С городом мы ровесники

С городом мы ровесники

Фото из личного архива  Софьи Таекиной

Софья Таекина, ветеран труда:

– Мои бабушка и дедушка  приехали сюда с Украины с четырьмя детьми. Мама была старшей, ей было 14 лет. Ее звали Эсфирь. Это было в августе 1932 года. Она восемнадцатилетней вышла замуж, в 19 лет родила меня. Год моего рождения совпадает с годом рождения областного центра – 1937-й.

Я очень люблю Биробиджан. Помню этот город в разные годы. Помню деревянный Биробиджан. Конечно, он не был таким красивым, как сейчас, но он был мил сердцу, как дорогой человек. Он мой – я здесь родилась, здесь родились и выросли мои дети и внуки. Сейчас у меня уже есть правнуки, но они живут в других городах.

Биробиджан мне всегда нравился – чистый, зеленый, спокойный. Здесь жили очень добрые, простые люди. Никто не запирал двери на замки, все друг друга знали. Мы жили в переулке Бирском, в одном из трех деревянных домов. Сейчас на этом месте находится здание Центробанка.

Когда мои родные сюда приехали, шло строительство швейной фабрики. Организация, которая ее возводила, называлась «Швейстрой». Дедушка, бабушка и мама работали там.

Отец, я знаю, участвовал и в строительстве ТЭЦ. В войну его призвали в армию, но на фронт не отправили – он служил в Волочаевке. Воевал мой дядя Яков Хайкин, его призвали девятнадцатилетним. Прошел всю войну, был разведчиком. Вернулся с наградами, контуженный, раненный. Еще один дядя, Михаил, в 1943 году в 17 лет пошел добровольцем, воевал на Дальнем Востоке.

Я начала работать после девятилетки. Училась сначала во второй, потом в первой биробиджанской школе. Мне было 16 лет, когда я пришла на Биробиджанскую мебельную фабрику, в механический цех. Начальником цеха был Григорий Левин. На работу меня принимать не хотели из-за возраста, но дядя Гриша хорошо знал нашу семью, знал, что мы очень бедны. Взял меня на работу учетчицей, только спросил у мамы: «А Софа считать умеет?». Мама успокоила дядю Гришу – она считает хорошо. Это был 1953 год. Поработав немного учетчицей, а зарплата была небольшая – 400 рублей, я попросилась на станок.

– Ты что, хочешь без рук остаться? – только и сказал мне дядя Гриша.

Но разрешил  задерживаться по вечерам и понемногу подрабатывать. Так я постепенно освоила все станки. Работа станочницы была не из легких, но я стала хорошо зарабатывать.

На фабрике я была секретарем комсомольской организации. Помню своих комсомольцев – Наума Шойхета, Семена Фудима, Семена Зусмана, других ребят. Молодежи на фабрике было много.

Избирали меня членом горкома комсомола, а потом и членом горкома партии. Я всегда была активной общественницей – и в молодости, и в пенсионном возрасте.

Директора на мебельной фабрике, как и на других предприятиях, время от времени менялись, но больше других я запомнила Израиля Гинзбурга. Он был очень внимателен к подчиненным, знал каждого рабочего по имени-отчеству, интересовался его проблемами. Если человек оказывался в трудной ситуации, то был уверен, что ему помогут.

Был период, когда я уезжала из Биробиджана – поехала с подружками в Находку. Там вышла замуж. Спустя несколько лет мы с мужем вернулись сюда. Находка – хороший город, но Биробиджан, по-моему, лучше. Мой супруг тоже полюбил его. Он окончил мореходное училище. Казалось бы, в нашем сухопутном городе для моряка не найдешь работу, но у мужа это получилось легко. 45 лет мы с ним прожили, вырастили двоих сыновей.

После возвращения из Находки я работала бухгалтером в управлении механизации треста «Биробиджанцелинстрой», позже его переименовали в «Биробиджанагропромстрой».

После выхода на пенсию долгое время руководила ветеранской организацией микрорайона им. Стяжкина, знала всех своих пенсионеров. В нашем доме тоже знакома со всеми.

Несколько лет посещаю Дневной центр пожилого человека в общине «Фрейд». У нас очень хорошая группа, я в ней староста. Со многими участниками группы знакома давно – это Вилен Вендеров, Борис Буртянский, Раиса Цинкер, Бэла Прохорова, Яков Беззуб, Борис Гискин и другие. Центр пожилого человека – очень хорошая общинная программа, которая улучшает жизнь каждого из нас. Это место, где мы отдыхаем душой, общаемся, узнаем новое. Вместе отмечаем дни рождения, еврейские праздники. 28 июня с друзьями по группе буду отмечать и свой юбилей.

Биробиджан иногда называют еврейским городом, но это не совсем так. И раньше, и сейчас здесь, кроме евреев, жили и живут русские, украинцы, татары, цыгане, корейцы. Никого не волнует, какой ты национальности, важно, какой ты человек. У нас соседями были татары, так у соседки отношения с моей бабушкой были как с родной сестрой. Люди с готовностью помогали друг другу.

Сегодня в Биробиджане, как и прежде, не стоит национальный вопрос, это многонациональный город. Меня радует, что он строится, становится краше, у него появляются новые традиции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать − 3 =