Сашка Штивлер из Облучья

В рубрике «Земляки» представлен рассказ о сельском шофере Александре Штивлере

До службы в армии была у нас неразлучная тройка друзей. Володька Тихонов и я успели окончить курсы шоферов и возили на ЗИС-5 грунт из карьера на строительство трассы Облучье-Радде. Толька Ермак трудился монтажником в строительной организации. Догуливали последний месяц на гражданке, вечерами снимали пропахшую бензином одежду, наскоро переодевались и спешили на летнюю танцплощадку.

Как-то августовским вечером к нам пристроился Сашка Штивлер. Жил он с родителями на улице Хинганской, по которой мы ходили из поселка Кагановича в центр. Мы знали этого парня, он был года на два постарше, работал в автохозяйстве на грузовичке ГАЗ-51. Нашлись общие темы для разговоров, вечера через три мы стали настоящими друзьями.

Теперь каждый раз мы заходили в небольшой домик, где мама Сашки тетя Шура угощала нас смородиновой наливкой и просила, чтобы присматривали за ее сынком, так как она боялась, что его обидят. На самом деле маму звали Сара Львовна, а отца Исаак Маркович. Старший Штивлер трудился в то время вахтером на хлебозаводе, тетя Шура убиралась в кабинетах райисполкома.

Сашка на правах старшего всегда помогал нам осваивать профессию. И не только словом, но и делом. Когда Володька на своем грузовике не вписался в «Чертов поворот», его машину занесло в кювет, от удара выбило передний мост. Техпомощи ждать в то время было неоткуда. Сашка бросил вечерние дела, заехал за мной и мы отправились за 12 километров на помощь. Уже при свете фар затянули последнюю стремянку на рессорах, сняли машину с домкрата, поехали домой.

В другой раз моя помощь потребовалась Сашке. Очень разлился Хинган тем летом. А Сашка загрузил свой «газик» ящиками с водкой и продуктами, повез через реку в магазин. Почти на середине бурного потока машина забуксовала, от резкого рывка погнуло полуось.  Вылезли из кабины на ящики водитель с продавцом, стали ждать помощи. Я уже в гараж ехал вдоль реки. Увидел терпящих бедствие — затормозил. Из-за шума быстрого потока нельзя понять, о чем кричал бедолага, но рукой явно показывал, что надо ехать на помощь. Пришлось рисковать, благо ЗИС-5 помощнее, проходимость получше, да и осадка повыше. Сумел подъехать почти борт в борт. Чтобы выдернуть «газик», надо было весь груз переместить в мою машину. Так и сделали.

Потом пришлось вытащить застрявший транспорт на берег, еще два раза форсировать Хинган, чтобы доставить груз по назначению, и уже затемно отбуксировать «газик» в гараж.

В ноябре 1960 года нам пришлось расстаться на три года. Троих призвали в армию, Сашу не брали, так как он был единственным сыном в семье. А после демобилизации судьба нас снова свела. Наш друг работал все на том же грузовике. Мы уже имели второй класс шофера, крутили баранки автобусов. И так же ходили по вечерам на танцы, навещая Сашкиных родителей. Они уже не работали, так же любовно относились к наследнику, тетя Шура все сетовала, что сын непутевый, все никак не женится.

Осенью того года в автохозяйстве произошло ЧП. Снег долго не выпадал, а в середине ноября покрыл незамерзшую землю. Под толстым покрывалом грунт долго не промерзал. Виктор Дружинин на вездеходе ЗИЛ-157 поехал за сеном, и в низине грузовик провалился всеми тремя осями в жижу. До города километров тридцать. Пришлось по толстому снегу брести за помощью. Пока добрались — стемнело. Решили подождать до утра. А ночью ударил сильный мороз. Грузовик оказался в ловушке. Жидкая грязь превратилась в монолит, пробовали трактором дергать, только троса порвали. Казалось, что машину придется оставить в плену у морозов до весны.

И тут Сашка не бросил товарища в беде. Ранним субботним утром собрал около десятка шоферов, выехали на место происшествия. Развели большие костры, грели воду, отливали кипятком замерзшие колеса, пламенем паяльной лампы водили по металлу. Все это без суеты, с толком и расстановкой. Стали пробовать тянуть машину из грязевого плена. С третьей попытки под одобрительные крики шоферов ЗИЛ нехотя вылез из ямы. Об этом проявлении шоферского братства писала районная газета «Искра Хингана».

За веселый нрав, за чуткое отношение к чужой беде Сашку многие любили. Как-то вечером мы не застали его дома, позже он нашел нас в клубе, был заметно навеселе.

— Где ты пропадал? — напустились мы на друга.

— В гараже задержался. У лесовозчика Ивана Галамаги прибавление в семействе. Вот и отметили это событие, хотя сам виновник торжества явно удручен.

— Чего так?

— Да он все сына ждал. У  него уже две дочери есть, на этот раз с женой твердо решили наследником обзавестись. А она ему сразу двух девчонок-близняшек родила. Вот и успокаивали несчастного папашу.

Вообще-то не часто, но бывало, что после работы в гараже собиралась компания. Кто-то подвез дрова или мебель, кто-то с огорода картофель или с базара пшеницу. Расчет в то время был один — пол-литра водки. Вот эту живительную влагу и выставляли на мазутный слесарный верстак. Закуска обычная — плавленый сырок и бычки в томате. Но если среди нас появлялся Сашка, можно было попробовать и дефицитных в то время деликатесов — копченую колбасу, настоящий сыр, кету копченую. Дело в том, что пока другие шоферы возили грунт и стройматериалы, Сашка старался получить путевку на обслуживание торговых баз. Там отоваривался продуктами прежде всего для семьи, но и с нами делился бескорыстно.

Последний раз я виделся с Сашкой лет двадцать назад. По редакционным делам приехал в Кирово, узнал, что в совхозе на уборке урожая трудится колонна автомобилистов из Облучья. Поспешил туда. И среди водителей узнал Сашку. Оба очень обрадовались встрече, долго вспоминали былое, общих друзей и знакомых. Сашка также жил в Облучье, женился, дочь воспитывал, ждал внуков.

Недавно разговаривал с Володей Тихоновым по телефону, спросил о нашем друге.

— А он уехал в Теплое Озеро в командировку, да там и остался. Уже лет пять как умер. Я на похороны ездил. Народу было… Облученских много, уважаемый был человек.

И еще одно напоминание о нашем друге. С год назад из Израиля позвонил мой двоюродный брат Александр Тонких, который живет там около десяти лет. Говорили о том о сем, вдруг он спросил:

— А помнишь Сашку Штивлера?

— Конечно, дружили долгое время.

— Так тут живет его внучка, Соня.

— Чем занимается?

— Играет на скрипке. Да так хорошо, что ее взяли в симфонический оркестр, сейчас по гастролям разъезжает.

От такой вести стало теплее на душе. Хороший след на земле оставил Саша Штивлер.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *