С этим чувством живу всю жизнь

Матильда Гильбурд, ветеран труда,  отличник здравоохранения РФ:

– Вместе с родителями я приехала в Биробиджан в 1948 году после тяжелейшей эвакуации, после нескольких лет скитаний по израненной войной стране. Мои родители были немолоды, а я была маленьким и единственным ребенком в семье.

До войны мы благополучно жили в Херсоне. У родителей была уютная квартира, хорошая работа. Моя мама работала фельдшером в детском доме для детей испанских коммунистов. Своим именем я обязана именно этим ребятишкам.

Вместе с этим детским домом во время войны мы переезжали – с Украины на Кавказ, с Кавказа в Сибирь, потом в Подмосковье, а после войны – в Среднюю Азию, в Самарканд. Потом был долгий путь на Дальний Восток. Когда состав останавливался на больших станциях, некоторые выходили из поезда, чтобы вернуться домой. Нам же возвращаться было некуда. Все наши родные погибли на Украине, надо было где-то определиться. Когда состав прибыл в Биробиджан, папа загрустил – что мы тут будем делать, как жить?..

Дали подъемные, и мои родители сразу сняли крохотную комнатку у чудесных людей. Сейчас такие люди, наверное, не рождаются. Хозяина звали Лев Григорьевич Гефон. Я не знаю, какую должность он занимал в маленькой синагоге на улице Щорса, но был Лев Григорьевич благороднейшим человеком, и, как мог, поддерживал нас. Особенно жалел меня – у них с женой собственных детей не было.

Мои родители были заняты на работе с раннего утра до позднего вечера. Мама устроилась фельдшером в детскую консультацию, папа – модельером на обувную фабрику. В свои девять лет я была полноправной хозяйкой нашей комнатки.

Соседи называли нас нищими, а узнав, что мы чудом выжили в невероятных бомбежках, стали жалеть нас. Когда в магазинах что-то продавали – продукты, посуду, одежду – соседки ставили меня в очередь, чтобы я могла что-нибудь купить. Однажды купила две алюминиевые ложки и две алюминиевые миски, и моя мама плакала от счастья.

Хоть я была маленькой во время войны, но в свои малые годы успела побывать в больших городах – Москве, Новосибирске, Ташкенте, Самарканде. Имела представление, что такое большой город. Когда мы приехали сюда, то увидели маленький городок. Но я полюбила Биробиджан с первой минуты. Я прожила здесь всю жизнь, но всегда вспоминаю первое впечатление. Когда мы вышли на привокзальную площадь, мне стало очень спокойно и уютно. Любовь, по-моему, не поддается объяснению, она возникает или нет. И у меня она возникла – любовь к городу, точнее, к городку, и с этим чувством я живу всю жизнь.

Чего боялась в Биробиджане, так это трясины. На месте нынешнего Дворца культуры была глубокая канава с квакающими лягушками. Я боялась переходить на другую сторону улицы. Однажды стою перед канавой и плачу. Подошел какой-то военный, взял меня за руку, перевел и говорит:

– Девочка, ты такая маленькая, худенькая, не бойся, тебя не затянет в болото.

В моем маленьком сердечке жил еще один страх: боялась, что мама с папой здесь не приживутся, захотят уехать, а я больше не могла куда-то ехать. Мой ресурс путешественницы был исчерпан, за свою короткую жизнь я так намыкалась, что не хотела никуда уезжать. Я старалась делать все, чтобы, приходя с работы, мама с папой отдыхали. Хотела облегчить им жизнь. Колола дрова, носила по два ведра угля, воду из заледеневшего колодца, то есть выполняла почти непосильную работу.

Город рос, мои родители постепенно привыкали к нему. Жизнь налаживалась.

Позже наша семья получила хорошую квартиру. В доме по улице Пушкина я живу с момента его постройки в 1963 году. И мне ни разу не приходило в голову улучшить жилищные условия, переехать в какой-то другой дом. Мне тут нравилось, и соседи были чудесные. Кстати, ездить в другие города и страны не любила и не люблю.

После окончания Биробиджанского медицинского училища четыре года проработала медицинской сестрой в гинекологическом отделении областной больницы и 51 год – на станции переливания крови. Много лет была главной медсестрой. Учреждение у нас прекрасное, и работа в нем благороднейшая. Служба крови спасает жизни тысячам людей, коллектив на станции очень хороший. Я любила свою работу.

С мужем мы вырастили двух дочерей. У меня пятеро взрослых внуков и столько же правнуков, все живут в Биробиджане.

Я привыкла жить ради других, правильнее сказать – ради своей семьи. Ради мужа, пока он был жив, ради дочерей. Некоторые люди полагают, что близкие должны заботиться о них. Я всю жизнь прожила с мыслью, что я должна заботиться о своих детях, внуках, правнуках. По мере возможности всем им помогаю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

тринадцать + 7 =