Сказки о России и падение с облаков

Сказки о России и падение с облаков

Биробиджан и биробиджанцы глазами китайского интеллигента

Цао Цзинцзин — аспирант одного из харбинских вузов, а ныне преподаватель-волонтёр китайского языка в ПГУ им. Шолом-Алейхема. 

В  России она впервые. Публикуемые ниже её записки — нечто вроде частных заметок для самой себя о первых ощущениях, наблюдениях, мыслях на новом месте.

О транспорте

 «Время вспять — и никаких неудобств»

Когда я первый раз поехала в русском автобусе, то увидела там кондуктора. Я  была просто потрясена! Кажется, время повернулось вспять, лет этак на десять назад. Но в этом нет никаких неудобств, наоборот — не надо стоять и собирать мелочь по карманам (в Китае необходимо иметь на транспорте при себе монету — именно один юань, т.к. водитель там просто собирает деньги за проезд в коробочку возле себя и сдачу не отсчитывает – прим. перевод.) Больше всего в городе, в Биробиджане, меня огорчает то, что на остановках нет табличек с указанием маршрутов автобусов, а также то, что в основном название остановки объявляет сам кондуктор. Как я должна понимать, на какой автобус садиться и где выходить?! Или, может, все местные жители знают все остановки в городе?!

Об уличном движении 

«Приятно быть Богом»

Биробиджан действительно маленький город. В этом городе люди, приехавшие      из страны с самым большим населением в мире, могут и сомневаться в необходимости общественного транспорта. Выбрать автобус или поступить более разумно – пойти пешком? Но погода… Она влияет на всё. 

На такси до настоящего времени я ездила только один раз, к тому же оплачивал его Леша – мой провожатый, поэтому не могу сказать конкретно о стоимости поездки, только смутно чувствую, что его нельзя считать сильно дорогим для местных жителей. Вышло немного глупо, перед тем как первый раз сесть в такси, я все время принимала такси за полицейские автомобили, потому что на такси прикреплены черно-желтые шашечки, по-моему, это должен быть атрибут полицейских машин. В Китае в разных городах такси просто окрашивают целиком в установленный цвет. Но Биробиджан обрадовал меня своими дорогами, а точней их переходом. Всего лишь нужно дождаться «зеленого» у светофора, и идешь себе спокойно  — все машины стоят. Пусть даже не будет светофора, есть только «зебра», и пешеход – Бог! Всегда, когда я перехожу дорогу, я могу чувствовать, что здесь в полной мере обеспечиваются мои права человека. Но тем не менее один из моих студентов, учившийся в Харбине, сказал мне, что ему, напротив, в этом плане нравится китайский хаос. По его мнению, это очень удобно как раз тем, что не нужно ждать «зеленого». Однако это только для взрослых, для маленьких детей это небезопасно. Не знаю, все ли русские так считают или он – исключение?

Об отношениях двух стран 

«Китай — не заграница»

 Местные люди говорят: «Курица – не птица, Китай – не заграница». Видимо, связи этого города с Китаем очень тесные. В Биробиджане очень много китайских коммерсантов и студентов. Но если я услышу и от русских пару китайских слов, я ничуть не удивлюсь.  Был один случай. Я выходила из торгового центра и перед выходом  встретила охранника средних лет, который на чистейшем путунхуа (основной китайский диалект) спросил меня: «Прогуливаешься, слоняешься без дела?». В этот момент я обалдела. Подождала реакции, потом, сдерживая смех, эмоционально ответила: «Да, конечно, слоняюсь!»

Как только менялы возле входа на рынок видят китайцев, сразу же спрашивают: «Юань?» Похоже, в качестве международной валюты в Биробиджане чаще пользуются юанями, чем долларами. На рынке в центре города и в здании универмага все также: половина из ближайших торговых мест открыта торговцами из Китая, вошел сюда и сразу же будто очутился в одном из харбинских магазинов. Конечно, китайско-русское взаимодействие не является односторонним, россияне с Дальнего Востока также много посещают Китай. Однако многие ограничиваются небольшими приграничными городами — Тунцзяном, Хэйхэ, Суйфэйхэ и другими. Проучившись год в Харбине, могу сказать, что бывающих  там в качестве туристов россиян всё еще сравнительно мало, нечего уж и говорить о Внутреннем Китае, вплоть до юга страны. К тому же цель их поездки, как правило, — покупки. Изучающая со мной китайский язык Нина также проявляет особый интерес к изучению чисел и китайской торговой лексике.

О климате

 «Главное — тёплый дом и печи в автобусах»

При упоминании в Китае о России первая реакция людей: «Там же кругом лед да снег!» Абсолютно так. Уже в третьей декада ноября, когда на северо-востоке Китая только-только пошел первый снег,  в 7-8 провинциях к югу от Великой Китайской стены только пережили первую волну холода, в Биробиджане снега было уже выше колен. А холода — от минус десяти и даже до минус двадцати градусов! К счастью, Биробиджан удобно расположен — здесь не бывает больших ветров, отопление в российских домах тоже хорошее. И даже есть отопление в автобусах – это здорово! Поэтому морозов почти не чувствую.

 О зарплатах и о ценах 

«Падение с облаков»

 Первый раз я узнала о зарплате от вахтерши в учебном корпусе университета. Она жестами показала, что это не то что мало, а просто мизер, и пожала плечами. Потом мне разъяснили знакомые, что зарплата здесь состоит из трех частей: основная зарплата + дальневосточные надбавки + за приравнивание к зоне севера. Но даже если все три части сложить вместе, все равно не очень много. Мнения студентов, вахтёра и других людей в этом вопросе не расходились. А еще есть вопросы о размере зарплаты, которые я из вежливости не могу задать. Что касается цен, я расскажу о них от лица меня и других волонтеров-преподавателей на Дальнем Востоке. Дальний Восток – это большая яма: отдаленный бедный район, а цены настолько высокие, что просто поражаешься. Купила полкилограмма свинины за 160 рублей, а 20 рублей отдала за зеленый лук. Фрукты, овощи и прочее в России дорого – это уже элементарная истина. А  когда-то ведь представляла себе такую жизнь здесь: кушаешь себе большие куски мяса и упиваешься алкоголем. Но это несбыточная мечта, ведь это все очень дорого. От этого все мои желания с выси облаков оказались в грязи реальности.

О деликатесах

 «Все, что можно кушать, — уже деликатес!»

С самого детства меня преследовала «тяжелая доля»: поварское искусство моих родителей оставляло желать лучшего, а о еде в школе и университете вообще говорить нечего. Ну что ж, не быть мне дегустатором. Так что для меня все, что можно кушать, — уже деликатес. Борщ… Какой же он вкусный! А майонез — это то, что я люблю больше всего! Различные кефиры, а печеньки… Они вообще лучшие! А когда я кушаю макароны и хлеб, то кетчуп для меня — самая необходимая приправа. А шаурма-то!!! 

В Китае в основном терпеть не могла сладкое, но по приезде в Биробиджан буквально стала одержимой — помешалась на шоколаде. Но, правда, задумываюсь о фигуре. Надо как-то сдерживаться.

О мужчинах и женщинах

«Прекрасный ресурс России»

 Что за границей известно всем и каждому, так это то, что Россия богата природными ресурсами. А еще к этому в высшей степени она наделена еще одним природным ресурсом – прекрасными девушками. От разнообразия красивых молодых девушек и таких же прекрасных женщин просто пестрит в глазах. Но они не такие рослые, как я ожидала. В Китае преподаватели русского языка так говорили о русских мужчинах: «Любят пить алкоголь, избивать жен». Позже я специально спросила об этом двух русских мужчин разного возраста. Думаю, они мне ответили вполне честно. Все вышесказанное оказалось довольно ошибочно. Большинство выпивает только по выходным и с друзьями. А когда все заканчивается, возвращаются домой и ложатся спать. Есть такие мужчины, которые охотно занимаются домашними делами. Вроде как в этом русские мужчины ничем не отличаются от китайских. Впрочем, некоторые китайцы изо дня в день принимают гостей и пьют с такой же периодичностью, и это все заставляет других только недоумевать. 

Конечно же, это не значит, что в России совсем нет пьяниц. Как-то раз, возвращаясь из супермаркета, встретила одного алкаша, преградившего дорогу и просившего деньги у прохожих. Он был одет даже не в одежду, а в то, что от нее осталось: рваные тряпки, через которые все зияло. Я сразу подумала о крепостных времен династии Романовых. Однако хорошо, что он не приставал.

О религии

 «Что, если я — такая атеистка?»

 Еще в Китае я брала учебник по особенностям религии в России и думала, что большинство русских – православные. Как только я приехала и начала устраиваться на новом месте, плотник Михаил подлатал мне окошко. Когда я пригласила его попить со мной чаю, он согласился, но перед этим помолился. После этого я еще больше убедилась в том, о чем я раньше читала – все русские верующие. Потому к здешним храмам я всегда имею благоговейное чувство. Вот и думаю, что, если я — такая атеистка — пойду в церковь, не будет ли это с моей стороны неуважением к Богу? Но потом один мой студент сказал, что в России лишь около сорока процентов верующих (конечно же, это намного больше, чем верующих в Китае?), а из этих сорока процентов только около половины православные. Может быть, и так…

О развлечениях

«Путешественники и домоседы»

 Мне непривычно, что здесь нет чего-то подобного KTV (развлекательный центр с клубами, куда в основном ходит молодежь, чтобы попеть в караоке – прим. перевод.), нет таких бесшабашных ресторанов, танцевальных залов и привычных развлечений, как в Китае. Как правило, обычные люди – домоседы, умеренная жизнь, и это самое что ни есть нормальное для меня. Когда я только приехала, то воодушевленно носилась по улицам, гуляла. Не прошло и недели, как я уже выучила всю округу. Спросила студентов, какие здесь есть интересные места, они также растерянно смотрели. Но подумав, ответили, что ничего такого здесь нет. Город все-таки кажется маленьким даже для его обитателей. Пока я лишь однажды ходила здесь в театр, думаю в скором времени в музей заглянуть. Зато во время новогодних каникул я успела съездить на Камчатку! Посмотрела горы, вулкан, походила по заснеженным сопкам. Так что впечатлений о долгой поездке в Россию у меня будет достаточно. 

Цао Цзинцзин

Перевод с китайского Никиты Антонова 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *