Сами с усами

Сами с усами

Анатолия Клименкова

Дайте им рынок сбыта, и они обеспечат страну собственным продовольствием. Фермеры автономии не боятся никаких санкций

С Евгением Петровым из села Чурки Ленинского района я знаком более тридцати лет. В те давние годы друзья предложили съездить на выходные на пасеку. В субботу после полудня мощный вездеход ГАЗ-66 мчал нас по бездорожью к Чуркинским сопкам. Кончался август, тайга отдавала свои богатства. По обочинам встречались грибы, гнулись от плодов ветки орешника, багрянцем наливались гроздья калины.

На пасеку приехали под вечер. Две лайки бросились под колеса вездехода. Из добротного срубленного зимовья вышел приземистый, крепкого телосложения мужчина лет 25, пожал каждому руку. На лице его светилась приветливая улыбка. Было ясно, что он устал от одиночества, был рад гостям.

Расположились за сколоченным из грубых досок столом, рядом негромко журчал ручей, солнце садилось за ближайшую сопку. Красота. Завязался неторопливый разговор. Оказалось, что это самая дальняя пасека, Евгений по должности бригадир пчеловодов. В этом распадке у него около ста ульев. Медосбор был хороший, план выполняли с лихвой.

Утром встали спозаранку, но хозяин пасеки уже хлопотал на другом конце усадьбы. До обеда мы помогали Евгению переставлять ульи, накачали несколько бидонов меду, потом погрузили сладкую продукцию на машину, отправились домой. От попутчиков я узнал, что Евгений родом из Иркутска, служил в армии на стрелковом полигоне близ Чурков, в этом селе и приметил красавицу Валентину. Побегал в самоволку, а после увольнения в запас остался здесь, женился. Так и стал дальневосточником.

Бывшего солдата назначили заведующим машинным двором отделения Калининского сов- хоза. Приходилось ему и зерновые культуры выращивать, и сено готовить, и силос закладывать, и кукурузой заниматься. Лет десять в сов-хозе работал, потом переквалифицировался в пчеловоды.

В восьмидесятые годы прошлого века Чурки преобразились. По решению крайкома КПСС здесь решили организовать комсомольско-молодежный совхоз. Настроили новых домов, детский сад, Дом культуры, подновили машинно-тракторный парк, увеличили поголовье крупного рогатого скота. Из западных областей СССР приехали переселенцы. Чуркинцы воспрянули духом, у каждого была работа, надежда на будущее. Потом настали перестроечные годы, с трудом нажитое хозяйство развалилось, многие уехали из села, дома опустели.

Семья Петровых осталась на месте, хотя пришлось немало пережить. В то время пасека у Евгения была уже в личном владении, но стояла в неудобном месте, мешала браконьерам высокого ранга вершить свои темные делишки. Подожгли. Пришлось все начинать сызнова. Только на этот раз Евгений решил держать пчел не в тайге, а на собственном подворье. А чтобы прокормить семью, решил организовать КФХ. 

КФХ «Петров» объединяет всего трех человек. Сам Евгений, жена Валентина и сын Дмитрий. Решили заняться выращиванием картофеля, арбузов и пчеловодством. Техника кое-какая осталась от прежнего совхоза, кое-что приобрел у военных, подремонтировал, благо есть хороший опыт механизатора. Трудновато было поначалу, но дело пошло. Пришлось самому заниматься бухгалтерией, агрономией, быть снабженцем и сбытчиком продукции. Сейчас картофель выращивает на одном гектаре, двадцать соток заняты бахчевыми, сладкую продукцию доставляют обитатели 150 ульев. В нынешнем году собрал 170 центнеров картофеля, несколько грузовиков арбузов вывез на продажу да меду получил по 70 килограммов от каждой пчелосемьи.

Экологически чистую продукцию фермера Петрова охотно раскупают на рынке райцентра, он обязательно уже несколько лет выезжает на сельхозярмарки в Биробиджан. Многие жители областного центра знают, где торгует фермер из Чурков, у которого очень низкие цены. На прошлой неделе 50 сеток с картофелем отправил на Ургал. 

— Можно выращивать больше картофеля, получать больше меду, — говорит Евгений. – Но нет хорошего рынка сбыта. Необходима кооперация, чтобы заключали с нами твердые договоры, устанавливали приемлемые цены. И тогда не страшны нам будут никакие санкции. Мы сами сможем обеспечить страну собственным продовольствием. 

Для фермера Петрова и зимой нет передышки. В это время он занимается заготовкой дров для населения. Каждый год реализует почти по 100 кубометров.

— Я дрова всегда покупаю у Петрова, — говорит житель Ленинского Юрий Плетюхов. – Заказываю по телефону, уверен, что он за приемлемую сумму привезет и без обмана, хорошего качества.

Есть в Чурках и торговая точка, которая принадлежит Петровым. Здесь можно приобрести продукты питания, товары повседневного спроса. Зачастую в долг, так как у сельского жителя не часто водятся наличные деньги. 

Доброта Евгения распространяется не только на односельчан, но и на тех, кого уже нет в живых. Был у него в бригаде пчеловод Анатолий Черный. Жил на пасеке отшельником, не было у него родственников. Одежду носил с чужого плеча, в питании довольствовался малым, любил спиртное, но в меру, любил тайгу, все просил, что если случится умереть, чтобы тут его и схоронили.

В один из вечеров Евгений завез на пасеку к Анатолию немного провианта, обещал заехать на обратном пути. А утром сообщили, что зимовье Черного сгорело, сам он погиб при пожаре. 

Похоронили таежника на одном из перевалов Чуркинских сопок. Его могилка старанием Евгения Петрова всегда в образцовом состоянии. Сам он при удобном случае всегда завернет к захоронению, то кусочек хлеба положит, то сигаретку, хотя сам не курит, помянет усопшего.

Хоть и мал вклад фермеров Петровых в продовольственную программу, но он как ручеек вливается в общее дело государственной важности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *