такого крупного ущерба рыбным запасам реки, какой нанесли китайские промысловики, не знавшие нормы правил вылова, в том числе осенней кеты, а также калуги и осетра. К началу 90-х годов со всей остротой встал вопрос о спасении рыбных запасов от полного уничтожения. Китайская сторона также признала ситуацию критической, и в мае 1994 года между правительствами России и Китая было принято «Соглашение о сотрудничестве в области охраны, регулирования и воспроизводства живых природных ресурсов в пограничных водах рек Амур и Уссури». Промысел начал принимать наконец-то цивилизованные формы. Тогда-то впервые удалось получить сведения об объемах добычи рыбы китайской стороной. Так, в 1997 году, к примеру, было выловлено зарубежными рыбаками 136 тонн осетровой и 27 тонн лососевой рыбы. Об этом было заявлено на заседании российско-китайской рабочей комиссии по контролю за Соглашением 1994 года. Объемы вылова частиковой рыбы названы тогда не были, однако специалистам Амуррыбвода удалось получить официальную цифру – около одной тысячи тонн частика.

Между тем запасы рыбы в Амуре продолжали сокращаться и о прежних объемах добычи рыбы говорить уже не приходится. Всего один факт. В нынешнее лето научный институт ТИНРО-Центр из Хабаровска получил небольшую квоту на вылов осетровой рыбы для исследовательских целей. Увы, двухнедельные попытки добыть хотя бы один экземпляр «царской рыбы» не увенчались успехом. Похоже, запасы осетровой рыбы на Среднем Амуре подошли к критической черте. Однако надежда на возрождение популяции еще не утрачена – искусственным воспроизводством осетра и калуги начали заниматься на Владимировском осетровом заводе в Смидовичском районе и на таком же китайском предприятии в городе Фуюане.

НАРОДНАЯ РЫБАЛКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

С Амуром мы, как говорится, разобрались. А сейчас о том, каковы рыбацкие успехи на его притоках. Промышленная добыча рыбы у нас уже давно не ведется, и весь ее улов добывается рыбаками-любителями. Доподлинно неизвестно их точное число. Вероятно, по оценкам специалистов добровольного общества охотников и рыболовов и рыбнадзора, поклонниками этого увлекательного занятия являются как минимум 40 тысяч человек всех возрастов. Как раз для них и подходит выражение «Рыбак душу не морит», проще говоря, рыбалка им не в тягость в любую погоду и любое время года. Что касается улова, то без него не остается ни один рыбак-любитель, да и условия для рыбалки у нас отменные – одних только больших и малых рек примерно пять тысяч плюс три тысячи озер, а также многочисленные заливы и старицы. Во всяком случае, трудно остаться без улова, а что касается нормы вылова, то правилами рыболовства на Дальнем Востоке она вообще не прописана – лови столько, сколько получится. Главное – не нарушай правил. Еще частиковую рыбу на ряде водоемов автономии у нас можно ловить сетями по платным лицензиям и по установленной норме. Уже много лет рыбакам-любителям предоставляется возможность добычи осенней кеты на нескольких участках реки Тунгуска сетями за плату, кстати, невысокую. В текущем году общая квота добычи кеты составила почти десять тонн. Такой изобильной рыбалки, как было рассказано в начале заметок, сейчас, конечно, нет, но и сетовать на то, что речная рыба у нас в дефиците, не приходится. Так что народная рыбалка продолжается…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *