Семь раз проверь

Мы сами виноваты в том, что наши нормативно-правовые акты несовершенны, а некоторые из них оставляют лазейки коррупционерам

В этом убеждена заместитель начальника Главного управления Министерства юстиции РФ по Хабаровскому краю и ЕАО Ольга Панкова. Ее выступление на недавнем заседании областного Совета по противодействию коррупции отличалось эмоциональностью, необычной в строгом царстве юридических понятий. Чувствовалось – наболело на душе. Я договорился с ней о беседе, продолжающей актуальную тему искоренения социального зла…

— Ольга Борисовна, как известно, в 2009 году вышел Федеральный закон «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных документов». Кто может официально заниматься этой деятельностью?

— Органы прокуратуры, органы исполнительной власти в области юстиции (например, наше территориальное управление Минюста) и прочие организации, обладающие такими полномочиями. Также проводить антикоррупционную экспертизу могут аккредитованные независимые эксперты.

— Как обстоит дело с их численностью на Дальнем Востоке?

— В настоящее время на территории Дальневосточного федерального округа аккредитацию получили 77 физических и юридических лиц. Если брать по регионам, то в Приморском крае их 19, Камчатском крае – 17, Хабаровском крае – 15, в Сахалинской и Магаданской областях – по девять аккредитованных независимых экспертов. Ниже соответствующие показатели у Амурской области (шесть), в ЕАО и Якутии (по одному). В Чукотском автономном округе таковые отсутствуют. В целом же по России этот показатель составляет 992 (164 – юридические лица, 828 – физические).

— А как можно стать таким экспертом?

— Для получения аккредитации физическое лицо должно предоставить в орган Минюста заявление, составленное в произвольной форме, а также копии документа государственного образца о высшем профессиональном образовании, трудовой книжки и документа, удостоверяющего личность. Как видите – ничего сверхсложного здесь не требуется.

— Тем не менее на Чукотке аккредитованных независимых экспертов нет вообще, а в нашей области – один. Неужели противодействие коррупции не интересно людям? Ведь с вымогательством можно столкнуться везде – на автодороге, в больнице, в домоуправлении, в кабинете чиновника и так далее…

— Действительно, независимых антикоррупционных экспертиз с содержащимися в них замечаниями и предложениями в Еврейской автономной области пока нет, и данная ситуация не может не тревожить. На мой взгляд, это вызвано как объективными, так и субъективными причинами. Возможно, такая проблема возникла из-за того, что в нашей области не отличаются особой активностью институты гражданского общества. Свою роль играет, конечно, и низкая правовая грамотность населения.

— Необходимо проводить юридический ликбез?

— Совершенно верно. В частности, этим сейчас активно занимается региональное отделение Ассоциации юристов России. Нужно повысить общественное сознание, преодолеть инертность и иждивенческие настроения. Никто сейчас никому ничего не принесет – всего приходится добиваться самостоятельно, действуя в рамках закона, разумеется. А вот какой тот или иной нормативный акт на выходе – зависит от всех нас. Люди сами виноваты в том, что наши законы несовершенны и могут содержать коррупциогенные факторы. Ведь все проекты нормативных актов перед тем, как их принять, выкладываются на сайтах (например, на сайте правительства ЕАО www.eao.ru). Пожалуйста – читайте, присылайте по электронной почте свои замечания, предложения, их обязательно рассмотрят. Увы, не присылают. Еще одна возможная причина слабой активности – независимые эксперты работают на безвозмездной основе, их труд не оплачивается.

— Требуются энтузиасты?

— Если никто этим не будет заниматься (в том числе на добровольных началах), то какая жизнь нас всех ждет? Цель одна – формирование прозрачного, четкого и ясного законодательства, которое защищает права граждан. Может, это звучит пафосно, но если вообще об этом не говорить, не ставить на повестку дня, то проблем в обществе станет еще больше – согласны?

— Ольга Борисовна, если сравнивать с другими территориями Дальнего Востока, насколько законы Еврейской автономной области «содержат лазейки»?

— Вот результаты соответствующего мониторинга за третий квартал этого года. В 61 нормативном правовом акте, принятом на Дальнем Востоке, были выявлены коррупциогенные факторы. Из них в Якутии – 11, в Приморском крае – три, в Хабаровском крае – два, в Амурской области – два, в Сахалинской области – 11, в Магаданской области – 17, в ЕАО – семь, в Камчатском крае – восемь. Хочу подчеркнуть, что основную часть работы нам, экспертам по противодействию коррупции, «предоставляет» федеральное законодательство.

— Приведите пример…

— Возьмем Закон РФ «Об образовании». Пунктом 2 статьи 19 этого закона установлено, что дети допускаются к обучению в общеобразовательных учреждениях по достижении ими возраста шести с половиной лет, но не позже восьми лет. По заявлению родителей (законных представителей) учредитель образовательного учреждения вправе разрешить прием детей в образовательные учреждения для обучения в более раннем возрасте.

— Где здесь причина для беспокойства?

— В данном случае использование формулировки «вправе» позволяет должностным лицам учредителя образовательного учреждения при рассмотрении заявления гражданина (родителя или иного законного представителя) действовать по своему усмотрению. Очень многие нормативные акты изобилуют формулировками «вправе», «может», что создает предпосылки для незаконных действий. А этого допускать нельзя!

Для справки

Согласно закону, к коррупциогенным факторам относятся положения нормативных
правовых актов (проектов нормативных правовых актов), устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил. Также к ним относят положения, содержащие неопределенные, трудновыполнимые и (или) обременительные требования к гражданам и организациям и тем самым создающие условия для проявления коррупции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *