Служба на «Букашках»

Служба на «Букашках»

из архива Сергея ТУРИНЦЕВА

Накануне праздника бывшие подводники вспоминают годы службы на крейсере «Буки-63»

— А вы знаете, что в Биробиджане живет очень много бывших подводников? И если всех собрать, то не одна команда получится!

Мой собеседник Юрий Федорович Опенько  — один из этих бывших. Служить на подводный флот его призвали в 1954 году. Вернулся домой в 1958-м. Тогда на морфлоте служили четыре года — на год больше, чем в других родах войск.

19 марта, в День подводного флота России, Юрий Опенько вспоминает всех, с кем служил. А вот взглянуть на флотские фотографии не может — их попросту нет.

— Не разрешали нам тогда фотографироваться, все под секретом было, на десять лет давали подписку о неразглашении. Время было такое — холодная война. Но и свои горячие точки были.

Камчатка, бухта Крашенинникова — там находилась база подводных кораблей. Правда, база — слишком громко сказано. Было всего несколько кораблей, в том числе и наш подводный крейсер класса «Буки-63». Именных названий лодкам тогда не давали. А мы свою «Букашкой» называли. А в этой «Букашке» — 90 членов экипажа, 22 торпеды.

Куда лодка направлялась, держалось от рядового состава в тайне. Однажды, правда, я случайно увидел на столе у штурмана карту с обозначениями точек нахождения. Географию знал хорошо и понял, что мы находимся неподалеку от острова, где располагается крупная американская военная база, а это почти на экваторе. Нам потом всем выдали знаки «За дальний поход».

Служил Юрий Федорович мотористом, это помогло ему выбрать и гражданскую профессию.

Сергей Туринцев (на снимке) —  тоже бывший подводник. Но служить ему пришлось в спокойно-застойные семидесятые годы. И не четыре, а три года. И все на той же «Букашке».

— В нашем выпуске, а учился я в 181 железнодорожной школе, — рассказывает Сергей, — было семь мальчишек. И четверо попали на подводный флот — Серега Трунилов, Юрка Рулев, Сашка Любомский и я. А еще с нами служили Володька Ташлыков из Головино, Виктор Петренко, Колька Шимов, Борька Кривоносов.

Фотографироваться подводникам тогда уже разрешалось — у Сергея Туринцева флотскими фотографиями заполнены под завязку два дембельских альбома.

И не только фотографиями, но и афоризмами, стихами, шуточными высказываниями о службе боевой. Вот образцы некоторых из них:

«Говорят, моряку покоряется море, если ждут моряка на родной земле».  «Уходим под воду в нейтральной воде, мы можем по году плевать на погоду, а если накроют, локаторы взвоют о нашей беде».

Или такой черноватый юмор:
«Под толстым покровом
холодной воды
Подводная лодка лежала.
Весь корпус измят,
автономки следы
Не лодка, а груда металла».
Но вот прошло долгих три года, появляется последняя запись:
«Ах, вдарь гитара в последний раз,
Навеки с флотом
расстаюсь сейчас,
Эй, БЧ-5,
топи котел на полный ход,
Прощай, наш доблестный
подводный флот!»

Между страницами дембельского альбома задержался любопытный документ — записка об аресте. Поперек — красная полоска с подписью: «Не действительна». Из записки можно узнать, что старшина II статьи Сергей Туринцев арестован на трое суток за нарушение дисциплины строя. Есть там и запись, когда арестованный помыт в бане, какие при нем вещи.

Фотографии в альбоме чередуются с рисунками на кальке. На них — камчатские и приморские морские пейзажи, изображения кораблей и красивых девушек.lodka

— Ждала и меня одна девушка. Два года ждала. А на третий — вышла замуж. Потом жалела: мол, можно было еще годик потерпеть, год — не два. Но были редкие счастливцы, кого невесты дождались, — поделился Сергей.

Скучающие по женской ласке моряки писали в дембельский альбом:

«Не смотри на меня, не завидуй,
Что тельняшка на мне и бушлат.
Это с виду такой я веселый,
А в душе — я в тоске и слезах».

Те, кто был во Владивостоке, помнят памятник подводной лодке, установленный в центре города.

— Мы ведь, когда в учебке служили, планировку площадки под этот памятник делали. Ломиками так намахались! Но зато повезло присутствовать на его открытии, — вспоминает Сергей.

Чувство локтя, чувство команды у подводников было развито как ни у кого другого. Об этом даже песня есть: «Мы друг за друга — стеной, и нам корабль — дом родной»…

Своему профессиональному празднику Сергей Туринцев посвятил такие собственные строки:

«Давай, мой друг,
возьмем сегодня-ка
И вспомним прежние дела.
Нальем стакан
за день подводника —
Недаром молодость прошла.
И не имеем хоть причастности
Мы к пьесе Горького «На дне»,
Но знаем в общем мы
и в частности,
Какая жизнь на глубине.
Мы избежали худшей участи,
И нам теперь все нипочем.
За повышение плавучести
Мы выпьем и опять нальем».

Кстати, нынешний праздник, можно сказать, юбилейный — он совпадает со 105-й годовщиной создания подводного флота России. Оказывается, еще в далеком 1906 году, за11 лет до революции, на вооружении российской армии имелись подводные лодки. 19 марта они были объявлены самостоятельным классом боевых кораблей.

— Мне годы службы на флоте дали очень много, и вспоминаю я их как лучшее время своей молодости, — говорит Сергей Туринцев. — Жаль, что со многими сослуживцами потеряна связь. Но с теми, кто живет в Биробиджане, стараюсь встречаться, общаться.

И Юрия Опенько, и Сергея Туринцева, и всех бывших моряков-подводников мы от души поздравляем с их праздником. И пусть на суше им будет так же хорошо, как на морских просторах и глубинах!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *