Семейная история

Семейная история - Татьяна Ароновна Брутман

автора

Татьяна Ароновна Брутман

В этом году село Амурзет отметит свое 85-летие. В числе первых переселенцев, которые приехали в 1928 году на берег Амура осваивать новые земли, была большая и дружная семья Вайсман

Сруль Шиевич и Эсфирь Зельмановна, их сыновья Григорий, Зяма, Мотл, Абрам и дочь Хана прибыли сюда из Киевской области.

О непростой судьбе этой семьи мне рассказала внучка первостроителей Татьяна Ароновна Брутман. Она хранит память и о дедушке с бабушкой, и о своих родителях — Хане Семеновне и Ароне Давыдовиче Аптекарь, продолживших дело освоения приамурских земель.

Татьяна Ароновна всю свою жизнь прожила в Амурзете. От матери она узнала, что первым на Дальний Восток приехал ее брат Абрам — комсомолец. Он с товарищами заготавливал лес для строительства домов. Места оказались богатыми зверьем, рыбой, ягодой, а это по тем временам много значило. Следом за Абрамом приехали отец и 14-летняя Хана. Поселились они сначала в Екатерино-Никольском, а уже потом переехали в Амурзет, где земельное еврейское товарищество выделило переселенцам деньги и семена. В селе Столбовом купили корову, лошадь. Посеяли пшеницу, посадили овощи и картофель.

Потом Эсфирь Зельмановна привезла и остальных ребят. Абрам стал отличным пекарем. Всем амурзетцам нравился хлеб, который он выпекал. Перед войной его призвали в армию. Служил он в Благовещенске, в 1941 году попал на фронт и погиб под Уманью. Григорию тоже пришлось пройти путь солдата Великой Отечественной. До войны он успел закончить Владивостокский пединститут — факультет иностранных языков. Знание немецкого пригодилось — был на фронте переводчиком. После победы остался в Риге, работал в школе преподавателем иностранного языка. Самый младший из братьев Ханы Семеновны — Зяма — погиб в сорок втором году в Белоруссии.

Когда началась война, Хана пошла на курсы медсестер. Училась у первых амурзетских медиков — медсестры Гени Семеновны Фиш и врача Леонида Марковича Брудного. Об этом времени она рассказала в одной из газетных публикаций:

«Наставники они были хорошие. Но многому ли научишься за короткий срок? Правда, уколы я делала легко, безболезненно. Но это далеко не все. Знания и умения пришли с практикой. А вот что взяла у своих учителей, так это огромное терпение, внимание к больному. Это иной раз значит ничуть не меньше, чем само лечение.

В войну и у нас, в глубоком тылу, трудно приходилось. Мы, медработники, сами дрова для больницы заготавливали, сами пилили, кололи их, помогали топить печи. Электричества не было. Была керосиновая лампа с широким стеклом — при таком свете делали операции, вечерние процедуры, роды принимали».

Хана Семеновна рассказывала дочери, что первая больница на пять коек в Амурзете находилась на берегу Амура — примерно там, где сегодня размещаются склады бывшего хлебоприемного предприятия. В 1945 году, во время боевых действий на территории Китая, туда привозили раненых с другого берега Амура. Самой Татьяне тогда было 10 лет, но она хорошо помнит, как над селом летали самолеты, а самое ценное на всякий случай люди старались носить с собой в котомках.

— Мама редко появлялась дома — все на работе. Из больницы прибегала только затем, чтобы подоить корову. Бывало, что и огород полола светлыми лунными ночами, потому что днем времени для этого не было, — вспоминает Татьяна Ароновна.

— Первые еврейские переселенцы жили в бараках. И какое было счастье, когда нанятая бригада строителей построила для их семьи дом по улице Калинина. За домом не было ничего — просто пустырь. Землю распахали, и в самые тяжелые годы огород спасал их от голода.

Отец Татьяны Арон Давыдович приехал в нашу область из Златополья, что в Украине. Окончил в Биробиджане курсы плотников и с бригадой молодых строителей попал в Амурзет. Строил жилье, фермы, МТС. Заведовал складом на нефтебазе. Родители расписались в январе 1934 года.

В годы войны Арону Давыдовичу повоевать не удалось из-за тяжелого заболевания, о чем он всегда вспоминал с сожалением и чувством вины. Работал на пекарне, выдавал хлеб. Человеком он был спокойным, уравновешенным и добрым, очень любил свою жену и детей. Про эту семейную пару недаром говорили: живут душа в душу. До самой пенсии глава семьи заведовал складом запчастей в управлении механизации — была в Амурзете такая организация. А Хана Семеновна, более энергичная и общительная, всегда находилась в самой гуще сельской жизни.

— Мама очень любила людей и старалась помочь каждому. Поэтому двери в нашем доме всегда были открыты, — рассказывает Татьяна Ароновна. — Была она хорошей рукодельницей и огородницей — очень красиво вышивала, вместе с отцом выращивала разные сорта помидоров, которыми потом делилась с детьми, внуками, соседями. Уже семнадцать лет прошло, как ее не стало. Папа умер на четыре года раньше.

В благоустроенной квартире Татьяны Брутман до сих пор висят шторы с яркими аппликациями, которые сшила и украсила Хана Семеновна.

Татьяна Ароновна уже десять лет как вдова. Ее муж Зельман Нухимович был трактористом и водителем в стройуправлении, которое строило в Амурзете каменные дома, работал шофером на «скорой помощи». Татьяна Ароновна трудилась на телеграфе, потом много лет работала в том же строительном управлении, что и муж. Они вырастили троих сыновей. Старший Леонид сейчас живет в Белоруссии. Он — подполковник в отставке. Обе его дочери, внучки Татьяны Ароновны, получили высшее образование. Второй сын Эдуард обосновался с семьей в Израиле. В Израиль уехала и ее сестра Роза. Третий сын Александр живет с Татьяной Ароновной в Амурзете. Яркие витражи на стенах их квартиры — его работа.

Свободное время, когда позволяет здоровье, Татьяна Ароновна по примеру родителей проводит за рукоделием или на своем земельном участке. Охотно ходит на праздники, которые устраивает местная еврейская община. Амурзет для нее больше, чем просто родина и дом. Это — вся жизнь и добрая память о родителях, бывших его первостроителями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *