«Счастливая рубашка» Эзры Фининберга

«Счастливая рубашка» Эзры Фининберга

yandex.ru

17 ноября исполнилось 120 лет со дня рождения еврейского поэта, прозаика  и драматурга  Эзры Фининберга.

Литературные  критики считают,  что он был одним  из виднейших  лириков  еврейской поэзии

В фондах Биробиджанской областной научной библиотеки им. Шолом-Алейхема хранятся его 14 книг на идише и 2 сборника стихов, переведенных на русский язык. Сохранились и его публикации в журналах «Советиш Геймланд» и «Форпост». Краткие статьи о нем можно найти в «Российской еврейской энциклопедии», в монографии кандидата исторических наук Ольги Журавлевой «История книжного дела в Еврейской автономной области (конец 1920-х – начало 1960-х гг.). Имя Эзры Фининберга включено и в «Краеведческий календарь знаменательных дат на 2019 год», который традиционно составляет областная библиотека.

 

Но думаю, наибольший интерес у наших земляков вызовет его стихотворение «Биробиджан», опубликованное в сборнике Э. Фининберга «Избранные произведения» 1948 года издания. Оно не было переведено на русский язык, по крайней мере, сведения об этом не встречались. Известный биробиджанский переводчик Валерий Фоменко любезно согласился сделать подстрочник этого стихотворения и тем ускорил мой поэтический перевод, который и представляю вашему вниманию:

 

Биробиджан

 

Тебя не видел я, Биробиджан!

Но этим ясным утречком чудесным

Я там стою, куда душой бежал

И о тебе слагал стихи и песни.

    

И вдоль дороги, и в лесной дали

Тебя хранят от зла надежней стражи

Строители-защитники твои.

И выстроят, и защитят отважно.

    

Уже благоустроена земля.

И кажется, свежо на целом свете!

Растут дома, и ширятся поля,

И радуются женщины и дети.

    

Мне хочется всю эту радость влить,

Вписать в мое распахнутое сердце,

Чтобы потом ей звонкой песней быть

И зазвучать в устах

                счастливых детских.

    

Пусть песнею наполнится весь шар

Земной и каждая квартира,

И юноша по имени Биджан,

И девушка, что носит имя Бира.

    

Красноармеец на посту один

Пусть шепчет

                эту песню ночью хмурой,

А днем она пускай звучит как гимн

Героям-партизанам у Амура.

    

Биробиджан, ведь я тебя не знал,

И до сих пор мы не были знакомы.

Есть только утро и ж.-д. вокзал,

А в сердце для тебя стихи готовы.

 

Был ли Эзра Фининберг в Биробиджане или только в своих мечтах видел этот город и мысленно стоял на биробиджанском вокзале? В Российской еврейской энциклопедии об этом не сообщается. Нет сведений о посещении поэтом Биробиджана и в монографии Ольги Журавлевой, но совсем недавно Ольга Прохоровна получила сведения о том, что Эзра Фининберг все-таки побывал на нашей земле в 1938 году, и этой датой дополнила Краеведческий календарь ЕАО на 2019 год.

Как приятно сознавать, что люди такого масштаба, как Фининберг, стояли на перроне Биробиджанского вокзала и их мечты и песни были связаны с нашим городом!

 

Эзра Иосифович Фининберг родился в 1899 году в г. Умани Киевской губернии. Получил традиционное еврейское религиозное образование. С двенадцати лет начал писать стихи на иврите, затем перешел на идиш и русский. В 1917 году опубликовал первое свое стихотворение в русской прессе.

 

В 1917 – 1922 годах преподавал в школе. Одновременно с работой школьного учителя с 1920 года вместе с Моше Хащевацким (Хащеватским) составлял литературное приложение к газете «Коммунистише фон», вел большую общественную работу. Первый сборник «Отем» («Дыхание») вышел в свет, когда поэту было всего 23. Год за годом одна за другой выходят его книги стихов и драмы. Украинский ГОСЕТ ставит его пьесу «Юнген» («Парни»).

 

Фининберг полностью посвящает себя литературе. Этот период его творчества совпадает с перипетиями Октябрьской революции, Гражданской войны, бушующих петлюровских и махновских банд, несущих разорение и еврейские погромы. Временами он обращается к эпическому письму, ограничиваясь лишь фрагментарными эпизодами, искусно используя фольклорную традицию. Как народная песня-частушка звучат его строки о поэзии:

 

Мне чертовски повезло!

    У меня врагу назло

    На душе всегда светло.

    Белая ромашка –

    Поэзии рубашка!

   

    Сверху грязью кто плеснет,

    Сбоку финкой полоснет –

    Все равно промашка.

    Жив останусь, и блеснет

    Поэзии рубашка!

 

Именно этот активный творческий период отмечен его вдохновенным лиризмом, образностью, за который впоследствии социологизирующие критики будут раскладывать по полочкам его строки и обвинять в подражательстве символистам и расплывчатости представлений. Однако его ранняя лирика, впитавшая в себя творчество Александра Блока, Давида Гофштейна и символизм западноевропейских поэтов, привлекла внимание таких переводчиков, как Анна Ахматова, Мария Петровых, Юнна Мориц, Зинаида Миркина. Эти великие поэты ХХ века подарили русскоязычному читателю роскошные переводы, которых были достойны и стихотворные тексты на идише Фининберга.

 

Когда началась Великая Отечественная война, Эзра уходит на фронт и воюет до ее завершения. В издательствах Минска, Москвы продолжают выходить его книги стихов. В 1943 году – «С поля боя», в 1946-м – «В великом пламени».

 

Поэт и переводчик Семен Израилевич Липкин вспоминал: «Мне запомнилась встреча с Эзрой Фининбергом в военное лето 1943 года. Он рассказал мне, как его, раненого, бойцы вынесли из огня, принесли в крестьянскую избу и наказали хозяйке: «Помните, он поэт, а это все же очень, очень ценно».

 

В эти годы поэзия Фининберга наполняется вдохновенным огнем убеждения, пророческой силой поэтического слова, чувством преданности Родине, без которых будущему народу-победителю сложнее было бы одержать Победу. В горячих, порой пафосных стихах видно его представление о назначении поэта и поэзии:

 Мне чудится: мир весь –

    В бою и на стройке –

    Поет голосами

    мужчин загорелых,

    Поет голосами

    прекраснейших женщин,

    И слышится эхо

    И в небе, и в море:

    «Поэта в средину!

    В средину поэта!»

 

В одном из его стихотворений после окончания войны по развалинам городов проходит воин и строитель.

 

В шинели старой,

Опаленной,

Он требует, чтоб вся земля

Из пепла встала обновленной.

   

Известная еврейская поэтесса Рахиль Баумволь писала о Фининберге:

«С отмороженными ногами, больной, вернулся с войны поэт и воин. В потертой шинельке с вещмешком за плечами вошел он в Москву.

Война была окончена, но время было далеко не легкое, тем более для такого ранимого человека, каким был Фининберг.

После одного бурного собрания, которых в ту пору в творческих кругах происходило немало, Эзра долго метался по московским улицам. Два поэта случайно встретили его во втором часу ночи. В своем гневе он был слаб и беспомощен, как ребенок. Метро уже не работало, а жил он далеко за Соколом. Они повели его к себе домой. В узенькой комнатушке шепотом они подняли тост «за поэта-бойца и скромного чудесного человека». Его глаза наполнились блеском слез:

– Что?! Повторите! Вы не шутите?

На рассвете Фининберг неслышно ушел, оставив на столе теплую записку – последнюю память о себе.

Через три недели он скончался».

 

Он умер. Но, говоря его собственными строками, ему суждена была наибольшая из наград:

 

…… Уйти и все же не скрыться.

Не позволить, чтоб смыла тьма,

Не забыться, не закатиться.


Автор: Алла Акименко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *