Шницель по-биробиджански

Шницель по-биробиджански

Его готовил в нашем городе талантливый повар Яков Исаакович Блехман

Как назывался этот город не трудно догадаться. На своем жаргоне коренные жители с гордостью называли его «Одесса-мама». Здесь когда-то жила семья Блехманов, и в годы революционных потрясений часто менялась власть. Хозяевами становились то «красные», то «белые». Глава семейства, Исаак Блехман, с большим трудом зарабатывал на кусок хлеба, чтобы его малые дети не умерли с голода. Он рано ушел из жизни. Вскоре этот мир покинула и мать пятилетнего Яши. Трое детей Блехманов осиротели, сердобольные соседи жалели их и делились с ними кое-какими продуктами. В один из летних дней, когда Яша со своим старшим братом собрались идти на причал поглазеть на прибывший пассажирский океанский теплоход, в их комнату вошли двое мужчин, одетых в кожанки, на их головах были кожаные фуражки, на которых рубиновым светом отливали звездочки. Пришедшие люди были из ведомства Феликса Дзержинского, который, кроме своих прямых обязанностей вести непримиримую борьбу с контрреволюцией, взвалил на свои плечи еще одну не менее важную задачу — покончить в стране с беспризорностью.

Не сразу Блехманы согласились с людьми из ВЧК. Они боялись, что в детском доме их заставят выполнять тяжелую работу и будут бить.

Но вышло не так. Их приняли как нельзя лучше. Прошло время, и детский дом стал для Блехманов родным. Младший из них, Яша, решил осуществить мечту отца и поступил учиться в Одесский пищевой техникум, по окончании которого он работал поваром в ресторане родного города.

В 1932 году на берегу могучего Амура-батюшки закладывается новый город, куда по зову партии строить его едет молодежь. Яков Блехман с комсомольской путевкой покидает солнечную Одессу и уезжает на Дальний Восток, чтобы вместе со своими сверстниками строить город юности. Но строить Яше не пришлось. В горкоме комсомола ему сказали, что профессия вкусно кормить людей не менее важна, чем профессия строителя. Так Яков Блехман стал поваром одной из рабочих столовых. Случайно встретившийся ему представитель из Биробиджана, пообедав, уговаривает Якова переехать из города на Амуре в поселок на Бире и также работать по специальности. Он соглашается на переезд. Молва о кулинарном искусстве молодого повара быстро облетела поселок. Потому не было ничего удивительного в том, что в 1934 году в столовую только что построенного здания дома Советов, где сейчас размещается мэрия города, на должность главного повара пригласили Якова Блехмана. В 1936 году в Биробиджане построили первый ресторан, куда шеф-поваром приглашают опять же Якова.

В этот год в Биробиджане ожидали приезда Лазаря Моисеевича Кагановича, народного комиссара путей сообщения СССР. По случаю сдачи в эксплуатацию железнодорожного вокзала готовили торжества. Накормить высокого гостя из Москвы поручили Якову Блехману.

— Мы все сделаем, что только от нас зависит, — за весь коллектив ответил Яков, сознавая, что главная ответственность за сервировку гостевого стола ляжет также на него. Все обошлось как нельзя лучше. Яства, поданные к столу, были с восторгом приняты наркомом, и когда он справился, кто их автор, директор ресторана представил Якова Блехмана. Поблагодарив его за вкусный обед, Каганович полушутя добавил, что готов ради такой царской пищи еще раз посетить Биробиджан. Лучшей похвалы Яков Блехман от высокого московского гостя не ожидал.

Следующий известный и не менее высокий гость, который оценил кулинарное искусство Якова Блехмана, был маршал Василий Константинович Блюхер. Когда Яков узнал, что ему придется кормить легендарного человека Гражданской войны, так сильно не волновался за все время работы поваром. Он много передумал, перебрал знакомые ему кулинарные рецепты, заглянул и в справочную литературу. Все гадал, какие блюда по вкусовым качествам больше всего могут понравиться военному человеку. И на этот раз Яков Блехман со своими помощниками не подкачал. От самого маршала заслужил спасибо и его крепкое рукопожатие.

Еще один эпизод из жизни Якова Блехмана. Его, как искусного специалиста-кулинара, смог оценить приехавший на гастроли в Биробиджан знаменитый Вольф Мессинг, обладавший в высочайшей степени редким талантом в области гипноза. Его выступление перед зрителями началось необычно. Ведущая, прежде чем предоставить слово артисту, сказала:

— У Вольфа Григорьевича сегодня, как никогда, приподнятое настроение. Он мне сегодня признался, что бывал во многих городах Союза, но такого вкусного обеда, как в вашем ресторане, ему не приходилось отведать. Большое спасибо повару, он настоящий чародей своего дела, не хуже, чем я в своем.

И притихший зал ожил громкими аплодисментами. Зрителям было не трудно догадаться, кому была адресована эта благодарность. Конечно же, Якову Блехману, сидящему в переднем ряду среди родных и близких людей. Жена Рая тихо ему шепнула:

— Видишь, какой ты у меня знаменитый.

Сказал это никто иной, как сам Мессинг!..

Вспоминая этот случай, Яков Исаакович говорил:

— Я пребывал в какой-то растерянности, никогда не привлекал прилюдно такого внимания к своей персоне.

Кулинарные способности биробиджанского повара экстра-класса могли отметить и любимые всем народом артисты кино и советской эстрады: Борис Андреев, Николай Крючков, Марина Ладынина, Иосиф Кобзон и многие другие знаменитости, что побывали на Дальнем Востоке.

В полной мере расцвел талант Якова Исааковича Блехмана как кулинара и кондитера, когда он перешел работать заведующим производством и шеф-поваром в ресторан «Восток». Он усиленно занимается самообразованием и не ограничивается теми знаниями по кулинарии и кондитерской продукции, которые получил из книг, плотно стоявших на полке у него дома. Не стесняясь, будучи уже авторитетным поваром в городе на Бире, ходит по квартирам старых переселенцев и собирает рецепты различных еврейских блюд. В результате Яков Блехман составил их список, далее определил  коронное блюдо — «шницель по-биробиджански».

Технология его приготовления была разработана лично шеф-поваром. О достоинстве этого блюда говорили так: кто хоть однажды отведал его, уже никогда не отказывался от «шницеля по-биробиджански». Он стал своего рода визитной карточкой города.

О чудесном поваре были наслышаны далеко за пределами Дальнего Востока. В разное время о таланте биробиджанского шеф-повара писали в центральных СМИ Союза, в газетах и журналах Японии и Германии. Бывавшие в командировках на Дальнем Востоке люди, если только позволял случай, заезжали в Биробиджан, чтобы попробовать чудо-блюдо Якова Блехмана.

Как-то в один из знойных летних дней в кабинете директора ресторана Бобровского зазвонил телефон. На связи был первый секретарь крайкома партии Алексей Шитиков. Он справился о Якове Исааковиче и попросил пригласить его к телефону. Кстати сказать, они были хорошо знакомы, первому лицу края не раз пришлось бывать в ресторане, где работал Блехман, и он не понаслышке знал кухню биробиджанского чародея.

— Яков Исаакович, — исключая официальный тон, обратился к нему Алексей Павлович, — сможешь что-нибудь из японской кухни сотворить для японской делегации? Она прилетела в Хабаровск с Московского фестиваля молодежи и студентов и пожелала ознакомиться с жизнью Еврейской автономии. Не далее завтрашнего дня я вместе с делегацией буду в Биробиджане.

Яков Исаакович долго не раздумывал над ответом. Он сказал партийному руководителю, что готов обслужить гостей на самом высоком уровне.

Уже сидя за столами, заставленными разными блюдами из японской кухни, гости из Страны восходящего солнца не переставали удивляться искусству их приготовления. А испытав их на вкус, улыбаясь качали головами и на ломаном русском языке повторяли: «Очень коросо», — и просили добавки.

В советские времена любая новинка в меню ресторана требовала ее утверждения на совете Крайпищепрома. Однажды такая поездка в Хабаровск изменила и личную жизнь Якова Исааковича. В вагоне он знакомится с миловидной девушкой, назвавшей себя Раей. За время следования поезда в Биробиджан, куда по распределению ехала девушка, они успели кое-что узнать друг о друге и договорились продолжить знакомство. Молодые люди скоро поняли, что это их судьба — жить вместе.

Не было по традиции шумной еврейской свадьбы. Справили ее скромно, но это нисколько не помешало Якову и Рае совместно прожить в любви и верности, долгие годы сохранить незыблемость семейного союза — до свадьбы, называемой бриллиантовой. Они вырастили и воспитали троих детей.

Искусство талантливого кулинара не было единственным достоинством Якова Блехмана, он был талантлив и в кондитерском деле. Его знаменитые торты «Спасская башня Кремля», «Лесная сказка», представленные на выставках, покоряли воображение зрителей своим видом. Особое место среди всех «сладких произведений», так образно можно назвать сотворенную руками Якова Исааковича кондитерскую продукцию, занимал торт «Фонтан». Из расплавленной карамели архитектор этого чуда-торта вытягивал тонкие нити и с такими же тонкими кружевами цветного крема конструировал сладкий фонтан, который смотрелся как реальный — с взлетающим вверх каскадом водяных струй. Заслужили на выставках признание и фирменные напитки Якова Исааковича, составленные по его рецептам, — «Амурский», «Прелесть», знаменитый квас «Тайга». Они никогда не оставались на конкурсах без наград. Пиком кондитерского таланта Якова Исааковича были разработанные им и внедренные в производство 15 сортов мороженого. Таким количеством в те времена разве что Москва могла похвалиться и составить конкуренцию маленькому Биробиджану. К ресторану «Восток» было пристроено специальное кафе для реализации большого ассортимента мороженой продукции. Гурманы сладкого не могли пройти мимо кафе, не испробовав волшебного мороженого Якова Исааковича.

Этого человека знали как жизнерадостного, доброго, выдержанного и внимательного к людям. За долгие годы работы в горячем цехе он никогда не повышал голос. Любил пошутить, рассказать при случае анекдот, подбодрить человека добрым словом.

Яков Исаакович ушел на заслуженный отдых в свои 80 по состоянию здоровья. Но еще несколько лет работал мастером производственного обучения при тресте столовых и ресторанов.

За многолетний добросовестный труд Яков Исаакович Блехман был награжден орденом «Знак Почета», удостоен высоких званий: «Отличник советской торговли», «Мастер-повар», «Мастер — золотые руки», отмечен многими почетными грамотами.


Юрий ФАЙНЗИЛЬБЕРГ, г. Биробиджан

Фото из семейного альбома

Комментарий “Шницель по-биробиджански”

  1. Училась в биробиджане в 1974-75 годах. Училище находилось рядом с гостиницей Центральная. Мы ходили на обед в ресторан. Были заочниками и могли себе это позволить. Да и обед был недорогой. А вкусный!!! До сих пор помню эти блюда, которых не было в меню других ресторанов. А теперь благодаря вашему рассказу о их авторе, узнала почему так было вкусно. Помню и шницель , и бульон с манделах и салат из печени. А прошло уже 45 лет. И всегда, когда речь идёт о ресторанах , вспоминаю тот далекий 1975 и ресторан Центральный в Биробиджане и рассказываю о нем. Спасибо за хорошую статью. Теперь буду знать ещё и о авторе этих вкусных блюд.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *