Садовод-экспериментатор

Садовод-экспериментатор

Житель Облучья Валерий Хрусталев снимает с одного дерева пять сортов груш  и выращивает “трехэтажную” яблоню

Недавно встретился с ним. Поговорили. Спросил:

— На новогоднем столе тоже фрукты были?

— А как же! Правда, консервированные. Хранить в чистом виде зимой пока не приспособился…

У него красивая фамилия: Хрусталев. Зовут Валерий Дмитриевич. Местный. Три года назад бросил курить, здоровье бережет. Да и дел еще невпроворот. Садовод все же. Летом из сада не вылезает. Творит. Пытается победить местный климат. Частично получается. Задумок у него — уйма.

Всю жизнь проработал в Облученском вагонном депо. Был слесарем-сварщиком, осмотрщиком вагонов. Главным увлечением всегда была рыбалка. Едва наступит май, берется за снасти — чинит, вяжет крючки. И уходит на Хинган. Целый день на речке. Вернется домой, снизку ленков да хариусов приносит.

Как-то узнал, что есть в Облучье хозяйка, у нее смородина особенно хороший урожай дает. Сходил к ней, принес пару кустов, высадил в грунт. Зазеленели ветви, а потом появились цветочки. А через три года смородина пропала. Это уже потом узнал он, что завелась стеклянница, паразит в обличье узкотелой бабочки. Она и откладывала на смородину яйца. А из них появились прожорливые личинки. У многих в райцентре в ту пору пропала смородина. Валерий завел новый сорт, и дело пошло.

Первая победа окрылила Хрусталева. И заставила задуматься: а не заняться ли ему садом по-настоящему. С чего начать? Ни знаний, ни опыта. Читал газеты для садоводов, они стали для него на первых порах руководством к действию.

— Была у меня «история» с малиной, та же, что и со смородиной, — рассказывает Валерий. — В течение трех лет ничего не смог сделать с этой напастью — применял колючки от лопухов, тем и спасал свои посадки. А потом стал обливать побеги через лейку горячей водой. По две-три секунды на куст — и личинки отпадают.

Моей давней мечтой была задумка приобрести стланиковые яблони. Узнал адрес садовода-опытника из Хабаровска Владимира Зангиева. Не долго думая, написал ему письмо. Он ответил, пригласил к себе. Приехали мы к нему на опытный участок. Впервые увидел такую красоту, что и голова кругом пошла — более 400 различных сортов и культур, с которыми он работает. Вот это размах! А сорта европейские, дальневосточные, уральские, сибирские.

Приобрел шесть саженцев стланиковых яблонь пяти сортов. Чем они меня привлекали? Вкусовыми качествами, размерами плодов, а также гарантированным плодоношением. Да и не влиял на них наш суровый климат, ведь они на зиму укрываются, а это — не проблема. Посадил их на насыпные холмы, пришлось землю носить — по полторы тонны под каждый саженец.

А через три года испытал необыкновенную радость от первого урожая яблок. Да каких! По своим размерам и вкусам не уступают южным сортам.

Радости не было предела: оказалось, как все просто. Вот тогда и стал я проводить на яблонях свои эксперименты. Решил вырастить корнесобственную яблоню за счет укоренения ветвей. Планы и тут не нашли отклика у природы. Но все же один укорененный саженец удалось спасти. Так доказал, что и я способен к опытной работе. А дальше все может получиться. И тут новая напасть — мыши, чего я не ожидал.

Весной, при снятии укрытия, обнаружил сначала две, а потом еще три без коры — с белыми стволами — яблоньки. Чудом уцелела только одна. Так я проиграл мышам со счетом 1: 5.

Прошло время, я кое-чего достиг в садоводстве. Но оставалось ощущение того, что я пока чего-то не знаю, не умею, оно не покидало меня. Кроме Владимира Зангиева я познакомился с садоводом-селекционером из Красноярска Михаилом Макаровым. Они давали ценные советы, но той планки, которую я решил преодолеть, все равно не достиг. Тут получилось вроде остановки, топтание на месте.

Назрела необходимость найти наставника и учителя, который бы смог меня научить новым методам садоводства. И это случилось. В 2008 году судьба свела меня с садоводом из Саяногорска Валерием Железовым. Он не только стал моим наставником, но и другом. Дал мне в руки очень «мощное оружие» садовода. Называется оно «Метод селекционного клонирования».

«У каждого в жизни должен быть свой сад», — вычитал Валерий слова А. П. Чехова и принял в качестве прямого призыва. У кого в Облучье яблоки спеют прямо на деревцах и достигают веса 330 граммов? У него. А сливы с запахом персика у кого? А самая сладкая рябина? Опять у него. Мало того, на одном деревце рябины осенью красуются крупные гроздья красной и черной рябины одновременно. Здорово?

За семь лет кропотливого труда разросся его сад. Теперь он занимает около 15 соток, есть где развернуться. Вот и колдует Хрусталев на том клочке земли: освоил методы от селекционного клонирования до прививок. Прививает черенки персика на вишню, черноплодную рябину на дикую уссурийскую грушу. И добивается 95-процентной совместимости.

Сегодня в его саду на одном деревце растет пять сортов груш. Собирается это количество довести до десяти. Выращивает около 15 сортов яблок. Есть у него даже “трехэтажная” яблоня, состоящая из трех разных сортов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *