Шаг вперед

Шаг вперед

В преддверие праздника — Всемирного дня танца — корреспондент газеты беседует с тренерами клуба спортивного бального танца «Темп» Юлией Луференко и Александром Абдюшевым

Маленькая девочка в бальных туфлях бегает в диадеме и с импровизированной волшебной палочкой в руках: «Юлия Сергеевна, смотрите, что у меня есть!» Александр улыбается и спрашивает у выстроившихся перед зеркалом учеников: «Так, а что мы на прошлом уроке повторяли?» Мамы и папы за руку с детьми заходят в зал, по-семейному здороваются и по-деловому начинают обсуждать билеты на поезд, ткань для платьев и возрастные категории. Малыши держат спину, тянут носочки и стараются быть грациозными. Играет музыка, в которой слышатся фейерверки, жаркое лето и яркие эмоции. Это вечерняя тренировка в клубе спортивного бального танца «Темп».

Юлии Луференко, руководителю клуба, всего двадцать семь лет, и двадцать три из них отдано бальным танцам. Александру, тренеру, только двадцать, он танцует четырнадцатый год, восемь лет занимался под руководством Юлии и привозил домой медали, а теперь из ученика превратился в коллегу, которому можно доверять. На прошлой неделе они вернулись с XII фестиваля «Танцевальное конфетти», проходившего в Хабаровске. И из девяти танцевальных пар, участвовавших в соревнованиях, награды привезли… девять. Мне очень хотелось назвать имена героев, но выбрать несколько пар невозможно, а для всех – попросту не хватит места. Они рассказывают, что друзья и коллеги даже шутили: «Едет автобус чемпионов!» А ведь для того, чтобы выйти в финал, нужно пройти четыре тура, в каждом из которых три танца и несколько десятков соперников. И танцевать все лучше, когда не успеваешь собраться, отдышаться – снова на паркет…

О своих победах тренеры рассказывают легко, так, будто это естественно: «Да, конечно, страшно. И барьеры есть, и эмоции, и гордость, и радость… Настраиваемся, объясняем детям, что их ждет. И все получается».

О том, что значат для Юлии и Александра танцы, о прекрасном настоящем и не менее прекрасном будущем мы и поговорили.

Александр Абдюшев, тренер: «Танцы уже не часть жизни. Вся жизнь».

— Александр, вы давно стали учителем танцев?

— Начал помогать своему педагогу два с половиной года назад. А сам бальной хореографией занимался с семи лет, еще в детской школе искусств Южно-Уральска. Когда мне было двенадцать, мы переехали в Биробиджан, с этого времени учился у Юлии.

— Вы студент юридического факультета. Уйдете в юристы?

— Нет, собираюсь и дальше заниматься танцами. Мне просто нужно высшее образование. Для самоутверждения, может быть.

— У вас занимаются только малыши?

— Дети от четырех до четырнадцати лет.

— А старше?

— Ну, если наши дети будут продолжать танцевать до сорока лет, мы с удовольствием будем их тренировать!tanez-2 (улыбается)

— А ограничения по возрасту есть в вашем клубе?

— Нет, у нас занимается группа взрослых людей. Просто бальные танцы как спорт – это для тех, кого приводят рано, оптимальный возраст – четыре года.

— А эти танцующие – четырехлеточки?

— Этим пять, вместе танцуют уже год, на этой неделе привезли из Хабаровска третье место в категории «Шесть и моложе».

— Терпения хватает у вас?

— (смеется) Хватает…

— А сколько лет вашему самому старшему ученику?

— Владимиру Яковлевичу уже к семидесяти. Он у нас молодец, давно занимается и партнершу свою тренирует. Очень любит танцевать, дома собрал целую коллекцию дисков.

— С кем вам больше нравится заниматься?

— Со старшими фигур больше, танцевание их сложнее.

— Но и характеры, наверное, сложнее?

— Мы справляемся. А с детьми интересно потому, что они ничего не умеют: шаг вперед – и все… Из ничего получается красота. Танцевать, учить, отдавать – это все интересно.

— А вам не хотелось бросить танцы в школе? Мне кажется, что мальчикам сложнее, чем девочкам.

— Нет, никогда не хотелось. Сложно только первое время. Все зависит от твоего отношения к танцу. Считается, что танцующий мальчик не воспринимается, но если у тебя самого нет сомнений, если ты сам увлечен делом, которым занимаешься, на тебя никто не сможет повлиять. А любящие люди всегда поддержат.

— Какой у вас любимый танец?

— Каждый своеобразен, в каждом мы выражаем эмоции, так что зависит от настроения. Если заводное, то танцуешь эмоциональную самбу, а если хочется рассказать о теплых чувствах – румбу, танец любви, отношений между мужчиной и женщиной. Любой танец самодостаточен, нужно уметь любить каждый.

— А в партнерш своих вы влюблялись?

— Ой, нет. Это такой сложный аспект. С человеком видишься каждый день, слишком хорошо его знаешь.

— И все время чувствуешь контакт…

— Да, чувствуешь контакт, но ведь никогда не может быть все хорошо. Что-то не получается, ссоры, обиды, взаимные недовольства… У меня были хорошие отношения с партнершами, но все равно тут такая рабочая обстановка, времени для чувств нет.

— Только играете любовь в танце?

— Да, можно сказать так. Но это тоже очень сложно, этому нужно учиться. Когда танцоры дорастают до определенного уровня, даже берут уроки актерского мастерства, чтобы уметь выражать чувства, пустить эмоции в нужное русло. Сначала-то дети танцуют просто улыбаясь, с большими глазами – это автоматические эмоции, а вот с возрастом появляются другие способы выражения чувств.

— Что для вас танцы?

— Еще когда я начинал танцевать, говорил, что танцы – часть жизни, без которой я себя не представляю. Был период, когда мы переехали в Биробиджан, и я два месяца не танцевал — это вырванный из жизни кусок, я не знал, что делать со временем, куда себя деть и как найти. Сейчас для меня это работа, любимое дело, все знания, все умения передаю детям, и они поднимаются на пьедестал… Так что танцы уже не часть жизни. Вся жизнь.

Юлия Луференко: «Мама, я хочу танцевать!»

— Юля, расскажите немного о себе.

— Я приехала из Находки, там закончила школу спортивного бального танца, занималась в ней 14 лет. Поступила здесь в институт, на факультет иностранных языков.

— Ничего себе смена деятельности!

— Нет, это не было сменой деятельности, в 18 лет я уже начала заниматься тренерской работой, так что хореографию не бросила. Разве что сама перестала танцевать…

— Обидно было?

— Больно только первые полгода. Но я быстро прониклась тренерской работой, да и времени сожалеть не было. На третьем курсе я родила дочь, и стало совсем некогда. Ульяне сейчас уже семь лет, она тоже танцует.

— Как успехи?

— Отличные. В Хабаровске заняли второе место. Танцует не в своей возрастной группе, партнер у нас немножко старше.

— Сложно со своей заниматься?

— Очень сложно. Наверное, потому, что я к ней очень требовательна. А она девочка строптивая, с амбициями. Поэтому предпочитаю отдать свою дочь Саше.

— А дочка сама захотела танцевать?

— Она всегда была очень подвижной, но полтора года занималась просто для себя, я ей даже принципиально туфли не покупала. Но однажды она залезла в шкаф, надела их и сказала: «Мама, я хочу танцевать!» Я ответила: «Ну что ж, ты сама надела туфли, сама выбрала, я тебя не уговаривала». С тех пор поняла, что она действительно хочет этим заниматься по-настоящему.

— Силы воли хватает? Это ведь огромный труд. Знаю по себе, пробовала начать лет в 11…

— Это поздно.

— Да. И плюс еще природной гибкостью никогда не отличалась.

— Так только кажется! Приходите, мы научим, обещаю.

— Ну, в общем, я «сломалась» через два месяца.

— Да, сила воли – это важно. Когда я танцевала, не задумывалась, насколько ее должно быть много: чтобы побеждать, чтобы переживать разочарования. А вот сейчас, когда так много детей, так много желания научить их, и научить танцевать хорошо…

— Хочется все бросить иногда?

— Нет, только десять минут передохнуть. Дети ведь все разные, способности разные, нужно выкладываться по полной.

— Но ведь вам нравится ваша работа?

— Я безумно люблю свое дело! И хорошо, что образование у меня педагогическое.

— Сложно было учиться и учить одновременно?

— О да, особенно, когда ребенок родился в августе, а в сентябре тебе уже в институт… А ведь еще есть дети, с которыми нужно каждый день готовиться к конкурсам.

— Спали когда-нибудь?

— (смеется) Иногда, в редкие моменты. Но я нисколько не жалею. И сегодня несмотря на то, что многое приходится преодолевать, хочется продвигаться, расти, становиться выше.

— Расскажите о сложностях.

— Бальные танцы – дорогой вид спорта, даже если не говорить о костюмах. Танцевальная обувь стоит полторы тысячи рублей. Хорошая – в два раза дороже. Индивидуальные занятия, подготовка к конкурсам, поездки на них — мы ведь по нескольку раз в месяц участвуем в турнирах. Постоянно в пути и постоянно нет сил.

— А кто вас поддерживает?

— Никто. Только родители. Это помещение мы арендуем, сами постелили полы, повесили зеркала, покрасили стены… Могу похвастаться тем, что у нас только конкурсных пар двадцать, а вообще танцующих в четыре раза больше.

— Наверное, родители много делают для того, чтобы их дети чего-то достигли?

— Конечно, главное – это родители. Сегодня ребенок хочет заниматься, а завтра нет. У нас были эпизоды, когда ребенок упирался руками в косяк, а родители его запихивали и закрывали дверь, несмотря на мои уговоры «не мучить». Говорили: «Он очень хочет, просто стесняется!» (смеется)

— У вас есть любимые пары?

— Нет, просто есть те, кому хочется полностью отдаться, потому что видишь, как много они берут, какие у них способности.

— Что для вас танцы?

— Всё. Я безумно это люблю, я это умею. Это смысл моей жизни. Это моя душа. И людям нравится то, что я делаю.

— Для вас это важно, чтобы зрителям нравилось?

— Да, конечно. Люди очень мало видят настоящих бальных танцев. И сегодня моя главная цель – показать, какие они. И приносить радость. К тому же, вот вы увидели Лизу и Диму на сцене – и пришли ко мне.

— Они удивительные, кажется, в их движениях нет ничего детского.

— Они и внутренне очень взрослые, сильные. Мы стараемся воспитывать борцов.

— Справляетесь со всем в одиночку?

— Знаете, есть много тех, кто помогает: мне повезло, ко мне притягиваются люди, которые могут по достоинству оценить нашу работу. Или, может быть, я к ним притягиваюсь. Это дети, это родители, у нас очень сплоченный коллектив. Я не одна. И жаловаться не буду никогда! Я очень счастливый человек.

Счастливые люди здесь не только педагоги, но и их ученики. Венский вальс, танго, пасодобль… Одни только слова – сплошной восторг. Оставшись наедине с младшей группой, спрашиваю: «Вам нравится танцевать?» «Да!» — кричат окружившие меня малыши. «А какой ваш любимый танец?» — задаю провокационный вопрос. «Самба», — почти хором отвечают и мальчики, и девочки, выбирая яркий мир и чувства через край.

Мы разговаривали с Юлией и Александром вечером, а утром они, заряженные спортивным духом, снова уехали на соревнования. И это очередной шаг. Шаг вперед.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *