Смертельная болезнь молодых

Смертельная  болезнь молодых

Анатолия Клименкова

Число ВИЧ-инфицированных в ЕАО  растет

«Сколько мне осталось жить?», «Что будет, когда о моей болезни узнают окружающие?» — эти и другие вопросы  задает доктору и самому себе человек, которому поставили страшный диагноз: ВИЧ.

О проблемах ВИЧ-инфицированных в нашей области мы беседуем с заведующей лечебно-диагностическим отделом  областного Центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями Мариной ПАВЛОВОЙ.

— Марина Николаевна, как вы отвечаете на вопрос пациента о том, сколько ему осталось жить?

— На него нет однозначного ответа, потому что эта инфекция до поры до времени никак не проявляется, человек чувствует себя здоровым. Первые ВИЧ-инфицированные были зарегистрированы в нашей области в 1999 году. С тех пор прошло 13 лет. Некоторые из тех пациентов живы, наблюдаются в центре, хотя у них появились проблемы со здоровьем. Получают специальную антиретровирусную терапию,  причем качество жизни на ее фоне не страдает, они продолжают трудиться. В то же время больные, у которых ВИЧ был выявлен в более поздние сроки, умерли. В ЕАО самый короткий промежуток от момента постановки диагноза до гибели пациента составляет полтора года, в целом по России — шесть месяцев.

Порой  заболевание выявляют довольно поздно, когда уже ничего нельзя сделать. Можно только предположить, сколько лет человек  прожил до момента установления диагноза. Как правило, через пять-шесть лет с момента заражения появляются симптомы, которые заставляют пройти обследование.

Иногда заболевание выявляется случайно — что-то насторожило, или  человек готовился к операции, или трудоустраивался в силовые структуры. Чтобы свыкнуться с диагнозом, некоторым пациентам требуется от полугода до года.

На продолжительность жизни влияют желание самого пациента жить, поддержка близких.

— А бывает, что один из супругов ВИЧ-инфицированный, а другой — нет?

— Бывает, но такие браки, как правило, распадаются. Исключение составляют супружеские пары, которые давно живут вместе.

— Каков возраст ваших пациентов, их социальный статус?

— Это не обязательно граждане из так называемой группы риска, то есть потребители наркотиков либо ведущие беспорядочную половую жизнь. Есть вполне  социально благополучные люди. 80 процентов от общего числа зарегистрированных — это активные, трудоспособные люди в возрасте от 20 до 39 лет.

— Количество ВИЧ-инфицированных растет?

— К сожалению, да. У нас в области их зарегистрировано 111 человек, причем значительный рост произошел в  последние два года. Так, за прошлый год был зарегистрирован 21 новый случай, в этом году выявлено 12. Это много для  нашей области, если учесть, что в прошлые годы регистрировалось в среднем по четыре-пять случаев заражения. Из общего числа инфицированных 64 процента — это заразившиеся половым путем. Выросло число женщин, у которых ВИЧ был выявлен во время беременности и родов.

— Как вы считаете, с чем связан рост заболеваемости?

— Если раньше он был связан с потреблением наркотиков, то сейчас инфекция вышла из группы риска и затрагивает все другие слои населения. Сугубо мое мнение — у наших жителей нет настороженности не только в плане ВИЧ, но и  других инфекций, передаваемых половым путем, а это — свидетельство свободы нравов, свободы сексуального поведения.

Замечу, что у женщин риск инфицирования в 20 (!) раз выше, чем у мужчин.

— Если говорить о районах области, то в каком из них наибольшее количество ВИЧ-инфицированных?

— В Облученском, на втором месте по распространенности этой инфекции — Ленинский район, на третьем —  Биробиджан.

— Какова вероятность родить здорового ребенка  ВИЧ-инфицированной женщине?

— Если она получает необходимое  лечение во время беременности, родов и в послеродовом периоде, то риск передачи инфекции от матери к ребенку составляет всего  четыре процента. В нашей области у ВИЧ-инфицированных мам родилось 24 ребенка, этот диагноз был подтвержден лишь у одного малыша, мама которого не получала лечения. Младенец умер. Сейчас наблюдаются шестеро деток с неподтвержденным диагнозом, он может быть подтвержден или отменен при достижении малышом полутора лет.

— Появляется ли что-то принципиально новое в лечении ВИЧ?

— Появляются новые схемы, комбинированные препараты так называемого пролонгированного  действия. Они позволяют снизить концентрацию вируса в крови, восстанавливают иммунитет, продляют жизнь. Шанс сохранения высокого качества жизни есть всегда. Лекарств хватает для всех нуждающихся, но такого препарата, который позволил бы вылечить  инфекцию, пока нет. Можно надеяться, что будут открыты новые препараты или будет открыто средство от СПИДа. Медицина не стоит на месте, постоянно проводятся какие-то  исследования.

— Как  выглядит вирус иммунодефицита человека? Можно ли его увидеть глазом?

— Он настолько мелкий, что его можно рассмотреть только в электронный микроскоп. Он округлой формы, небольшой в диаметре. Представьте себе воздушный шарик, внутри которого  находится еще один   небольшой воздушный шарик — это ядро, и на внешнем шарике сидят 72 грибочка. Вирус имеет сложное строение и очень хорошо сам себя защищает от внешних факторов, солнечных лучей, низких температур. Быстро приспосабливается к условиям, очень  быстро размножается.

— Казалось бы, всем известен надежный способ  защиты от  ВИЧ  — презерватив. Или есть какие-то другие способы?

— Презерватив действительно надежно защищает от заражения при половых контактах. Других  столь же надежных способов нет. Но вирус также может быть занесен в организм через кровь, таким способом заражаются, например, потребители  наркотиков. Хотелось бы еще раз напомнить молодым людям: от смертельно опасной инфекции вы можете и должны защитить себя сами. Будьте благоразумны!  Берегите самое драгоценное, что у вас есть — жизнь и здоровье.


Подготовлено при содействии областного Центра медицинской профилактики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *