Село под научным взглядом

Село под научным взглядом - До свидания, деревня и поля!

Фото: get.pxhere.com

До свидания, деревня и поля!

Что происходит в стране и области с точки зрения социологии

Социология, если кратко — это наука, изучающая общество во всех аспектах
и закономерностях его развития, социальных институтах, отношениях и общностях. Эта наука относительно новая. Появилась она сто или, может, чуть более ста лет назад и активно развивается до сих пор, как в России, так и в других странах. Раньше она была частью философии, потом отпочковалась от неё.

Социологию стали изучать по одной простой причине – появилось общество в рыночной экономике, являющееся самостоятельным субъектом. Раньше существовало общество, которое было жёстко разделено на группы, чётко закрепленные за руководящими структурами. Когда общество становится относительно свободным и саморегулируемым, появляется необходимость его изучать: «Как общество (или определённая часть его) поведёт себя в тех или иных условиях?», «А что будет, если условия изменятся?».

С ответов на самые простые вопросы и начала развиваться социология.

Фото из личного архива Сергея СОЛОВЧЕНКОВА

О социологических исследованиях, проводимых в ЕАО, об их специфике и немного о деятельности коллег корреспонденту «Биробиджанской звезды» рассказал научный сотрудник ИКАРП ДВО РАН, кандидат социологических наук Сергей Соловченков

— Естественно, я не единственный социолог в Институте комплексного анализа региональных проблем. Моя коллега Светлана Владимировна Кутовая достаточно часто работает с тремя вопросами — это социальное пространство, миграционные настроения и маргинальность. Юлия Николаевна Аверина занимается весьма специфической социологией, чем-то вроде этнической, – это становление идиш-сообществ. Как процесс формирования этих сообществ влиял на то, что происходило здесь, на территории Еврейской автономной области? Как эти сообщества складывались в зависимости от местных условий? Думаю, это весьма актуальная сфера исследований в наших условиях.

У меня же поле деятельности — сельская социология. Это всегда комплексные исследования, затрагивающие, например, специфику рынка труда и занятости. В своё время обнаружился парадокс. Когда колхозы и совхозы развалились, а другой работы на селе не было, люди, потеряв привычные источники заработка, стабильность в жизни, ухитрялись не просто выживать и как-то сводить концы с концами, а приобретать себе мебель, растить и учить детей, отправлять их на учёбу. Более-менее, в нашем понимании, нормально жить и развиваться. Было интересно посмотреть, из-за чего это происходило. Но по большому счёту это касается, конечно, не только сельского населения. В переходный период всем группам населения пришлось по-своему несладко.

Если говорить о России, то у нас идёт очень большая социальная перестройка структуры общества. Она началась в девяностых годах и длится до сих пор. Это длительный процесс, который занимает десятилетия. Сейчас общество очень расслоилось по доходам – всё, что происходит, заметно «на глаз», и это несложно описать. Но кроме того, идёт пространственная дифференциация общества.

Что же это за процесс?

Советское государство прикладывало много усилий, чтобы перемешивать пространственные общности. К примеру, приезд городских специалистов на работу в село, комсомольских отрядов на стройки в разные районы страны, распределение студентов после выпуска по местам работы в различные районы страны, где была потребность в тех или иных специалистах. (Эта идея по сей день многим политикам кажется актуальной.)

Теперь это утрачено, и возникает некоторая региональность в подобных процессах, регионы размыкаются между собой. В итоге всё это стремится к формированию новой структуры общества, которая при определённой экономической стабильности имеет шанс стать относительно стабильной. Тогда мы чётко будем понимать, что вот этот человек в социальной иерархии стоит выше нас, вон тот — на такой же ступени, кто-то третий — ниже нас. Эта структура будет устойчива, и её будет достаточно сложно сломить. Но это очень долгий и неоднозначный процесс, и им далеко не всегда можно управлять.

Широкую публику наверняка в первую очередь интересует: а как обстоят дела у нас, в ЕАО?

Могу сказать сразу — не очень хорошо, и ноги растут здесь из экономики. Большой пласт производственных, сельскохозяйственных профессий, которые существовали всегда, к настоящему времени очень сильно истощился. Прошёл очень сильный переток людей в бюджетные и непроизводственные сферы. Те социальные слои, которые в советский период были представлены небольшим количеством граждан, сейчас, напротив, очень сильно раздуты.

Это объективный процесс, и мы с ним ничего не сможем сделать. Эти сферы — та же торговля и сфера услуг —, во-первых, естественный этап развития экономики, во-вторых, это сферы, которые позволяют людям выживать. Они могут предоставлять услуги без каких-то средств труда – заводов, станков. Делать это на своей физической силе и за счёт этого выживать.

Плюс ещё у нас очень сильно сжимается слой сельского населения, которое перетекает в город. У нас идёт ступенчатая миграция. Люди из мелких населённых пунктов стараются перебраться в более крупные, из них в региональные центры и так далее. Сложилась пирамидальная миграционная структура, когда население области стягивается к Биробиджану и… покидает область через него.

Что же происходит в селе? Что выталкивает оттуда людей? А глобально в селе сейчас… ничего не происходит. Всё, что могло произойти, произошло в начале двухтысячных. Тогда село покинули многие профессиональные работники и состоятельные жители. Сейчас там продолжают работать и занимаются бизнесом и товарным сельским хозяйством только безумно упрямые и сильные люди. Но таких предпринимателей очень немного. Толчка, который бы изменил ситуацию, пока не произошло.

Несмотря на то что всегда существовали и существуют различные программы поддержки сельских товаропроизводителей (от помощи им в закупке элитных семян различных культур и породистых животных до приобретения сельхозтехники на льготных условиях), скорее, это следует назвать определёнными попытками помощи со стороны государства. Делается достаточно много, но об эффективности сложно говорить. А результат помощи — это и есть главное, ради чего она оказывается.

Потянут ли к себе население промышленные и инфраструктурные объекты, которые создаются в области? Станет ли сельское население промышленным или нет, или сюда приедут другие люди, а наше население останется сельским выживающим?

Пока не происходит ничего – сельское население в ожидании. В области это порядка шестидесяти тысяч человек, что является неплохим потенциалом – создайте им условия. Сейчас есть Интернет, и в селе им пользуются. Люди начинают впитывать городские образы, городские идеалы жизни и, как следствие, теряют интерес к жизни сельской, которая не выдерживает конкуренции.

Как вариант: человек едет работать куда-то на вахту, привозит оттуда, по сельским меркам, огромные деньги, живет два месяца как барин, а потом снова едет на вахту. Такие стратегии начинают преобладать, и «сельский» характер жизни людей размывается. Возможно — необратимо. Это, конечно, грустно, потому что село всегда было хранителем народных традиций.

На этом фоне в нашей области и в Дальневосточном регионе в целом продолжается миграционный отток. Ещё лет семь назад желание людей уехать с Дальнего Востока было огромным. Причём подавляющее большинство людей говорило, что либо собирается уехать, либо уже собралось, либо очень хочет уехать, но денег пока нет, а когда накопит, так сразу уедет.

Буквально в прошлом году мы проводили небольшое исследование, в котором был вопрос: «Собираетесь ли вы уехать?». Мы не вникали в суть, причины, последствия, серьёзность намерений — просто проводили срез мнений. Выяснилось, что очень много людей говорят: «Нет, я живу на своей территории». Подавляющая часть людей не собирается покидать своё нынешнее место жительства. Видимо, какой-то элемент стабильности общества возник. Но это не отменяет того, что некоторые люди, среди которых много активной молодёжи, уезжают из нашего региона, с Дальнего Востока вообще. Это не гигантское явление, а вялотекущий процесс, но он постоянно происходит, никуда от этого не денешься. Если государство будет реализовывать то множество проектов, которые были заявлены, заработают инвестиционные проекты, то вполне вероятно, ситуация изменится. Но когда это произойдёт, оправдаются ли ожидания людей, пока никто не скажет.

Теперь немного о практической пользе от тех исследований, которые проводятся у нас в области.

Нас привлекают для практических исследований некоторые государственные организации. Сейчас Агентство по привлечению инвестиций обратилось к нам с просьбой провести анкетирование предпринимателей по ряду вопросов. Они касаются административных процедур, сложности ведения бизнеса, желании продолжать бизнес. Исследование позволит Агентству по привлечению инвестиций и правительству понимать ситуацию с малым предпринимательством не с точки зрения статистики, а с точки зрения самих предпринимателей. Этот элемент информированности мы предоставляем власти. Это практическая сторона нашей работы.

Таких небольших групп социологов, как та, что работает при ИКАРП ДВО РАН, в России очень много. Они проводят свои локальные исследования, а их материалы аккумулируются у крупных учёных. Они и создают большие теории, фундаментальные знания. Нам работа местных социологов позволяет взглянуть на привычные вещи новым взглядом, при этом объективно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *