Шахматы и вся жизнь

Шахматы и вся жизнь

Олега Черномаза

Давид Рывкин с подросткового возраста увлекается игрой в шахматы и на протяжении многих лет прививает любовь к этому виду спорта своим воспитанникам

Как известно, пенсионный возраст у мужчин в нашей стране находится на отметке шестидесяти лет. Достигнув его, большинство уходит на заслуженный отдых. Некоторые продолжают работать:  кто — из-за зарплаты, кто — из-за нежелания расставаться со своим коллективом.  И лишь единицы тех, кто никогда не бросит свое дело, ведь в нем — смысл всей жизни. Такого фанатичного служителя профессии я увидела в Давиде Александровиче Рывкине (на снимке), одном из старейших в городе  детских тренеров по шахматам. Черно-белую доску он не выпускает из рук, а точнее, из сердца уже 63 года.

Передо мной человек семидесяти шести лет. Толстые очки, непослушный галстук наперекосяк, надетый на уже отжившую свое футболку, старенький пиджак. Видно, что внешний вид для него — не самое главное. Но вот он начинает говорить, вспоминает свое детство, молодость — и в глазах скачут озорные огоньки. Наверное, эти огоньки и дают ему силы учить шахматной науке своих не по годам серьезных питомцев.

— Я занимаюсь шахматами с четырнадцати лет, — рассказывает Давид Александрович. — А было так. В 1948 году с Украины наша семья переехала в Биробиджан. Поселили нас в двухэтажном деревянном доме. И оказалось, что все жильцы этого дома, к моему удивлению, играли в шахматы. Сначала я просто смотрел, было интересно. А потом сосед дядя Саша и говорит мне: «Хочешь научиться?» Отвечаю: » Хочу!»  Вот и научился. Да, видно, так увлекся, что с тех пор и по сей день шахматы для меня стали больше, чем просто игра.

— А когда появились первые успехи? — спрашиваю.

— Летом того же 1948 года поехал я в пионерский лагерь. И там, сам того не ожидая, занял первое место. Помню, как стою на первой ступеньке, в пионерском галстуке, и меня поздравляют. А тогда было так: научился сам — научи товарищей. Я говорю: «Служу Советскому Союзу! Будет сделано!» Так и начал учить детей, да и взрослых, всех стремился заразить этой страстью. Ну а потом все время на детских площадках, в  лагерях пионервожатым работал. Всегда и везде — с шахматами. Как-то объявили соревнование на лучший пионерский отряд, а мне, вожатому, достался самый худший. Но за год я их так натаскал, что вывел-таки на первое место. Много всего в жизни было…

— А с детьми как вы контакт находите?

— Детей я очень люблю. Они для меня как свои. И в юности все с малышами возился — у нас на улице много детворы было. Так и всю жизнь. Бывает, не понимает ребенок что-то, а как объяснить? Придумываю всякое, чтобы детям было интересно. У каждого тренера своя методика. И я за 63 года выработал свою, какой нет ни у кого.

У нас много талантливых детей. Одна проблема — любят переманивать их другие тренеры. Ты учил — учил, а чему выучил, то другому достается. Вот что обиднее всего. Интересно, когда сам с нуля начинаешь и делаешь из своего подопечного настоящего чемпиона.

Сейчас у меня все надежды на двух моих учеников — Толю Федотова, которого я с пяти лет обучаю, и Лешу Жилина. Леша занимается у меня всего два года, но уже грамоту получил как лучший шахматист в своей группе. Он способный, талантливый. Недавно ему книгу о шахматах подарил, так он, по словам мамы, из рук ее не выпускает.

— Я считаю, детям стоит заниматься шахматами хотя бы потому, что в этой игре все сочетается — и спорт, и наука, и даже искусство, — убежден мой собеседник. — Это очень интеллектуальное занятие. Оно развивает то, что и в жизни пригодится: мышление, трудолюбие, силу воли, характер, упорство, стремление к победе, усидчивость. Да много всего. Шахматы, я считаю, — это первое занятие как для детей, так и для взрослых. Только вот что обидно. Талантливых детей у нас много, но с каждым годом маленьких шахматистов становится все меньше. Родители, конечно, приводят детей в шахматный клуб, но больше для общего развития. Как правило, мальчики и девочки уже занимаются в нескольких секциях или студиях, и папы-мамы в конечном итоге делают выбор не в пользу шахмат.

Думаю, нужна пропаганда этого вида спорта. А сейчас ее нет совсем. В группе должно быть до пятнадцати человек, а у нас занимается не больше шести. Конечно, этого мало.

Личная жизнь у меня не удалась, семьи, своих детей нет. А шахматы помогают наполнить жизнь смыслом. Пока у меня есть силы, буду учить маленьких биробиджанцев этой игре,  а пока есть дети, мои ученики, я живу. Я знаю, что  ребятня меня ждет в детском саду, на площадке или в оздоровительном лагере. Им я готов отдавать все свое время. Стараюсь учить так, чтоб и дети, и родители были довольны. С полным правом могу заявить: шахматы — это моя жизнь.

От автора. Пообщавшись с Давидом Александровичем, я поняла, что он — удивительный человек, каких сегодня мало. Потрясают его упорство, желание быть нужным, востребованным, несмотря на преклонный возраст, на косые взгляды и пересуды конкурентов. Уже одно это достойно уважения. А сколько у него любви к детям! Уж в чем- в чем, а в этом многим стоило бы поучиться у Давида Александровича Рывкина.

Анастасия КОВАЛИШИНА, студентка ДВГСГА

ФОТОВЗГЛЯД 

Ефима  ВЕПРИНСКОГО

shah-2

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *