Шолом-Алейхем радовался бы

Шолом-Алейхем радовался бы

Этими словами  в начале  1970-х годов  закончил свой  репортаж о Еврейской  автономной  области  американский  писатель  и журналист  Майк Давидоу

Слева направо: шведский писатель Арвид Рундберг, дважды Герой Советского Союза, генерал-полковник Давид Драгунский и корреспондент «Дейли Уорлд» (США) Майк Давидоу. Снимок сделан в Москве

Но вначале – о самом авторе. Майк Давидоу (Давидов) родился в 1913 году на Украине в еврейской семье. Отец был скромным фотографом, мать – портнихой. За океан Давидовы эмигрировали еще до Октябрьской революции, которую приняли с восторгом и мечтали вернуться теперь уже на социалистическую Родину.

Но мечта не сбылась, и за права трудящихся отец Майка, а потом и он сам стали бороться на американской земле, став убежденными коммунистами.

О довоенном периоде жизни Майка Давидоу нет даже скупой информации, а вот во время Второй мировой войны ему пришлось встать под ружье и защищать американские интересы в противостоянии с Японией.

В послевоенные годы – работа в главной газете компартии США – «Дейли уорлд». Помимо этого Майк Давидоу сотрудничал с советской прессой. Мне запомнились его публикации в журнале «Журналист», в которых он сравнивал американский и советский образы жизни.

В начале 1970-х годов Майк Давидоу переехал в Москву как собственный корреспондент газеты по СССР. Одна из первых его командировок в качестве собкора американской коммунистической газеты была в Еврейскую автономную область. Итогом командировки стала серия материалов под общим заголовком «Биробиджанский репортаж», который был опубликован в двенадцатом номере журнала «Советиш Геймланд».

В 1972 году «Биробиджанский репортаж» Майка Давидоу вошел в  книгу «На берегах Биры и Биджана», посвященную 60-летию образования СССР.

Впоследствии Майк Давидоу написал несколько книг о Советском Союзе.

Итак, каким увидел американский журналист нашу область почти полвека назад?

 

Евреи в колхозе…

 

Трудиться на полях, на земле… Веками мечтали об этом в царской России жители черты оседлости, вынужденные «питаться воздухом» и не имевшие подчас никакой определенной профессии. Наряду с другими вековыми чаяниями Октябрьская революция помогла осуществиться и этой мечте.

В Валдгеймском колхозе, расположенном в девяти километрах от города Биробиджана, евреи вот уже больше сорока лет занимаются высокопродуктивным земледелием. Колхоз и селение Валдгейм буквально вырваны у тайги. Отсюда и название Валдгейм – «Лесной дом».

Нынче Валдгейм – образцовое хозяйство, одно из самых цветущих на советском Дальнем Востоке. Председатель колхоза Владимир Пеллер – Герой Великой Отечественной войны, депутат Верховного Совета СССР. Во время моего пребывания в Биробиджане Пеллер находился в Москве на сессии Верховного Совета. С хозяйством меня знакомил главный зоотехник Семен Ходос, очень интересный человек.

Ходос приводит цифру за цифрой. 70 тракторов, 18 комбайнов, 45 грузовых автомашин, 9 силосоуборочных комбайнов, электрооборудование – все это рассчитано на обработку трех тысяч гектаров пашни. На фермах – 2500 голов скота. Работает в хозяйстве 560 человек.

За последние пять лет производство молока в Валдгейме возросло в два с половиной раза, мяса – в четыре, пшеницы – в три, картофеля – в два с половиной, овощей – в полтора раза.

Есть в Валдгейме своя больница, четыре детских сада, библиотека с солидным фондом книг на русском и еврейском языках, Дом культуры.

С историей Валдгейма нас познакомил в школе ее директор Исаак Пришкольник. Он приехал в село с Украины 34 года назад, окончил еврейский техникум, позже – Хабаровский педагогический институт.

Валдгеймская школа располагает самым современным оборудованием, как, например, подобные московские школы. Учителей – 25, учеников – 350.  Педагоги обеспечены удобными квартирами, которыми пользуются бесплатно.

Задержавшись на одной из вывешенных на стене диаграмм, Пришкольник с нескрываемой гордостью говорит:

– Вот смотрите, кем стали некоторые из наших выпускников за последние тридцать лет. 62 – инженерами, 85 – техниками, 81 – специалистами сельского хозяйства, 58 – учителями, 14 – врачами, 9 – работниками культуры, 12 – бухгалтерами, 255 – квалифицированными рабочими, 156 – служащими государственных и общественных учреждений…

Кроме диаграмм, история Валдгейма и школы отражена в серии фотоснимков, уже слегка тронутых временем. Пришкольник называет имена. Это Фейга Файман, бывшая ученица школы. Сейчас она знатный овощевод, член Комитета советских женщин. Это Рахиль Фрейдкина, заслуженный агроном республики. Была депутатом Верховного Совета СССР. А это Владимир Пеллер – председатель колхоза. Снимок сделан на фронте, где Пеллер здорово дрался с нацистами. Он удостоен ордена Славы всех трех степеней.

 

… и на заводах

 

Не все переселенцы осели в колхозе. Что стало с теми, которые ушли? Некоторые из них в городе Биробиджане помогали строить разные предприятия, например, завод «Дальсельмаш», известный всему Советскому Союзу и во многих зарубежных странах своими отличными комбайнами. Эти машины, специально приспособленные для уборки урожая на переувлажненных землях, сейчас работают на рисовых плантациях Кубы и Демократической Республики Вьетнам.

Среди двух с половиной тысяч рабочих «Дальсельмаша» – люди многих национальностей.  Из них 28 процентов – евреи. «Что у вас в стране слышно?» – спросили меня  рабочие. Я рассказал о разнузданной антисоветской кампании, которую раздули в США сионистские пропагандисты, утверждая, что советские евреи нуждаются в «спасении» и что они хотят выехать в Израиль. Кто-то засмеялся, кто-то недоуменно покачал головой, а один из самых уважаемых на заводе людей Яков Куль сказал:

«Во время фашистской оккупации я четыре года прожил на Украине. Трудно представить себе нечто более ужасное, я был тогда ребенком, но в беде и дети быстро взрослеют. Я иногда думаю: может, все это надо было пережить, чтобы понять, на краю какой пропасти тогда очутилось человечество. Кое-что должно быть ясно и тем, кто распускает чудовищную ложь о Советском Союзе. Каждый человек, тем более каждый еврей, знает, кто помешал гитлеровцам осуществить свой план полного истребления евреев. Знают ведь в Соединенных Штатах Америки о том, как жилось евреям при царизме в черте оседлости и что только Советская власть вызволила их из нищеты и бесправия. Или у вас обо всем этом уже забыли?

Сейчас вы сами собственными глазами видите: после всех перенесенных тяжких испытаний мы живем мирно, спокойно и с каждым годом все лучше и лучше. Вы видите нас здесь, в Биробиджане, в единой, дружной семье с представителями других народов. Мы вовсе не собираемся рисовать перед вами идиллическую картину. В каждой семье, у каждого человека, тем более в каждом коллективе есть свои проблемы, радости и огорчения.  Разве у вас, у американских евреев, все свои проблемы решены и вам больше ничего не остается, как заниматься нашими?»

 

От автора: Старшее поколение жителей области  наверняка не забыло, что в советские годы показательными объектами для иностранных журналистов были колхоз «Заветы Ильича» в Валдгейме, завод «Дальсельмаш» и чулочно-трикотажная фабрика в Биробиджане. Не было в то время еврейской общины, а единственная синагога размещалась в непрезентабельном доме, который показывать иностранцам не решались. Вот и оставались образцом еврейской жизни предприятия, где было достаточно много представителей титульной нации автономии.

Таким был и колхоз «Заветы Ильича», центральная усадьба которого находилась в селе Валдгейм, основанном еврейскими переселенцами в 1928 году.  Шестидесятые и начало семидесятых годов были для колхоза самыми успешными. В 1966 году его председатель Владимир Пеллер стал Героем Социалистического Труда. В 1970-м колхоз был удостоен Диплома первой степени на ВДНХ СССР, а в 1971-м награжден орденом Трудового Красного Знамени. Трое колхозников стали Героями Социалистического Труда, 120 человек были награждены государственными наградами.

Школа в Валдгейме тоже в те годы была одной из лучших в России. Почти сорок лет ее возглавлял заслуженный учитель РСФСР, почетный гражданин области Исаак Абрамович Пришкольник. Больше двадцати лет школа носит его имя.

О заводе «Дальсельмаш», где тоже побывал американский журналист, приходится говорить в прошедшем времени. Но выпущенные заводом комбайны на гусеничном ходу до сих пор можно встретить на полях области. Фермеры уверяют, что они незаменимы на переувлажненных почвах.

Теперь о патриотической речи заводчанина Якова Куля. В семидесятые годы у СССР были напряженные, можно сказать, враждебные отношения с Израилем, а слово сионист было почти что ругательным. И евреи, живущие в ЕАО, дружно и достаточно искренне заявляли, что никакой другой Родины, кроме СССР, у них нет.

 

Прогулка по Биробиджану

 

В городе Биробиджане я часто гулял по улице Шолом-Алейхема. По обе стороны прекрасной широкой магистрали тянутся ровные ряды деревьев. А перед моим мысленным взором вставала картина гетто, изображенная бессмертным еврейским народным писателем. Болью и горечью был пропитан юмор Шолом-Алейхема, а вместе с тем он был полон оптимизма, верой в будущее народа.

Этот дух оптимизма живет в Биробиджане. Те, кто тоскует по узким улочкам гетто, по еврейской изолированности, обособленности, те пусть проливают слезы по поводу судьбы евреев в Советском Союзе.

Совершенно иначе об этом думают биробиджанские евреи. Они гордятся тем, что их город интернациональный. Многонациональность – характерная черта всех советских городов. Единение народов и наций здесь гармонично, естественно и нисколько не похоже на то, что мы видим в наших американских городах. Нет в Биробиджане, да и нигде в Советском Союзе, отгороженных национальных кварталов, сплошь заселенных евреями, русскими, украинцами. В Биробиджане сыновья и дочери Шолом-Алейхема живут в согласии и гармонии с сыновьями и дочерьми четырнадцати народов. Около тридцати процентов многотысячного населения города – евреи. Столько же русских. Евреи в городе проживают в основном в Биробиджане, в 22 совхозах и двух колхозах.

 

От автора: Я нашла статистические данные за 1970 год по числу жителей Биробиджана и их национальному составу. Так вот, проживало в то время в городе 55, 7 тысячи человек. За десять предыдущих лет численность населения областного центра увеличилась на 15 тысяч человек, примерно на столько прибавилось жителей и в последующую десятилетку. То есть каждый год население Биробиджана прирастало на полторы тысячи человек.

Майк Давидоу также пишет о четырнадцати проживающих в городе народах. На самом деле в Биробиджане жили в то время представители более восьмидесяти национальностей. После русских и евреев самыми многочисленными были украинцы, белорусы, мордва, татары, чуваши, немцы, корейцы и нанайцы.

 

Башенный кран – символ

 

В Биробиджане, как и повсюду в Сибири и на Дальнем Востоке, символом непрестанной стройки видятся всюду башенные краны. На каждой улице строятся новые жилые дома, школы, возводятся новые и реконструируются действующие предприятия.

Биробиджан – необычайно хороший город с озелененными чистыми улицами. Как и в других современных городах, новое здесь уживается со старым. Построенные первыми переселенцами прочные русские деревянные дома соседствуют с каменными зданиями типа тех, что сейчас строят в Москве, правда, не столь высокие.

Биробиджан полон жизни. В качестве областного административного и культурного центра  город играет очень большую роль.

 

От автора: Областной центр и впрямь в те годы довольно активно строился – за пять лет с 1965 года объемы жилищного строительства выросли в два раза, такое же удвоение произошло и в последующие пять лет в 1975 году. В городе в общей сложности в 1970 году было введено в строй 23200 квадратных метров жилья. Для сравнения: в 2000 году в Биробиджане было построено всего 2600 квадратных метров жилой площади, то есть в десять с лишним раз меньше.

Во второй половине шестидесятых и первой половине семидесятых годов прошедшего века были построены Биробиджанская чулочно-трикотажная и обувная фабрики – крупнейшие на Дальнем Востоке. Были также построены техникум легкой промышленности, стадион «Строитель», ретрансляционная телефонная станция с телебашней, которая стала символом Биробиджана,  две новых школы – четвертая и одиннадцатая.

 

Директор вернулся домой

 

Не так давно в Биробиджане построили прекрасную гостиницу на 176 номеров, с рестораном, где подают национальные еврейские блюда.

Директор ресторана Арон Бобровский разговаривал со мной по-еврейски. Приехал он в Биробиджан 32 года назад с группой переселенцев из Аргентины. Родился же он в царской России. Его родители, как и многие другие русские евреи, во время погромов эмигрировали.

Как он сейчас себя чувствует? Умные глаза Арона засияли: «Как я могу себя чувствовать? Хорошо! Мои дети – уважаемые люди в городе, инженеры. А ведь их дедушка, мой отец, был простым извозчиком, балагулой. Вы же видите – живем мы здесь, как полагается. С нашим городом вы ознакомились и с гостиницей тоже. Я еще на этом месте застал тайгу…».

Биробиджан, я бы сказал – это советский город с приятным современным еврейским колоритом.

 

От автора: Речь идет о гостинице «Центральная» и о ресторане при ней. В то время она носила название «Восток» и была самой современной и комфортабельной.

Несколько лет назад и гостиница, и ресторан, находившиеся в областной собственности, были проданы в частные руки. В ресторане подают в основном вместо еврейских блюда восточной кухни.

 

Что слышно насчет культуры

 

По дороге из Хабаровска поезд, на котором я ехал, сделал остановку на станции Ин. Это слово русскими и еврейскими буквами начертано на здании вокзала. Еврейский и русский – в области официальные языки. Наряду с русским слышишь еврейский и на улице. Но по-еврейски чаще всего разговаривают люди старших и средних поколений. Областная радиостанция постоянно передает на еврейском языке новости дня, а по субботам также концерты еврейской песни и эстрады, по воскресеньям – литературные передачи.

Областная библиотека имени Шолом-Алейхема, как меня проинформировал ее директор Борис Бергер, насчитывает в своем богатом фонде 140 тысяч томов. Я зашел в читальный зал и мне бросилось в глаза: кроме нескольких читателей-евреев, просматривавших журнал «Советиш Геймланд» и газету «Биробиджанер штерн», молодой парень, по облику татарин, склонился над книгой Шолом-Алейхема в русском переводе.

Газету «Биробиджанер штерн» видишь в киосках, домах и на предприятиях наряду с издающейся на русском языке   газетой «Биробиджанская звезда». Обе газеты выходят пять раз в неделю на четырех больших страницах. Редактор «Биробиджанер штерн» рассказал мне, что в редакцию поступают сотни писем от евреев со всех концов Советского Союза с просьбой прислать им газету.

 

От автора: Если верить статистике, в 1970 году в областной библиотеке насчитывалось 122 тысячи экземпляров книг. Из них десять тысяч – на еврейском языке. До разгрома еврейской культуры в 1940-х и начале 1950-х годов книг на идише было в три раза больше.

Борис Бергер, о котором идет речь в публикации, многое сделал для сохранения национальной культуры, при нем областная библиотека получила большое развитие.

Областные газеты в то время выходили пять раз в неделю, еженедельниками они стали уже в 21 веке. Редактором «Биробиджанер штерн», с которым общался американский журналист, был Наум Абрамович Корчминский.

 

Дискуссия и концерт

 

О деятельности Биробиджанского народного театра и некоторых других вопросах культурной жизни города недавно состоялась непродолжительная, но оживленная дискуссия в помещении Дворца культуры, которым пользуются как еврейские, так и русские самодеятельные коллективы.

Присутствовали на этот раз художественный руководитель Еврейского народного театра Михаил Бенгельсдорф, писатель Борис Миллер – заместитель редактора газеты «Биробиджанер штерн» и член редколлегии журнала «Советиш Геймланд» поэт Исаак Бронфман, заведующая городским отделом культуры Белла Мазо, композитор Макс Эпштейн.

Бенгельсдорф рассказал о популярности Еврейского народного театра, который ставит пьесы Шолом-Алейхема и других еврейских классиков, а также современных советских авторов. Сейчас рассматриваются планы расширения деятельности Еврейского народного театра и его преобразования в профессиональный. Есть предложение создать совместный русско-еврейский профессиональный театр, который расширил бы свой репертуар и ставил спектакли как на русском, так и на еврейском языках.

После беседы был организован импровизированный концерт. Местная певица Хая Борисовна Эпштейн поднялась на сцену. Ее муж, композитор Макс Эпштейн, занял место у пианино. В исполненной песне ощущалось дыхание первостроителей, создавших этот чудесный город в тайге. Это была песня о народе, которому на протяжении веков был известен только «смех сквозь слезы», а нынче душа его исполнена радостью и силой созидания.

Шолом-Алейхем радовался бы вместе с биробиджанской певицей.

 

От автора: Как видим, заканчиваются заметки Майка Давидоу на позитивной ноте, да и весь материал пронизан оптимизмом, в нем нет ни одного намека на критику. Все, что увидел американский журналист в Биробиджане и Валдгейме, его радовало и восхищало. Была ли эта публикация социальным заказом или автор действительно увидел у нас в области только хорошее, доброе, светлое, остается только гадать.

Увы, Еврейский народный театр, о котором шла речь, так и не стал профессиональным. В этом году он мог бы отметить свой 60-летний юбилей.

В том же 1970 году Майк Давидоу был гостем редакции газеты «Биробиджанер штерн». Встреча с журналистами двух областных газет состоялась в конференц-зале редакции.

– Это было очень теплое дружеское общение, американский журналист делился впечатлениями от увиденного, многое его восхищало и удивляло. Мы отвечали на его вопросы, он – на наши, скованности в разговоре не было, тем более наш гость был таким же коммунистом, как и мы, – вспоминает старейший журналист области Федор Фетисов.

В 1984 году Майк Давидоу  снова приезжал в Биробиджан на празднование 50-летнего юбилея области. Восхищался только что построенным зданием Областной филармонии, уверял, что подобной красоты  он не видел даже в своей процветающей Америке.

К сожалению, информации о последних годах жизни Майка Давидоу мне не удалось найти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *